Современные механизмы сокращения неформального рынка труда. Опыт Республики Татарстан

Modern Mechanisms of Reduction of Informal Labour Market: Experience of the Republic of Tatarstan

Получено 30.09.2015 Одобрено 04.12.2015 Опубликовано 17.12.2015 УДК 331.526 DOI: 10.12737/17683

ЗАРИПОВА Э.А.

Канд. пед. наук, доцент, министр труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан,

Email: mtszl Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Аннотация

На состояние и структуру современного рынка труда оказывают влияние множество факторов экономической и социальной политики. Данная статья посвящена изучению неформальной занятости как одного из секторов рынка труда и описанию применения конкретных мер, направленных на снижение масштабов неформальной занятости населения на примере опыта Республики Татарстан.

Ключевые слова: рынок труда, занятость, трудовые отношения, неформальная занятость, легализация трудовых отношений.

ZARIPOVA Е.А.

Ph.D. in Pedagogic, Associate Professor, Minister of Work, Employment and Social Protection of the Republic of Tatarstan Email: mtszl Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Abstract

The set of the factors connected with a state of economic and social policy have impact on conditions and structure of current labour market. This article deals with studying of informal employment as one of labour market sectors, and the description of application of the concrete measures directed towards decrease in scales of informal employment of the population by experience of the Republic of Tatarstan.

Keywords: labour market, employment, labour relations, informal employment, legalization of the labour relations.

Регулирование рынка труда — наиболее важного элемента современной социальной политики — является сложной системой организационных, экономических и нормотворческих мер. Эффективное функционирование рынка труда напрямую зависит от масштаба вмешательства государства в его процессы. Кроме того, реформы, проводимые в сферах инвестиционной, финансовой и промышленной политики, влияют на социально-трудовые отношения и гармоничность развития рынка труда. Вследствие такого влияния могут формироваться условия, приводящие к игнорированию отдельными субъектами и индивидами законодательно установленных норм организации трудовых отношений и ведения трудовой деятельности, что, в свою очередь, приводит к возникновению параллельной трансформированной системы занятости населения или неформального рынка труда.

Определений понятия «неформальная занятость» на рынке труда большое количество. Вместе с тем, зачастую одно и то же понятие может применяться для явлений, не совпадающих по смыслу. Поэтому для практики большее значение имеют принципиальные подходы к пониманию природы и содержания неформальной занятости. К таким подходам относятся всего два — производственный и легалистский [Гимпельсон, 2013, 3, с. 65]. В сфере государственного регулирования рынка труда целесообразнее применять последний, для которого отправной точкой служит характер трудовых отношений, в которые вовлечены работники: те, чья деятельность осуществляется с нарушением действующих норм трудового законодательства, рассматриваются как занятые на неформальной основе.

Существующие экономические взгляды на теневую экономику позволяют говорить о том, что она появилась вместе с возникновением товарно- денежных отношений, развивалась и продолжает существовать параллельно с легальной экономикой, выступая неотъемлемой частью экономической системы любого государства и политического режима [Филиппова, 2013, 13, с. 34]. Одним из первых в мире о теневой экономике заговорил К. Харт, который изучал систему социотрудовых отношений в развивающихся странах Африки. В статье, опубликованной в 1973 г., К. Харт, по сути, говорит о значительной роли неформального сектора в экономике развивающихся стран, как с позиции удовлетворения спроса на услуги, так и с точки зрения инструмента «выживания» и поднятия экономики этих стран [Харт, 1973, 14].

Ошибочно полагать, что феномен неформальной занятости присущ экономике России только в постсоветский период ее развития. В 1973 г. опубликована статья американского исследователя Г. Гроссмана, в которой описывается «второй» сектор экономики в Советском Союзе [Grossman, 1997, 15]. Вместе с тем принципиально различны мотивы установления неформальных трудовых отношений в периоды советской и постсоветской систем. Учитывая тотальную вмененность права на труд в Советском Союзе, поиск фиктивного работодателя был обусловлен страхом репрессий за тунеядство и общественной неприемлемостью туманности трудовой биографии [Барсукова, 1].

Изучение феномена неформальной занятости в России началось сравнительно недавно — в конце XX в. Особое значение для изучения феномена неформальной занятости имеют научные труды российских исследователей С.Ю. Барсуковой, Р.И. Капелюшникова, С.П. Глинкиной, Л.Я. Ко- салса, Т.И. Корягиной, В.В. Радаева, В.Л. Тамбов- цева, а также работы зарубежных исследователей Д. Гершуни, Д. Мида, К. Моррисона, Э. де Сото и др. Отдельное развитие в отечественных исследованиях получили «теория неформальной экономики» К. Харта и «экономическая теория преступления и наказания» Г. Беккера.

Статистический учет масштабов «серого» рынка появился позже. Ежеквартальная статистика численности занятых в неформальном секторе публикуется Госкомстатом России с 2001 г. и включает занятость в неформальном секторе: единственную, по основной работе и по дополнительной работе [Синявская, 2005, 10, с. 18].

Неформальная занятость, помимо инструмента уклонения от налогов, зачастую является наиболее типичной «схемой» нарушения прав работников в сфере трудовых отношений, что проявляется в несвоевременности оплаты за труд, ненадлежащем обеспечении безопасных условий труда, в снижении уровня государственных гарантий в части пенсионного обеспечения и социального страхования в случае потери трудоспособности. Таким образом, работник при неформальной занятости не защищен, не имеет правовых оснований отстаивать свои трудовые права.

Одновременно неформальная занятость и, как следствие, практика «конвертной» выплаты заработной платы и использования труда работников без заключения трудовых договоров, имеют негативные последствия не только для работающих. Это влечет недопоступление отчислений в Пенсионный фонд, снижение объемов поступлений налога на доходы физических лиц, необоснованную нагрузку на бюджет за счет выплаты социальных пособий трудоспособным гражданам в связи с низким уровнем их дохода.

В Татарстане ежегодно проводятся выборочные обследования на предмет анализа неформального рынка труда. Так, в марте 2014 г. было проведено очередное обследование, в ходе которого было опрошено 5 тыс. человек в возрасте от 15 до 72 лет. Результаты данного обследования показали, что в республике 349,6 тыс. человек заняты на «сером» рынке труда, или 14,4% численности трудовых ресурсов республики. Итоги таких обследований за последние годы позволяют сказать, что в результате принимаемых мер в республике наблюдается тенденция к уменьшению численности занятых на «неформальном» рынке труда. За период с 2009 по 2014 г. численность занятых на «сером» рынке труда республики уменьшилась на 150 тыс. человек (с 502,8 тыс. до 349,6 тыс. человек), или на 30,5 тыс. человек в среднем за год.

Для формирования правильной экономической политики очень важно осознавать, как именно выглядит неформальный сектор в конкретной стране, почему он возник, кто в нем находится [Леонова, 2011, 5, с. 133]. Согласно данным обследования 2014 г., доля первичной занятости на неформальном рынке труда в Татарстане составляет 36,1%. Более половины участников нереги- стрируемого рынка труда — 53,9% (188,4 тыс. человек) — осуществляли деятельность на индивидуальной основе; 34,5% (120,5 тыс. человек) трудились в качестве наемных рабочих на частных предприятиях, у индивидуальных предпринимателей. На предприятиях и в организациях со статусом юридического лица были заняты 7,5% (26,2 тыс.) и 4,2% (14,6 тыс. человек) были владельцами частного предприятия. Наиболее «популярными» сферами деятельности на нерегистрируемом рынке являются торговля и ремонт автотранспортных средств (20%), строительство и ремонт жилья (18,8%) и транспорт (17,1%), 11% заняты предоставлением прочих услуг, 8% — в сфере связи, информационных технологий, 6% — в сфере образования.

Среди всех категорий участников неформального рынка труда более всего распространена работа на индивидуальной основе — 124,7 тыс. работающих по найму (53,1% этой категории обследованных работников), 16,4 тыс. безработных и других неработающих граждан (60%),

14,5 тыс. студентов (55,1%) и 16,2 тыс. пенсионеров (41,3% всех пенсионеров, участвующих в неформальном рынке). С позиции гендерного распределения среди участников неформального рынка труда преобладают мужчины — 59%, или 206,3 тыс. человек.

Вопреки распространенному мнению, что неформальный рынок представлен в основном людьми с невысоким уровнем образования, наиболее многочисленны на неформальном рынке группы лип, имеющих высшее профессиональное образование (108,7 тыс. человек, или 31,1%), начальное профессиональное образование (81,2 тыс. человек, или 23,2%), среднее полное общее образование (77,6 тыс. человек, или 22,2%). Интересно, что гендерный анализ уровня образования показал преобладание в общей структуре неформально занятых доли женщин с высшим профессиональным образованием — 32,7%, среди мужчин данная категория составляет 30%.

Отдельного внимания требует изучение причин формирования спроса и предложения на неформальном рынке труда. По мнению Мартынова, основа воспроизводства теневой экономики заключается в незаконном предпринимательстве [Мартынов, 1997, 6, с. 54-61]. Вместе с тем причин перехода населения в неформальную занятость множество: отсутствие документов, необходимых для оформления трудовых отношений, нежелание выплачивать налоги, потребность в гибком графике работы, желание получить дополнительный доход и многое другое. Так, существование в экономике такого явления, как «серый рынок», предприниматели Татарстана считают следствием высоких ставок налоговых платежей (в том числе единого социального налога) — об этом говорят 77,6% опрошенных предпринимателей. Кроме того, причиной возникновения такой проблемы, по мнению 37,6% опрошенных, является несовершенство законодательства, 18,1% считают причиной гражданскую безответственность населения, 15,7% — недобросовестность самих предпринимателей, 9,9% — отсутствие карательных мер.

По данным исследования, проведенного в рамках разработки Стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан на период до 2030 г., несмотря на социальную рекламу, направленную на заботу о будущей пенсии, по мнению опрошенных молодых людей, размеры пенсии и ее дифференциация в зависимости от трудового вклада столь малы, что не влияют на неформальную занятость. Наиболее заинтересованы в сохранении практики неофициальных трудовых отношений работодатели. В сельской местности маргинализация обусловлена вовлечением мужчин в сферу неформальной занятости, чаще в строительство, где практикуется сдельная форма оплаты без договорных обязательств.

Средний размер дохода от нерегистрируемой занятости среди обследованных в марте 2014 г. участников неформального рынка составил 9,2 тыс. руб. в месяц. При этом доход свыше 16 тыс. руб. имели лишь 8,4% опрошенных. Для сравнения: средняя заработная плата по экономике в Республике Татарстан за январь-март 2014 г. составляла 25 800,2 руб.

Безусловно, для Республики Татарстан, как и для других субъектов Российской Федерации, проблема неформального рынка труда — эта одна из серьезных и актуальных проблем. Перед субъектами Российской Федерации была поставлена стратегическая задача по снижению объемов неформальной занятости и увеличению поступления налогов и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование. Должно быть обеспечено:

  • ? снижение не менее чем на 30% показателя численности активных лиц, находящихся в трудоспособном возрасте, не осуществляющих трудовую деятельность;
  • ? увеличение не менее чем на 10% объема поступлений страховых взносов на обязательное пенсионное страхование относительно показателей, предусмотренных бюджетом Пенсионного фонда Российской Федерации на соответствующий период [9].

В республике организована работа по сверке численности экономически активных лиц, находящихся в трудоспособном возрасте, не осуществляющих трудовую деятельность и имеющих страховой номер индивидуального лицевого счета гражданина в системе обязательного пенсионного страхования. Проведенные расчеты с использованием данных различных ведомств, в том числе Пенсионного фонда Российской Федерации, и данных ежегодного проводимого статистического обследования свидетельствуют о том, что на начало 2015 г. на неформальном рынке труда республики было занято не более 319 тыс. человек. Исходя из установленного Минтруда России для Республики Татарстан показателя уменьшения объема «серого» рынка численность занятых на указанном рынке к 1 июля 2015 г. по предварительной оценке должна была снизиться до 250 тыс. человек.

Следует отметить, что для Республики Татарстан работа по сокращению объемов неформального рынка труда не новое направление деятельности. В целях организации целенаправленной работы в 2003 г. указом президента Республики Татарстан была образована Республиканская межведомственная комиссия по контролю за своевременностью выплаты заработной платы и исполнением работодателями законодательства об обязательном пенсионном страховании в Республике Татарстан. Комиссия была образована для обеспечения реализации прав граждан на своевременную выплату заработной платы, координации деятельности исполнительных органов государственной власти Республики Татарстан и органов, осуществляющих государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства по ликвидации задолженности по заработной плате, а также для усиления контроля за исполнением законодательства об обязательном пенсионном страховании в Республике Татарстан [12].

Аналогичные комиссии в 2003 г. были созданы во всех муниципальных районах и городских округах республики. В настоящее время осуществляют деятельность 49 территориальных комиссий (45 — в муниципальных образованиях РТ, 4 — в районах города Казани). Их возглавили руководители исполнительных комитетов.

С момента создания комиссия претерпела ряд преобразований, и в 2014 г. была образована Республиканская межведомственная комиссия по вопросам повышения уровня жизни населения, труда, привлечения и использования иностранных работников в Республике Татарстан. Данную комиссию возглавил первый заместитель премьер- министра Республики Татарстан [11].

Работа по легализации «серого» рынка труда в рамках Республиканской межведомственной комиссии организована в соответствии с функциями и полномочиями республиканских и территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти, контрольно-надзорных органов, органов статистики, а также объединений профсоюзов и работодателей, которые входят в состав комиссии. Центром ответственности определено Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан.

Учитывая, что результатом данной работы является сохранение социальной и экономической стабильности в том или ином районе, органы местного самоуправления в рамках территориальных комиссий взяли на себя решение следующих задач:

  • ? обеспечение межведомственного взаимодействия территориальных подразделений Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Татарстан, Регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации и Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан, а также центров занятости населения и отделов социальной защиты;
  • ? организация разъяснительной работы среди работодателей и работников — участников рынка труда;
  • ? выявление фактов неформальных трудовых отношений;
  • ? выявление «проблемных» работодателей, допускающих нарушение трудового законодательства, имеющих задолженность по заработной плате, выплачивающих заработную плату ниже социальных минимумов, снизивших или имеющих нулевые перечисления НДФЛ и во внебюджетные фонды и т.п.;
  • ? мониторинг заключения трудовых договоров с работниками, не имевшими ранее оформленных трудовых отношений,
  • ? анализ результатов работы.

В работе по выявлению фактов неформальных трудовых отношений активно используются следующие инструменты:

  • ? сверка баз данных территориальных органов Пенсионного фонда, Федеральной налоговой службы, Фонда социального страхования, социальной защиты, службы занятости;
  • ? организация телефонов «горячей» линии для приема информации от граждан о фактах неоформления трудовых отношений или «конвертных» формах оплаты труда, иных нарушениях трудового законодательства;
  • ? анализ информации, поступающей от органов статистики, объединений профсоюзов и работодателей, из средств массовой информации и иных источников информации;
  • ? проведение контрольно-надзорных мероприятий, в том числе во взаимодействии с органами прокуратуры.

В результате доступна информация:

  • ? о работодателях, которые, согласно данным органов Пенсионного фонда, налоговых органов, Фонда социального страхования, социальной защиты и занятости населения, начисляют работникам заработную плату ниже социальных минимумов, т.е. ниже установленного уровня минимальной заработной платы или прожиточного минимума;
  • ? о работодателях, имеющих задолженность по уплате страховых взносов в Пенсионный фонд, а также о плательщиках, представивших в Пенсионный фонд отчетность с нулевыми начислениями по заработной плате.

База данных центров занятости населения анализируется в части лиц, длительное время стоящих на учете в качестве безработных и получающих пособие по безработице. Из отделов социальной защиты поступает информация о получателях социальных пособий из числа трудоспособного населения с низким уровнем доходов. Кроме того, Государственной инспекцией труда в Республике Татарстан в территориальные комиссии представляется информация по результатам проверок о выявлении работников, не имеющих оформленных трудовых отношений с работодателями, для организации предметной работы с данными работодателями по заключению трудовых договоров. Информация о работодателях, отказывающихся легализовать трудовые отношения, направляется в Государственную инспекцию труда и органы прокуратуры республики.

Постоянный межведомственный обмен информацией позволяет оперативно проводить с «проблемными» работодателями работу по обеспечению трудовых прав граждан, и в первую очередь оформлению трудовых отношений. Как правило, основной формой работы территориальных комиссий являются проведение заседаний с приглашением «проблемных» работодателей. При этом в республике применяется практика организации выездных заседаний территориальных комиссий в сельских поселениях муниципальных образований с приглашением работодателей и предпринимателей, осуществляющих деятельность на территории данного поселения. В связи с тем, что в Татарстане, как говорилось ранее, наибольшая доля неформальной занятости приходится на сферу торговли и строительства, в республике используется практика работы территориальных комиссий с выходом на торговые рынки, строительные площадки и пр.

Поскольку одним из важнейших инструментов сбора информации о «проблемных» работодателях является информация, поступающая непосредственно от населения, во всех муниципалитетах были открыты телефоны «горячей» линии. Соответствующая информация о данных телефонах размещается в средствах массовой информации. Следует отметить, что обращения граждан по вопросам «серого» рынка труда принимаются также непосредственно в Министерстве труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан по телефонам действующей «горячей» линии и через Правительственный портал.

С мая 2015 г. в республике для граждан организована возможность сообщать о фактах неформальной занятости и неофициальной выплате заработной платы посредством подачи соответствующего обращения в государственную информационную систему «Народный контроль» (создана в 2012 г. указом президента Республики Татарстан от 01.06.2012 № УП-408 в целях развития информационного взаимодействия между гражданами, исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления с использованием информационнокоммуникационной сети Интернет). Перечень направлений в системе «Народный контроль» был дополнен следующими категориями:

  • ? «скрытые формы оплаты труда», публикуются уведомления о работодателях, выплачивающих работникам «серую» заработную плату (полностью или частично);
  • ? «неоформление трудовых отношений», публикуются уведомления о работодателях, не оформляющих в установленном порядке трудовые отношения с работниками.

Модератором указанных категорий определено

Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан, исполнителями являются органы местного самоуправления по принципу территориальной принадлежности работодателя, указанного в обращении. Таким образом, обращения граждан по фактам неоформления трудовых отношений поступают непосредственно в муниципальные образования, где осуществляют деятельность работодатели, в отношении которых поступила жалоба.

Еще одним источником выявления неформальной занятости является информация о родителях, имеющих задолженность родительской платы за посещение детьми дошкольных учреждений, в целях выявления фактов несвоевременной выплаты заработной платы в организациях, где работают родители, имеющие указанную задолженность, а также в целях выявления фактов неформальной занятости данных родителей. Также в республике проводится активная информационно-разъяснительная работа среди населения о негативных последствиях осуществления работы без оформления трудовых отношений и применения «конвертных» форм оплаты труда.

В целях стимулирования работодателей к оформлению трудовых отношений организовано распространение, в том числе через средства массовой информации, информации о вступивших в силу с 1 января 2015 г. нововведениях в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях в части усиления мер ответственности за нарушение трудового законодательства, в том числе за уклонение от оформления (либо ненадлежащее оформление) трудовых отношений с работником. Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан разработана специальная Памятка по данному вопросу, которая направлена во все министерства, ведомства, муниципальные образования республики для ее дальнейшего массового распространения среди работников и работодателей. Данная Памятка также размещена на сайте Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан (http://mtsz.tatarstan. ru/rus/legalizatsiya-neformalnih-trudovih-otnosheniy. htm). Дополнительно Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан подготовлены Методические рекомендации для территориальных комиссий. В них нашли отражения предложения по легализации и сокращению объемов неформальной занятости от всех субъектов процесса.

В республике на муниципальном уровне организован учет закрепляемости работников на рабочих местах, по которым были заключены трудовые договоры. Для этого при заключении трудовых договоров работником с его согласия в трудовом договоре указывается номер телефона, по которому через определенное время уточняются сведения о действительности трудового договора.

Учитывая, что среди участников «серого рынка» преобладают представители малообеспеченных слоев населения, для которых стремление увеличить доход является основной мотивацией для участия в неформальной занятости, одним из важнейших направлений в работе по легализации «серого рынка» является принятие мер по повышению доходов граждан, в первую очередь заработной платы. В частности, для этого используются меры негосударственного и коллективнодоговорного регулирования. Так, 13 августа 2014 г. было заключено Соглашение между Федерацией профсоюзов Республики Татарстан, Координационным советом объединений работодателей Республики Татарстан, Кабинетом Министров Республики Татарстан о минимальной заработной плате в Республике Татарстан, которым предусмотрен размер месячной заработной платы работника внебюджетного сектора экономики не ниже 6420 руб. Для работников государственных и муниципальных учреждений Республики Татарстан МРОТ устанавливается в соответствии с Федеральным законом «О минимальном размере оплаты труда» (с 1 января 2015 г. в размере 5965 руб. в месяц).

Заключением трудового договора не завершается процесс легализации доходов. Важно, чтобы на работников, с которыми в ходе проведенной работы были заключены трудовые договоры, работодатели стали осуществлять перечисление страховых взносов в Пенсионный фонд. В этих целях данные о заключенных трудовых договорах (работниках и работодателях, заключивших договоры) ежемесячно передаются территориальными комиссиями муниципальных образований в подразделения Пенсионного фонда Российской Федерации. По результатам анализа данных работодатели, не подавшие сведения о застрахованных лицах, с которыми были заключены трудовые договоры, повторно приглашаются на заседания территориальных комиссий для проведения соответствующей разъяснительной работы о необходимости исполнения пенсионного законодательства.

Аналогичная работа проводится в отношении поступлений НДФЛ от работодателей, заключивших трудовые договоры. Данные о заключенных трудовых договорах также ежемесячно передаются территориальными комиссиями в подразделения Федеральной налоговой службы.

Благодаря эффективной работе всех субъектов процесса республика успешно справилась с задачей по сокращению объемов неформальной занятости населения. Вместе с тем работа в данном направлении продолжает реализовываться в приоритетном порядке.

В заключение важно отметить следующее. Наработанный опыт Татарстана в сфере легализации неформальной занятости свидетельствует о том, что наряду с последовательной реализацией государственных программ, направленных на решение проблем занятости населения в целом, решение проблем адаптации неформального рынка труда и легализации доходов также требует системного и программного подхода. В первую очередь необходимо разработать эффективную систему выявления «серого» рынка труда, мониторинга и факторного прогноза его состояния. Данный механизм целесообразно реализовать вместе с созданием единого программного продукта, позволяющего произвести выборку незанятых граждан трудоспособного возраста из баз данных различных ведомств. Кроме того, в целях разработки действенного инструментария воздействия на масштабы неформальной занятости важно изучать факторы ее широкого распространения с привязкой к конкретной территории.

Литература

  • 1. Барсукова С. Неформальный рынок труда в России: уход от налогов в системе мотиваций и рисков его участников. — Федеральный образовательный портал. Экономика. Социология. Менеджмент [Электронный ресурс], http://ecsocman.hse.ru/data/094/693/1219/ glava_5.pdf
  • 2. Гершуни Дж. Бюджеты времени и неформальная экономическая деятельность // Неформальная экономика. Россия и мир / Под ред. Т. Шанина. М.: Логос, 1999. С. 343-355.
  • 3. Гимпельсон В., Капелюшников Р. Жить «в тени» или умереть «на свету»: неформальность на российском рынке труда // Вопросы экономики. 2013. № 11. С. 65—88.
  • 4. Данные Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Татарстан («Неформальный» рынок труда в Республике Татарстан (по итогам обследования в марте 2014 года).
  • 5. Леонова Л.А., Шушунина Н.А. Неформальная занятость в России: проблемы появления и изучения // Молодой ученый. 2011. №11. Т.1. С. 132—135.
  • 6. Мартынов А. Активизация инвестиционной политики // Экономист. 1997. № 9. С. 54—61.
  • 7. Обосновывающие и поясняющие материалы к проекту Стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан до 2030 года. Серия «Человеческий капитал». Том 11. «Проблемы и перспективы политики занятости и социальной защиты»: по результатам исследования Независимого института социальной политики. Казань; Москва, 2015.
  • 8. Промежуточный отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Разработка стратегии социально-экономического развития Республики Татарстан на период до 2030 года». Этап 1. Приложение 4. Анализ социально-экономического положения и конкурентных позиций Республики Татарстан. Санкт-Петербург, Москва, Май 2014.
  • 9. Протокол совещания у Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации О.Ю. Голодец от 9 октября 2014 г. № ОГ-П12-275пр.
  • 10. Синявская О.В. Неформальная занятость в современной России: измерение, масштабы, динамика. М.: По- матур, 2005.
  • 11. Указ Президента Республики Татарстан от 25 февраля 2014 г. № УП-217 «О Республиканской межведомственной комиссии по вопросам повышения уровня жизни населения, труда, привлечения и использования иностранных работников в Республике Татарстан».
  • 12. Указ Президента Республики Татарстан от 4 апреля 2003 г. N УП-241 «Об усилении контроля за своевременностью выплаты заработной платы и исполнением работодателями законодательства об обязательном пенсионном страховании в Республике Татарстан».
  • 13. Филиппова ТВ. Деактивация теневой экономики в России. Томск: STT, 2013.
  • 14. Харт К. Неформальные доходы и городская занятость в Гане (1973) // Неформальная экономика. Россия и мир / Под ред. Т. Шанина. М.: Логос, 1999. С. 532—536.
  • 15. Grossman G. The «Second economy» of the USSR // Problems of Communism. 1997. № 5. P. 25—40.

References

  • 1. Barsukova S. Informal Labour Market in Russia: Tax Evasion in the System of Motivations and Risks of its Participants. Federal Educational Portal. Economy. Sociology. Management. Available at: http://ecsocman.hse.ru/ data/094/693/1219/glava_5.pdf (in Russian)
  • 2. Gershoni J. Time Budgets and the Informal Economy. Informal economy. Russia and the World. Moscow, Logos Publ., 1999, pp. 343-355. (in Russian)
  • 3. Gimpelson V., «To Live in the Shadows or to Die in the Light: Informality in the Russian Labour Market». Vo- prosy Ekonomiki. 2013,1. 11, pp. 65-88. (in Russian)
  • 4. Data of Territorial Body of Federal Service of State Statistics in the Republic of Tatarstan («Informal» Labour Market in the Republic of Tatarstan (based on the results of the survey in March 2014). (in Russian)
  • 5. Leonova L.A. Informal Employment in Russia: Problems of Formation and Study. Young Scientist, 2011,1. 11, V. 1, pp. 132-135. (in Russian)
  • 6. Martynov A. Investment Policy. The Economist, 1997, I. 9, pp. 54-61. (in Russian)
  • 7. The Supporting and Explanatory Materials to the Draft Strategy for Socioeconomic Development of the Republic ofTatarstan till 2030. «Human capital», series, Volume 11. «Problems and Prospects of Policy of Employment and Social Protection». Kazan’ — Moscow, 2015. (in Russian)
  • 8. Interim Report on the Research Work: «Development Strategy for Socioeconomic development of the Republic ofTatarstan for the Period till 2030». Step 1. Annex 4. Analysis of the Socioeconomic Situation and the Competitive Position of the Republic ofTatarstan in St. Petersburg, Moscow, May 2014. 364 p. (in Russian)
  • 9. Minutes of the Meeting of Deputy Chairman of the Russian Government Ol’ga Golodets October 9, 2014 No OG-P12-PR. (in Russian)
  • 10. Sinyavskaya O.V. Informal Employment in Modern Russia: Measurement, Scale, Dynamics. Moscow, Pomatur Publ., 2005. 55 p. (in Russian)
  • 11. The Decree of the President of the Republic ofTatarstan of February 25, 2014 No UE-217 «On Republican Interdepartmental Commission on Improving the Standard of Living of the Population, Labour, Hiring and Using Foreign Workers in the Republic ofTatarstan». (in Russian)
  • 12. The Decree of the President of the Republic ofTatarstan of April 4, 2003 No UP-241 «On Strengthening Control over the Timeliness of Salary Payments and Performance by Employers of Legislation on Mandatory Pension Insurance in the Republic ofTatarstan». (in Russian)
  • 13. Filippova T.V. Deactivation of the Shadow Economy in Russia. Tomsk, STT Publ., 2013. 254 p., p. 34. (in Russian)
  • 14. Hart K. Informal Income and Urban Employment in Ghana (1973). Informal Economy. Russia and the World. Moscow, Logos Publ., 1999, pp. 532-536. (in Russian)
  • 15. Grossman G. The «Second economy» of the USSR. Problems of Communism. 1997, I. 5, pp. 25-40. (in Russian)
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >