первая Курс лекций

Отличительная черта краткого лекционного курса — его двойственность, или «дуализм». С одной стороны, студенты программ бакалавриата должны постичь основы философии как любой другой учебной дисциплины из целого ряда гуманитарных и социальных. С другой стороны, имея в виду специфику философского знания, особый (индивидуальный) характер восприятия и отражения окружающего нас мира путём философствования, содержащийся здесь учебный материал, как представляется, должен стимулировать интерес обучающихся к самостоятельному изучению обширного философского наследия различных эпох и саморазвитию потребностей в постижении и использовании новых знаний, расширении собственного кругозора, стремлении к мудрости.

В структурно-логическом плане лекционный курс состоит из 8 разделов, каждый из которых включает по 2 темы. Их содержание охватывает широкий круг проблем, включая те, что включены в Практикум. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что даже лучшие учебники и учебные пособия по философии не способны заменить собой философские тексты. И этот факт предопределяет необходимость глубокого анализа, понимания и современной интерпретации оригинальных философских трудов знаменитых мыслителей.

РАЗДЕЛ I

Предмет и специфика философского знания

ГЛАВА 1

Введение в философию

Предмет философии

Является ли философия наукой? Дать однозначный ответ на этот, казалось бы, простой и понятный вопрос не так уж легко. И дело не в том, что пять стандартных вариантов («да», «нет», «скорее да», «скорее нет», «не знаю»), которыми в повседневной жизни пользуются как профессионалы (например, социологи), так и обычные люди, следует признать вполне приемлемыми. И даже не в том, к какому именно ответу нас впоследствии подтолкнёт содержание учебной дисциплины «Философия», в рамках которой обучающиеся испытают морально-психологическое давление со стороны авторитетных имён и школ, чьи последователи в разное время по-разному трактовали проблему соотношения философского знания (умозрительного) и знания научного (фактического, достоверного). Они насыщали свои концепции и теории специальными терминами: «онтология», «гносеология», «методология», «аксиология», «эмпиризм», «позитивизм», «постпозитивизм» и пр.

Философия всегда была, есть и будет наукой не для всех, а лишь для избранных. Недаром античный философ Гераклит (ок. 540 — ок. 480 до н. э.) из Эфеса удостоился прозвища «Тёмный»[1]. И это не единичный пример. Достаточно взять в руки любой философский трактат, чтобы в этом не осталось сомнений. Например, будущему обладателю диплома бакалавра независимо от направления и профиля подготовки будет полезно открыть труд «Философия права» Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831), набраться терпения и прочитать навскидку какой-нибудь фрагмент размером примерно в одну страницу. Например, следующий:

«Различие между собственностью и владением, субстанциальной и внешней сторонами, превращается в договоре в различие между общей волей как соглашением и осуществлением его посредством выполнения. Заключённое соглашение есть в отличие от выполнения для себя представляемое, которому поэтому, согласно своеобразному способу наличного бытия представлений в знаках, надлежит дать особое наличное бытие в выражении стипуляции посредством формальных жестов и других символических действий, в особенности с помощью определённого объяснения посредством речи, элемента, наиболее достойного духовного представления.

Примечание. Стипуляция по этому определению есть, правда, форма, посредством которой содержание, заключённое в договоре, имеет своё наличное бытие только как представляемое. Но представление есть лишь форма и не имеет такого смысла, будто содержание есть ещё нечто субъективное, которое можно желать и хотеть таким или иным, но содержание есть совершённое волей окончательное решение об этом предмете.

Прибавление. Подобно тому, как в учении о собственности мы имели различие между собственностью и владением, между субстанциальным и лишь внешним, так в договоре мы имеем различие между волей как соглашением и особенной волей как выполнением. Природа договора предусматривает, чтобы выполнялась как общая, так и особенная воля, потому что здесь воля относится к воле. Соглашение, проявляющееся в знаке, с одной стороны, и выполнение — с другой, у цивилизованных народов разделены, тогда как у примитивных народов они могут совпадать. В лесах Цейлона существует ведущий торговлю народ: люди выкладывают свою собственность и спокойно ждут, пока придут другие и предложат свою; здесь немое волеизъявление не различается от выполнения»[2].

Констатируя элитарный характер философии как науки не для «народа», не стоит отчаиваться и сразу же после этого своеобразного мозгового штурма опускать руки. Вспомним народную мудрость: «Без труда не вытащить и рыбку из пруда». Более того, философы нередко излагают свои мысли и на вполне понятном языке. Тот же Гераклит утверждал: «Море— вода чистейшая и грязнейшая: рыбам — питьевая и спасительная, людям — негодная для питья и губительная». Или же другой известный его афоризм, нацеливающий нас на осознание изменчивости внешней среды: «На входящих в те же самые реки притекают в один раз одни, в другой раз другие воды». Иной вариант гласит: «Дважды нельзя войти в одну и ту же реку». И в нём «витает» всё та же идея непрерывных перемен, но она может быть отнесена не только к реке: ведь и сам человек мог вполне измениться между двумя заходами в воду.

Под стать этим ёмким философским изречениям и рассуждения того же Гегеля о нашей стране. Кому-то эти мысли покажутся излишне резкими, чрезмерно категоричными, но сформулированные в далёкие 1820-е годы они не утратили актуальности за минувшие два столетия: «Государство, в котором нет среднего сословия, ещё стоит... не на высокой ступени развития. Такова, например, Россия, в которой есть крепостная масса и та, которая правит. Образование среднего сословия является главным интересом государства»[3].

Итак, в первом приближении можно утверждать, что философия — это область знания, исследующая вечные проблемы бытия. Сам термин, как известно, имеет греческое происхождение и означает «любовь к мудрости» (греч. cpiAeiv — «филео», любить + ооф[а — «софия», мудрость. При этом мудрость, как и счастье, любовь, ревность или ненависть, нельзя измерить тоннами, километрами, минутами...

Мир философских проблем, решений и доказательств кардинальным образом отличается от тех законов, которыми оперируют математики, физики, химики, биологи. Из этого вовсе не следует, что философия является «чужестранцем», находится в оппозиции с нефилософской частью научного мира, вступает с ней в конфронтацию. Вместе с тем нельзя игнорировать и тот факт, что лучшие умы человечества, размышляя о всеобщих (философских) проблемах на протяжении «писаной» истории, которая по утверждению видного мыслителя XX века Карла Ясперса (1883-1969) составляет 5000 лет[4], считали философию наукой наук, или царицей наук, а философов — мудрецами!

  • [1] Книга, дошедшая до нас под его именем, разделена на три главы (о Вселенной, огосударстве, о богословии) и написана метафорическим языком, с намеренной многозначностью, притчами, аллегориями и загадками. Как утверждал Диоген Лаэртий, автор«посвятил её в храм Артемиды, по мнению некоторых, нарочно написав её непонятнее,чтобы она была доступна только способным [её понять] и не стала предметом пренебрежения со стороны черни». См. подробнее: Гераклит. Биографические свидетельства //Фрагменты ранних греческих философов. Часть 1: От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики. — М.: Наука, 1989. С. 177.
  • [2] Гегель Г. В. Ф. Философия права. Пер. с нем.: Ред. и сост. Д. А. Керимов и В. С. Нерсе-сянц; Авт. вступ. ст. и примеч. В. С. Нерсесянц. — М.: Мысль, 1990. С. 132.
  • [3] Гегель Г. В. Ф. Философия права. С. 336. Весьма показательна в этом отношении истатья Константина Угодникова под названием «Спасти и сохранить». В ней авторссылается на результаты исследования Института социального анализа и прогнозирования (ИнСАП) Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) приПрезиденте РФ, согласно которым доля так называемого среднего класса в России кконцу 2015 года сократилась на четверть и теперь составляла всего 15 процентов населения страны. За 15 лет (2001-2015) этот показатель практически не менялся, и ксреднему классу можно было причислить только каждого пятого (!) россиянина. Источник: http://lenta.ru/articles/2015/12/09/rubl/. О том, что проблема среднего класса для России является «извечной», т. е. философской, свидетельствует и резонансное заявление вице-премьера Правительства Российской Федерации Ольги Голодец о том, что более 22 миллионов россиян являютсябедными. Источник: http://ria.ru/society/20150713/1126443918.html Поданным ВЦИОМ,доля «бедных» семей (которым не хватает даже на еду и тем, кому достаточно средств наеду, но покупка одежды недоступна) снизилась вдвое — с 49 % (в конце 2005 года) до22 % в декабре 2014 года. Однако позже, в связи с кризисом 2014-2016 гг., ситуация резко ухудшилась, и эта доля подскочила до 39 %, вернувшись к уровню 2009 года. Источник: ВЦИОМ. Пресс-выпуск № ЗОЮ («Материальное положение россиян 2005-2015»)http://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115531.
  • [4] В его книге «Истоки истории и её цель» мы читаем, что история — это «процессмежду истоками и целью». И далее следует пояснение: «К истории мы относим всё товремя, о котором... располагаем документальными данными. Когда нас достигает слово,мы как бы ощущаем почву под ногами. Все бессловесные орудия, найденные при археологических раскопках, остаются для нас немыми в своей безжизненности. Лишь словесные данные позволяют нам ощутить человека, его внутренний мир, настроение,импульсы. Письменные источники нигде не датируются ранее 3000 г. до н. э.». См.: Ясперс К. Истоки истории и её цель // В кн.: Ясперс К. Смысл и назначение истории: Пер. снем. 2-е изд. — М.: Республика, 1994. С. 54-56 (527 с.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >