Динамика творческого процесса

Анализ процесса формирования нового знания как творческого процесса имеет традицию, связанную с выделением и анализом его стадий.

В начале XX в. П.К. Энгельмейер предложил идею разработки специальной науки о творчестве — эврилогии, в которой характеристика стадий творческого процесса занимала центральное место [116, с. 8—9]. С точки зрения эврилогии процесс работы ученого складывается из трех моментов: догадки, рассуждения и умения. Возникновение новой идеи еще не есть открытие. Идея может погибнуть, если у исследователя не хватает знаний для ее выражения, или умений, чтобы придать ей такую форму, которую требует практика.

Начальный период становления теории творчества был проникнут психологизмом. Творчество связывалось с представлением о бессознательной работе ума и поэтому чаще всего при психологическом подходе в качестве этапов творческого процесса фигурировали стадии, описывающие явление интуитивного озарения.

Первый этап — подготовительный, связанный с сознательной работой мышления, выступающей предпосылкой интуитивного проблеска.

Второй этап — бессознательная внутренняя работа, связанная с созреванием идеи.

Третий этап — вдохновение, заканчивающееся внезапным озарением, нахождением решения, которое проникает в сферу сознания.

Четвертый этап — сознательная работа над развитием идеи, ее оформление и проверка.

В основу такой структуры творческого процесса положено обязательное участие интуиции, и этапы творческого процесса выстраиваются в две группы: предшествующие интуитивному научному озарению и следующие за ним.

Наряду с психологическим подходом формировался и логико-гносеологический подход к творческому процессу получения нового знания, при котором интуитивные озарения при решении исследовательской задачи возможны, но не обязательны. Каждый этап исследовательского процесса получает свою определенность не через отношение к интуиции, а через свой гносеологический статус, т.е. через содержание выполняемой в творческом процессе познавательной функции. Более того, ключом к пониманию динамики исследовательского процесса в логико-гносеологическом подходе выступает категория противоречия. Этапы творческого процесса будут заданы логикой перехода от возникновения противоречия до его разрешения. Для того чтобы реализовать такой подход к творческой деятельности в науке, дадим следующее определение научному творчеству. Научное творчество — это деятельность по постановке и решению научных проблем с целью получения нового знания. Соответственно этому определению выделим этапы творческого процесса.

1 этап. Осознание, постановка и формулировка проблемы. Любое научное исследование проводится для того, чтобы преодолеть определенные трудности в процессе познания новых явлений, объяснить ранее неизвестные факты или выявить неполноту старых способов объяснения известных фактов. Эти трудности в наиболее отчетливой форме проявляют себя в так называемых проблемных ситуациях, когда существующее научное знание оказывается недостаточным для решения новых задач. Проблемная ситуация, т.е. ситуация неопределенности, может быть снята, если новые факты могут быть в конечном счете встроены в имеющуюся теоретическую систему. Но если этого сделать не удается, то неопределенность превращается в противоречие, а проблемная ситуация снимается постановкой проблемы.

Проблема всегда возникает тогда, когда старое знание уже обнаружило свою несостоятельность, а новое еще не приняло развитой формы. Проблема в науке — это часто ситуация противоречия, требующая своего разрешения. Такая ситуация чаще всего возникает в результате обнаружения новых фактов, которые не укладываются в рамки прежних теоретических представлений.

По мнению А. Г. Спиркина, под противоречием понимается «взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций предметов и явлений, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного мира и познания» [103, с. 545]. В качестве примера можно привести ситуацию экономических противоречий, которые являются частью всеобщих противоречий и могут быть детализированы по разным признакам. Так, по мнению П.А. Канапухина, можно рассматривать общие экономические противоречия, присущие экономике на всех этапах развития общества, и специфические противоречия, характерные только для конкретного исторического этапа [24]. Общие — это противоречия между экономическим развитием общества и природой, производительными силами и экономическими отношениями, фазами воспроизводственного процесса. Специфические — это противоречия в отношениях собственности, в хозяйственных связях между странами ит.д.

Можно привести много конкретных примеров экономических противоречий, являющихся научной проблемой и предметом научных исследований. Так, в любом учебнике по экономике написано, что фундаментальным противоречием является противоречие между ограниченными ресурсами и безграничными потребностями человека. Существуют противоречия между эффективностью экономики и полной занятостью, интересами производителей и потребителей товаров и услуг и т.д. Возможны противоречия во мнениях, оценках и прогнозах. Например, в докладе, сделанном в 2011 г. Федеральным резервным банком (ФРБ) Сан-Франциско, вероятность рецессии экономики США в 2012 г. оценивалась как высокая (более 50%). При этом глава ФРБ Далласа дал противоположную оценку. По его мнению, американская экономика готовится к росту: положительная динамика ВВП составит 2,5—3%.

Выявление противоречия приводит к постановке научной проблемы, которая сопровождается обоснованием ее актуальности, значимости ее решения, а также обоснованием недостаточности для ее решения тех подходов, которые имеются, и необходимости выработать новые. Это предполагает глубокие знания исследователя в предметной области, освоение большого объема информации. В противном случае возможна ситуация «изобретения велосипеда». Большое число заявок на уже зарегистрированные открытия или изобретения — это следствие плохой информированности исследователя, его неумение пользоваться патентными фондами. Можно с полным основанием утверждать, что проблема — это знание о незнании. Убежденность в актуальности проблемы, ее нетривиальности стимулирует поиск исследователя, определяет устойчивый научный интерес.

Важным моментом первого этапа является структуризация проблемы: расчленение проблемы на подпроблемы для успешного ее решения, т.е. выстраивание «дерева проблем». Поскольку в основе проблемы лежит противоречие, то данная процедура означает также систематизацию и выстраивание иерархии противоречий.

Есть определенные требования к формулировке проблемы и подпроблем, которые входят в содержание проблемы. От того, как сформулирована проблема, зависит ход и успех ее решения. В различных формулировках одна и та же проблема представляет разную трудность для решения. Введение иной формулировки часто делает проблему легкоразрешимой. Правильная постановка проблемы — это уже наполовину ее решение. Но строгая формулировка проблемы не всегда возможна из-за недостаточности информации об изучаемом объекте. Если бы можно было сформулировать проблему с полной четкостью, то это значило бы уже решить ее. Существует движение мысли от найденного решения проблемы к ее формулировке, в ходе которого уточняется исходная формулировка, и обратное движение — от более строгой, уточненной формулировки — к более глубокому и адекватному решению проблемы. Следующие слова П.К. Эн- гельмейера, сказанные им в работе «Теория творчества» применительно к решению технической проблемы (задачи), справедливы и по отношению к решению научной проблемы: «Но если мы говорим, что изобретатель решает некоторую задачу, то это не значит, будто он ее перед собой ставит в ясной, отчетливой формулировке. Правильнее сказать, что задача сама выясняется вместе с возникновением предположения о способе ее решения» [116, с. 89].

Необходимо отличать реальные проблемы от мнимых проблем. Мнимые проблемы противоречат природе объекта или явления или законам их развития и поэтому принципиально неразрешимы. Но избежать в процессе исследования мнимых (фиктивных, не имеющих смысла) проблем практически невозможно. Некоторые из них могут порождать реальные проблемы, служат «строительными лесами» научного знания, которые при дальнейшем продвижении исследования бесследно исчезают.

Важность этапа постановки проблемы подчеркивалась многими учеными. Так, Дж. Бернал считал нахождение проблем высшим показателем творчества. Существует даже точка зрения, что собственно творческим является лишь этап постановки проблемы, а решение проблемы — это дело второстепенное, требующее математического или экспериментального мастерства. Однако есть и противоположная точка зрения, связывающая максимальную степень проявления творчества с решением проблемы, а не с ее постановкой. Справедливым, на наш взгляд, будет утверждение, снимающее крайности: творчество — это постановка проблемы и ее решение, выявление противоречий и их разрешение.

2 этап. Нахождение принципа решения проблемы. Нахождение принципа (по-другому — основополагающей идеи) решения является кульминацией творческого поиска. Первоначально идея или принцип выступают в форме смутного варианта возможного решения — догадки. Это далеко не готовое решение проблемы, это скорее предвосхищение решения, которое начинает заполнять разрыв между известным и неизвестным. Выдвигая догадку, исследователь интересуется не степенью ее обоснованности, а отысканием способа решения проблемы. Предметно-содержательные представления об объекте, зафиксированные в образе-догадке, становятся формой активно-поисковой деятельности субъекта, тем инструментом, который своим содержанием направляет научный поиск. При этом имеет место некая неопределенность научного поиска, которая выражается в том, что существует спектр возможных дальнейших движений мысли. В содержании образа-догадки в явной форме не выражена стратегия творческого поиска, как это характерно для поисковой функции логических методов. В методе содержатся определенные рекомендации, предписания, которые достаточно жестко направляют поисковую деятельность субъекта. Для догадки характерна гибкость стратегии поиска, вариативность направлений мысли. Данная особенность поисковой функции догадки является следствием ее символического характера.

Новые идеи, прежде чем воплотиться в строгие научные формулировки, проходят этап предварительного символического оформления «смутно выразимой истины». Н. Винер так описал эту ситуацию: «Почти любое мое переживание в какой-то степени всегда символически отражает ту или другую математическую ситуацию, которая мне еще не ясна или не успела вылиться в конкретные формулы ... Кстати, я убежден, что если существует какое-то одно качество, которое отличает действительно талантливого математика от его менее способных коллег, то оно состоит в умении оперировать временными, только ему понятными символами, позволяющими выражать возникающие идеи на некоем условном языке, который нужен лишь на определенный отрезок времени» [7, с. 73—74]. Именно символизация, содержащаяся в образе-догадке, направляет сложный процесс научного поиска в его исходном пункте. Она способствует определению направления научного поиска, намечает путь решения проблемы, определяет стратегию научного поиска.

Возникновение догадки чаще всего является следствием длительной подготовительной работы, получившей название инкубационного периода или периода созревания идеи. Сам момент обнаружения основополагающей идеи («инсайт») может протекать быстро или длиться относительно продолжительное время, но в любом случае это скачок, который следует за эволюционным процессом: осмыслением и упорядочением имеющихся данных, получением промежуточных результатов и уточнением в их свете исходной исследовательской ситуации. Искомый результат в виде догадки может быть как следствием интуитивного озарения, в ходе которого ум схватывает целое, а затем идет к частностям, так и итогом продуктивного воображения, которое комбинирует и синтезирует имеющиеся данные, идет от частностей к единству. Догадка — это предположение о причинах какого-либо явления, сущности объекта, его структуры, свойств и т.п., которое требует своего развития и обоснования.

3 этап. Развитие основополагающей идеи (принципа) до научнообоснованной гипотезы. Творческий процесс не ограничивается моментом нахождения неизвестного — основной идеи, выступающей в форме предположения. Третий этап — это этап превращения предположения в научно обоснованную гипотезу, совпадающий по ряду моментов с процессом ее доказательства или проверки.

Процесс построения и обоснования гипотезы подчиняется общей закономерности восхождения от абстрактного к конкретному в развитии теоретического знания. Построение и обоснование гипотезы выступает как развертывание первоначальной абстрактной идеи- предположения, заключающей в себе основной принцип разрешения проблемы, в гипотетическую систему знания, способную с определенной степенью точности объяснить многообразные свойства, связи и закономерности того фрагмента реальности, для изучения которого гипотеза была выдвинута. Главная задача процесса обоснования гипотезы — развертывание такой системы знания, в которой по возможности наиболее полно раскрывалась бы основная идея гипотезы (первоначальное предположение). Процесс обоснования гипотезы не выводит знание за пределы гипотетичности, т.е. основная идея теоретической системы остается положением, истинность которого не доказана. В процессе разработки гипотезы происходит мобилизация имеющегося знания, которая делает предположение наиболее вероятным. Для этого исследователь привлекает данные опыта, ставит эксперименты, использует всевозможныне формы умозаключений. Заканчивается процесс обоснования гипотезы построением некоторой системы знаний, в центре которой находится вероятностное высказывание, имеющее принципиальное значение для теоретического осмысления фактов. Оно и определяет данную систему знания как гипотезу. Другие высказывания, входящие в систему, должны быть достоверными, хотя некоторые из них могут быть и вероятными.

В процесс обоснования гипотезы входит выяснение условий состоятельности гипотезы: необходимо проанализировать, соответствует ли гипотеза тем требованиям, выполнение которых дает ей право на существование в науке.

Условия научной состоятельности гипотезы:

  • • должна разрешать противоречие;
  • • должна не только объяснять факты, для изучения которых была выдвинута, но и обладать прогнозирующей функцией;
  • • не должна противоречить ранее установленным в науке фактам и законам (при этом не следует абсолютизировать это требование);
  • • должна быть принципиально проверяемой (опровергаемой), т.е. допускать следствия, сопоставимые с опытом;
  • • должна строиться по принципу наибольшей простоты, в ней не должно быть неоправданных допущений и искусственных построений.

Возможны различные типы гипотез:

  • • описательные (дают общую характеристику изучаемого объекта);
  • • объяснительные (предположения о причинно-следственных связях объекта исследования);
  • • прогностические (предсказания на основе анализа объективных тенденций развития изучаемого объекта);
  • • гипотезы основания (базовые) и гипотезы следствия (предположения выводов от общих теоретических посылок к частным, эмпирически интерпретируемым следствиям).

Обоснование гипотезы представляет собой сложный многоступенчатый процесс, и эта сложность процесса обоснования наиболее полно проявляется тогда, когда гипотеза выступает в качестве основы будущей теории.

В науке гипотеза — основная форма ее развития, необходимый этап в становлении теории. В процессе познания догадка развертывается, обрастает аргументацией и образует «ядро» системного знания об объекте, в качестве которого и выступает гипотеза. Отличие гипотезы от теории заключается не в форме, в которой представлено знание (и там, и там оно системно), а в степени обоснованности знания. Гипотеза — это знание предположительное, вероятностное, тогда как теория — знание достоверное, истинность которого установлена. Гипотеза — необходимый этап на пути к теории.

Таким образом, гипотеза — это основная форма творческого мышления, направленная на разрешение возникающих в исследовании противоречий. Построение гипотезы — это сложный процесс, в котором наряду со способностями к конструированию знаний, мысленному моделированию значительную роль играют воображение и интуитивное мышление.

4 этап. Критика, доказательство и проверка гипотезы. Данный этап включает в себя оценку, критический анализ полученного результата, логические способы доказательства и практический способ проверки гипотезы. Как и предыдущие этапы, данный этап несет в себе творческое начало.

Подлинно научная гипотеза в отличие от умозрительных спекуляций должна быть принципиально проверяемой. Осуществление требования проверяемости приводит к тому, что в процессе своего обоснования гипотеза из системы знания превращается в гипоте- тико-дедуктивную систему, которая дает возможность сопоставлять выведенные из гипотезы следствия непосредственно с опытом. В данном случае процесс обоснования гипотезы сливается с процессом ее эмпирической проверки (понимаемой как установление ее истинности или ложности). Эмпирическая проверка теоретического знания упирается в логико-методологическую проблему установления определенных логических связей между теоретическим и эмпирическим знанием. В этом процессе большое значение имеют методы современной индуктивной (вероятностной) логики.

Выявление соответствия теоретического содержания данным наблюдения и эксперимента не является окончательным решением вопроса об истинности гипотезы, но и рассматривать его как нечто постороннее по отношению к процессу установления истинности гипотезы тоже неправомерно. Это весьма важный момент на пути к теории. Его нельзя превращать в безусловный и окончательный критерий истинности теоретических положений. В рамках вероятностной логики невозможно решение вопроса о подтверждении гипотезы. Речь может идти только о повышении степени правдоподобия данной гипотезы. Превращение гипотезы в теорию, скачок от сколь угодно высокой вероятности к достоверности не может быть решен только в рамках логики. Это проблема не логическая, а теоретико-познавательная, связанная с практической проверкой знаний.

Оптимальным условием для перехода гипотезы в разряд научной теории является практическая проверка гипотезы. Критерий истинности заключается не внутри теории, он состоит не в согласовании элементов знания, а в определенном отношении теории к практике. В практике человеческая идея, носящая всеобщий характер, приобретает конкретную форму, обладающую достоинством достоверности. Всеобщее в практике связано с определенным единичным, что позволяет его воспринять, доказать достоверность всеобщего на единичном. Но поскольку всеобщность не проявляется полностью ни в одном единичном, постольку лишь в совокупности, в тенденции единичные практические воплощения теоретических идей доказывают всеобщность. Это обстоятельство объясняет, почему проверка достоверности гипотезы является процессом, а не разовым состоянием.

Установление истинности знаний связано с их практической проверкой, но это не всегда возможно, поэтому в науке широко используется логмчсс/сое доказательство истины. Доказывая научную гипотезу, исследователь одновременно и развивает ее. Доказательство — это не тавтологическое «топтание» в сфере уже достигнутого знания, а разновидность исследования, предполагающего получение новых знаний. Теоретическое доказательство состоит не в оправдании уже полученных результатов «постфактум». Оно само внутренне присуще процессу их получения. Исследование доказательно, а доказательство демонстрирует приращение знаний.

Творческий потенциал доказательства убедительно демонстрирует в своей работе «Доказательства и опровержения» И. Лакатос [35]. Как догматический уклон в понимании математического доказательства он характеризует такое его рассмотрение, при котором считается, что доказательство «необходимо доказывает то, для доказательства чего оно было предназначено». Доказательство как мыслительный процесс И. Лакатос связывает с синтетической деятельностью мышления, которая увеличивает содержание знания. Опровержение или критика означают не отбрасывание, а совершенствование или исправление догадок. Критика стимулирует поиск новых аргументов, создает условия для обогащения знания. Опираясь на принцип единства между открытием истины и ее доказательством, Лакатос развивает свою теорию «критического роста знания».

Таким образом, творческий процесс нельзя ограничить лишь моментом выдвижения основной идеи-предположения. Разработка гипотезы и ее проверка не безразличны к ее содержанию и формулировке и представляют собой творческий этап в исследовательском процессе. Неверно противопоставлять этап возникновения догадки этапам ее обоснования и проверки, признавая творческий характер лишь первого из них. Это следствие упрощенного взгляда на процесс проверки гипотезы, предполагающего на деле творческую активность исследователя.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >