Категории киберпреступности в международно-правовых документах

В то время как единое определение термина «киберпреступность» сформулировать невозможно, возникает вопрос, можно ли вместо перечня отдельных киберпреступлений (или в дополнение к нему) в общих чертах определить цели, характеристики или способы совершения таких преступлений. Как отмечалось выше, один пример такого подхода можно обнаружить в Соглашении Содружества Независимых Государств, где «преступление в сфере компьютерной информации» описывается как «уголовно наказуемое деяние, предметом посягательства которого является компьютерная информация». В Соглашении Шанхайской организации сотрудничества «информационная преступность» определяется (в более широком плане) как «использование информационных ресурсов и (или) воздействие на них в информационном пространстве в противоправных целях». В Конвенции Совета Европы о компьютерных преступлениях применяется классификация деяний по следующим общим группам (хотя их названия не определены как термины): «преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных или систем», «правонарушения, связанные с использованием компьютерных средств», и «правонарушения, связанные с содержанием компьютерных данных». В проекте Конвенции Африканского союза также использованы названия посвященных криминализации глав, которые проводят различие между «правонарушениями, характерными исключительно для информационно-коммуникационных технологий», и «адаптацией отдельных правонарушений под информационно-компьютерные технологии».

Данные подходы показывают, что для описания киберпреступлений можно использовать ряд общих характеристик. Например, можно сосредоточить внимание на объекте преступления, т. е. на лице, предмете или ценности, против которых совершается преступление. Такой подход прослеживается в Соглашении Содружества Независимых Государств (где объектом преступления выступает компьютерная информация), а также в подразделе 1 главы Конвенции Совета Европы о компьютерных преступлениях, посвященной материальному уголовному праву (где объектами преступления выступают компьютерные данные или компьютерные системы). Второй подход состоит в определении того, являются ли компьютерные системы или информационные системы неотъемлемой частью способа совершения преступления. Данный подход также прослеживается в подразделах 2, 3 и 4 главы Конвенции Совета Европы о компьютерных преступлениях, посвященной материальному уголовному праву, а также в Соглашении Шанхайской организации сотрудничества.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >