Российская и советская экономическая мысль

Этот раздел мы откроем именем Дмитрия Ивановича Менделеева и общей характеристикой его экономических взг.шдов.

Д. И. Менделеев (1834-1907) — учёный-энциклопедист, педагог, профессор Петербургского университета (1865-90), член-корреспондент Петербургской АН (1876).

Дмитрий Иванович Менделеев родился 27 января 1834 г. в Тобольске, в семье директора гимназии. После окончания Тобольской гимназии поступил в 1850 г. в Главный педагогический институт в Петербурге, на естественно-математический факультет. В институте Менделеев обнаружил необыкновенные способности, особенно в области химии. Ещё студентом он напечатал свои первые научные работы, заслужившие высокую оценку. Через год он сдал магистерскую диссертацию и остался в университете в качестве доцента, а затем профессора химии. Также он уделял большое внимание практическим вопросам экономического и культурного развития России.

В творчестве Д. И. Менделеева и в его экономических воззрениях много общего с Михаилом Васильевичем Ломоносовым. Эти величайшие ученые, открывающие человечеству тайны природы, смотрели на свою научную деятельность, как на высокий долг служения своему народу, стремясь содействовать развитию производственных сил своей страны. Постоянное стремление соединить теорию с практикой — одна из наиболее характерных особенностей их творчества.

Стремление к практической деятельности и привело Менделеева из химической лаборатории в стены завода, вызвало интерес к развитию промышленности. Занявшись вопросами промышленности, Менделеев с его непревзойденным умением охватывать изучаемый вопрос во всём его объеме не мог О1рани-читься решением только технических задач, так как понимал огромное значение экономических вопросов в развитии промышленности: «Экономические вопросы в промышленных делах стоят всегда раньше технических. Раньше этих последних стоят п вопросы научные. Конечно, в дейсгвнтельности всё идет рука об руку, но последовательность тем не менее существует... Изменениям технического свойства должны неизбежно предшествовать соответственные экономические условия».

Экономическими вопросами развития промышленности Менделеев занимался с начала шестидесятых годов, причем в первые три десятилетия он особое внимание уделяет развитию отдельных отраслей промышленности, особенно нефтяной. В этот период он издает работу «О современном развитии некоторых химических производств в применении к России и по поводу Всемирной выставки 1867 года», являющуюся первой его экономической работой, и ряд работ, посвященных специально нефтяной промышленности: «Нефтяная промышленность в северо-американском штате Пенсильвании и па Кавказе» (1877 г.), «Бакинское нефтяное дело» (1886 г.), «Где строить нефтяные заводы?», «По нефтяным делам» и др., а также статью «Будущая сила, покоящаяся на берегах Донца», в которой подводит итоги изучения Донецкого края в 1888 г., излагает свои взгляды на перспективы п нужды каменноугольной промышленности и свою гениальную идею подземной газификации угля.

Царская Россия была страной экономически отсталой. Д. И. Менделеев понимал, что промышленная отсталость Росси несовместима с дальнейшим развитием страны, что экономическая отсталость представляет серьезную угрозу сохранению ее самостоятельности.

Менделеев никогда не рассматривал свое участие в решении экономических проблем, как занятие побочное, второстепенное. Наоборот, он смотрел на него столь же серьезно, как и на своп научные занятия в области химии и других наук. Разработка экономических вопросов наложила отпечаток и на другие стороны его деятельности. Своими экономическими знаниями он пользовался и при решении других, неэкономических вопросов, в частности при изыскании состава бездымного пороха.

Прогрессивное развитие Менделеев мыслит только при создании мощной отечественной промышленности. Он правильно понимает решающую роль крупной промышленности, особенно топливной, металлургической, машиностроительной и химической отраслей в экономическом развитии страны, подъеме всего народного хозяйства, росте ее могущества и богатства. Помимо ценных указаний о путях развития промышленного производства страны, Менделеев выдвинул также ряд важных задач в области развития сельского хозяйства, транспорта, мореходства, а также образования, науки и культуры, которые намного опередили его время.

Следует, однако, отметить, что начертанные Менделеевым экономические задачи не могли быть разрешены в условиях по-мещичье-буржуазной России. Царская Россия не могла стать высокоиндустриальной страной, сельское хозяйство и другие отрасли хозяйства России не могли достигнуть того высокого уровня развития, о котором мечтал Менделеев.

Экономические воззрения Д. И. Менделеева носят печать буржуазной ограниченности. Исходя из факта относительно быстрого развития экономики России при капитализме по сравнению с дореформенным периодом не понимая сущности и глубины противоречий капиталистической России, веря в возможность примирения интересов «труда и капитала», а также в возможность сочетания интересов капиталистической прибыли и беспрепятственного развития производительных сил страны, Менделеев полагал, что экономический подъем России может быть достигнут путем осуществления определенной экономической политики, направленной на защиту интересов капиталистической промышленности. Он не понимал, что, оказывая покровительство капиталистической промышленности, царское правительство руководствовалось классовыми требованиями буржуазии, боровшейся не за процветание страны, а за увеличение своих прибылей. В условиях тогдашней России борьба Менделеева за ускорение индустриального развития страны, поскольку оно мыслилось им в рамках существующего общественного строя, неизбежно вылилось в требование покровительства капиталистической промышленности.

Ссылаясь на опыт развития русской промышленности в прошлом, в частности на экономическую политику Петра I, Менделеев указывал, что без такого содействия со стороны правительства сколько-нибудь быстрое, отвечающее потребностям времени развитие промышленности России невозможно. При этом он ссылается на историю развития в России металлургической, свеклосахарной, нефтяной промышленности, строительство железных дорог.

Эта речь была издана Менделеевым под названием «Мысли об условиях разви тия заводского дела в России». Этой работе Менделеев придавал большое значение. В «Списке моих сочинений» она подчеркнута тройной чертой и к ней сделано примечание: «1882. Считаю, что с этого момента мое отношение к промышленности России получает ясную определенность, сказавшуюся в 1890—1899 годах».

Он указывает здесь на развитие фабрично-заводской деятельности, как на основное условие, без которого немыслимо дальнейшее развитие России. «Дальнейшая судьба России, — пишет он, — определяется развитием всех родов промышленности, а не одного земледелия».

Мысль о необходимости ускорения промышленного развития России проходит красной нитью через все работы Менделеева.

Иден, изложенные Менделеевым в указанных работах, были развиты им затем в его капитальном труде, носящем название «Толковый тариф, или исследование о развитии промышленности в России, в связи с ее общим таможенным тарифом 1891 года» (1892 г.). Это самая значительная из экономических работ Менделеева.

«Толковый тариф», как об этом свидетельствует само название книги, представляет собой подробные комментарии к таможенному тарифу 1891 г. Следуя порядку статей тарифа, Менделеев дает экономическое обоснование принятым в нем ставкам таможенного обложения и отдельным видам товаров. Этом}7 обоснованию он предпослал прооранное изложение своих взвядов на вопросы торговли и протекционизма, из которого следует, что Менделеев был последовательным сторонником протекционизма в России.

Главное месго в этой книге занимают высказывания Менделеева по вопросам промышленного развития России. Таможенный тариф является как бы канвою, при помощи которой Менделеев раскрывает свои взгляды на «предстоящие задачи внутреннего быта России».

Эта основная задача книги определила ее содержание: «Не технические подробности отдельных производств, а экономические условия их развития в России и связь их с новым таможенным тарифом составляют главное содержание этой книги». Истолковывая тариф, Менделеев старался показать, во-первых, те последствия, которые принятый тариф может иметь на развитие данной отрасли производства и, во-вторых, те правительственные мероприятия, которые могут усилить положительное влияние тарифа пли, наоборот, ослабить его.

В работе дана экономическая характеристика основных отраслей русской промышленности, обобщен большой статистический материал, касающийся преимущественно вывода, ввоза, изменения цен по разным отраслям хозяйства, почерпнутый Менделеевым главным образом из материалов комиссии по пересмотру тарифа 1891 г.

Высказанные в этой работе мысли относительно промышленного развития России являются итогом предшествующей многолетней практической деятельности Менделеева.

В 1903—1905 гг. им была написана работа «Заветные мысли». В ней Менделеев излагает свои взгляды на развитие фабрик и заводов, внешнюю торговлю, народонаселение, устройство учебных заведений и ряд других. Менделеев указывает, что своеобразие XIX и особенно XX века состоит в том, что на первый план выдвигалось множество новых вопросов: о городах, фабриках и заводах, путях сообщения, флоте, улучшении земли, росте образованности и т. д. Свою задачу он видит в том, чтобы помочь русским людям разобраться во всем этом новом.

В 1906 г. Менделеевым была опубликована работа «К познанию России», представляющая собой интерес для характеристики его экономических взглядов. Это была последняя работа Менделеева. Эта работа вызвала значительный интерес читателей. В ней дана уже и характеристика отдельных отраслей, и анализ промышленного развития России в целом, и поставлен ряд важнейших экономических задач. В этой книге, как и в предыдущих, он развивает ту же идею необходимости ускорения промышленного развития страны. «Опираться стране на земледелие значит веки-вечные оставаться в состоянии низшего быта, а не того, более усовершенствованного, который дает промышленность. ..».

Задачу своего исследования Менделеев определяет следующим образом: «Надо же, наконец, и для сомневающихся показать, что у нас промышленный рост есть, но мал, не отвечает ни требованиям времени, ни природным ресурсам, и хоть понемногу начать разбираться в причинах нашей промышленной отсталости». Этой задаче Менделеев подчинил и порядок исследования, и характер статистического материала.

Перу Д. И. Менделеева принадлежа! несколько десятков книг, брошюр, статей, инеем и записок, в которых он освещает экономические вопросы. В них систематизированы и обобщены богатые экономические данные, характеризующие основные отрасли хозяйства страны.

Научная ценность экономических воззрений Менделеева состоит, главным образом, в разработке вопросов промышленного развития страны, роста ее производительных сил, легшей в основу его многосторонней практической деятельности, направленной на осуществление этих идей. Как поборник развития производительных сил Менделеев занимает выдающееся место в истории экономической мысли России.

В своих экономических трудах Д. И. Менделеев подробно разработал вопрос о хозяйственном развитии России, о необходимости и путях промышленного подъёма страны.

Менделеев различает промышленность в узком и широком смысле слова. К первой он относит фабрично-заводскую промышленность, горную п транспорт; ко второй — любую офасль хозяйства, оснащенной высокой техникой и производящую для рынка. Все экономические фуды Менделеева и вся его практическая деятельность посвящены защите промышленного развития России, причем главное внимание он обращает на фабрично-заводскую обрабатывающую и горную промышленность.

Менделеев, будучи естествоиспытателем, посвятившим всю свою жизнь изучению природы, приветствует промышленность как высшую форму развития человеческого фуда и новую ступень подчинения сил природы человеку, открывающую широкие возможности для облегчения фуда и улучшения человеческой жизни.

Благосостояние России, «народное благо» Менделеев неразрывно связывает с достижением экономической мощи и самостоятельности, он неоднократно подчеркивал, что только «экономическая независимость есть независимость настоящая». Менделеева интересует вопрос, как сделать Россию богатой и могущественной. Путь к достижению этого он видит в промышленном развитии России. Сфана, в которой развивается только земледелие, не может быть богатой, она неизбежно впадает в экономическую зависимость от других стран. Чтобы этого не случилось, Россия должна стать развитой промышленной державой.

Венец промышленного развития Д. И. Менделеев видит в развитой фабрично-заводской обрабатывающей промышленности. Вместе с тем он подчеркивал необходимость бысфого развития также сельского хозяйства, фанспорта, торговли и в особенности развития отечественной разработки минерального сырья.

Менделеев начертал перед Россией широкую профамму промышленного развития, предусматривающую расцвет всех отраслей русской промышленности, особенно важное значение он придавал созданию мощной топливной промышленности, металлургической, машиностроительной и химической офаслей, развитие которых он справедливо считал решающим условием промышленного подъема России и обеспечения ее экономической независимости.

Вместе с тем Менделеев доказывал, что Россия может и должна превзойти в промышленном отношении самые развитые в ту пору зарубежные страны, п что ей необходимо для этого развиваться значительно быстрее всех других стран.

Менделеев выдвинул ряд задач в области развития сельского хозяйства: изменение структуры сельскохозяйственного производства, т. е. сокращение в нем удельного веса зерновых культур п соответственное увеличение производства технических культур, поставляющих сырье фабрикам и заводам, и усиление роли животноводства. Последнем}7 Менделеев придавал особенно большое значение. Развитие в России скотоводства он относил к числу требований не менее важных, чем рост фабрично-заводской промышлен поста.

Развитие России Менделеев мыслил чрезвычайно широко. Идеальное будущее России он связывает с ее превращением в могущественную индустриальную державу, экономически и политически независимую, с мощной промышленностью и развитым сельским хозяйством, основанными па применении новейших достижений научной и технической мысли, с широкой сетью научных учреждений и учебных заведений, двигающих вперед науку и культуру.

Задачи, поставленные Менделеевым в области развития народного хозяйства, науки и техники, не могли быть осуществлены в тогдашней России. Менделеев мыслил такие темпы и такой размах хозяйственного и культурного развития, какие были не под силу не только царской России, но и никакой другой капиталистической стране. Менделеев мечтал об освоении Арктики п Северного морского нута, о покорении стратосферы и развитии в России воздухоплавания.

Борясь за промышленное развитие России, Менделеев, естественно, не предполагал ограничить ее промышленное производство рамками внутреннего рынка. Наоборот, он исходил пз т ого, что промышленное производство России будет во все возрастают! (.ей мере удовлетворять и внешний спрос.

Проблеме развития внешней торговли России Менделеев посвятил много страниц. Еще в начале 1880-х годов он поставил расширение внешней торговли в качестве практической задачи, стоящей перед Россией. Свои взгляды на этот вопрос он подробно развивает в докладе Обществу содействия промышленности и торговле в 1882 г.

В России, как известно, вопрос о капиталах для развивающейся промышленности стоял особенно остро. Русская промышленность к началу капиталистической эпохи обладала недостаточным внутренним накоплением.

Менделеев указывал, что капиталы могут образовываться и внутри страны, но лишь постепенно и медленно. Чтобы ускорить промышленное развитие России, можно прибегнуть к помощи иностранных капиталов. Использование их он, однако, допускал лишь для «начала», возлагая надежды на то, что развитие конкуренции в стране вызовет неизбежно рост отечественной промышленности и отечественных капиталов, вследствие чего нужда в иностранных капиталах отпадет.

Следует отметить, что воззрения Менделеева на капитализм не отличаются последовательностью, они противоречивы. Наряду с поддержкой капиталистического производства мы встречаем у него ряд высказываний, в которых он осуждает «зло капитализма». Несмотря на такие противоречивые высказывания, остается бесспорным, что Менделеев был буржуазно ограниченным экономистом, не понимавшим законов экономического развития общества и не видевшим исторически преходящего характера капитализма.

Среди отраслей промышленности России, в развитии которых Д. И. Менделеев сыграл выдающуюся практическую роль, на первом месте стоит нефтяная промышленность. Он подчеркивает это, отмечая свое влияние на хозяйственное развитие России.

Практически Менделеев впервые познакомился с нефтяной промышленностью Баку в 1863 г., посетив завод Кокорева по переработке нефти. Нефтяная промышленность России в этот период была незначительной и технически отсталой. Нефть от промысла к заводу перевозилась на арбах в бурдюках пли в кожаных мешках, а при перевозке по морю наливалась в бочки. Менделеев предложил устроить от нефтяных колодцев к заводу и от завода к морю специальные трубы для транспортировки нефти. Некоторые из предложенных мер были реализованы позднее.

Экономические работы Д. И. Менделеева в области нефтяной промышленности наиболее тесно переплетались с химическими и физическими исследованиями. Это обстоятельство определило полнот}' его участия в развитии данной отрасли промышленности. Менделеев тщательно изучал экономические условия добычи, переработки, перевозки и торговли нефтью. Менделееву принадлежала идея перехода к непрерывной перегонке нефти. Она была впервые в мире осуществлена в России, причем американская промышленность заимствовала у России принцип непрерывной перегонки и устройство кубовых батарей.

Добыча нефти в России началась очень давно. Однако в более пли менее значительных размерах добыча стала производиться лишь со времени присоединения к России Бакинского нефтяного района.

В 1866 г. Менделеев выступил в Петербурге в Сельскохозяйственном музее с публичной лекцией на тему о нефтяном производстве. Указав на большие перспективы нефтяной промышленности России, Менделеев выдвинул два условия, необходимые, по его мнению, для усиления развития этой отрасли: отмену откупов и создания новых нефтеперегонных заводов в Приволжье. Созданная в конце 1867 г. комиссия для рассмотрения вопросов развития нефтяного производства пришла к заключению, что важнейшая причина неудовлетворительного состояния нефтяного промысла заключае тся в отсутствии «законоположений, соответствующих развитию частного нефтяного промысла и распространении приложения откупной системы к добыче и продаже нефти». Менделеев оказал серьезное влияние на это решение. Откупа были отменены в 1872 г.

По данным Менделеева, уже в 1873 г. было добыто нефти втрое больше, чем в предыдущие годы, не считая нефти, вылившейся из фонтанов и пропавшей. В одном 1875 г. было получено нефти больше, чем за 18 лет казанного управления в 1832— 50 гг. Цена на нефть упала с 45 кон. до 9 коп. за пуд. Однако вскоре обнаружило себя новое препятствие на пути развития нефтяной промышленности. Отменив в 1972 г. откупную систему, правительств в интересах казны ввело акцизное обложение нефтяного производства. Законом от 2 апреля 1872 г. была установлена акцизная пошлина на керосин.

Вследствие акциза страдала т ехника перегонки. Он затруднял полную переработку нефти, ухудшал и удорожал продукт.

Менделеев сначала предостерегал против введения акциза, а когда он, несмотря на это, был введен, настойчиво доказывал его вред.

Осенью 1874 г. разразился кризис нефтяного производства. Кризис принял чрезвычайно острый характер под влиянием падения цен на американский керосин на русском рынке. Стоимость американского керосина на петербургском рынке упала до небывало низкого уровня, а русский керосин не мог конкурировать с американским даже на внутреннем рынке.

Созданная в 1875 г. Русским техническим обществом в Петербурге комиссия для изучения состояния нефтепромышленности, в состав которой входил и Менделеев, пришла к заключению, что «Д;я успеха нефтяной промышленности надо хотя бы на 10 лет вполне сложить акциз с добываемой нефти, чтобы не стеснять производительность никакими препятствиями».

В связи с кризисом, переживаемым нефтяной промышленностью, Д. И. Менделеев был командирован в США для ознакомления с условиями американской нефтяной промышленности. В докладе о своей поездке он выделил три основные задачи: безотлагательное снятие акциза; переход от неполной переработке нефти к переработке ее не только на керосин, но и другие продукты, в особенности смазочные масла, и создание нового очага переработки нефти в центре России, на Волге. В 1877 г. акциз был отменен.

Последующее развитие нефтяной промышленности подтвердило предвидение Менделеева относительно перспектив ее развития. С переходом к механическому бурению в 1871 г. и отмены откупной системы началось быстрое развитие нефтяной промышленности. В 1899 г. Россия обогнала Америку и по абсолютным размерам добычи нефти, заняв первое место в мире.

Менделеев видел важнейший недостаток Бакинских предприятий в том, что здесь экономически невыгодно полная переработка нефти. В то же время в центральной России, по его мнению, можно найти хороший сбыт и соответствующие условия производства не только керосину, но и всем другим нефтепродуктам.

Менделеев экономически обосновал свою точку зрения, подкрепив ее сравнительным расчетом выгодности переработки нефти в Баку и на Волге; при этом он ссылался главным образом на необходимость приближения нефтепромышленности к районам потребления нефтепродуктов, что приобретало особенно важное значение при условии извлечения из нефти не одного только керосина, но и ряда других ценных продуктов.

В середине 1880-х гг. вопрос о расширении транспортных связей нефтепромыслов Баку с побережьем Черного моря начал обсуждаться в различных организациях нефтепромышленников и в правительственных учреждениях.

Главное назначение нефтепровода, указывал Менделеев, состоит в увеличении заграничного сбыта продуктов Бакинской нефти, без того «обреченных на сжигание к великому ущербу нашей страны».

Менделеев видел в нефтепроводе не только средство усовершенствования транспортировки нефти, но и путь оживления всей нефтяной промышленности Баку и, в известной мере, всей хозяйственной жизни Кавказа.

Борясь за развитие нефтяной промышленности Баку, он указывал на необходимость развивать также добычу нефти и в других нефтяных районах страны. Отмечая недостатки правительственной политики в области развития нефтяного дела, Менделеев в начале XX века писал: «Следовало покровительствовать всеми способами возникновению нефтяной промышленности не только во многих местностях Кавказа, где есть нефть, но и в других местностях России, где она несомненно имеется в большом изобилии».

11ри советской власти нефтяная промышленность получила исключительно большое развитие. Советское государство обеспечило колоссальный рост добычи нефти, который в десятки раз превышает дореволюционный объем. Наряду с Бакинским нефтяным районом возникли и развивались новые районы добычи нефти.

В конце 90-х гг. XIX в. Д. И. Менделеев принял участие в решении важнейшей задачи, связанной с развитием другой отрасли промышленности России — уральской металлургии. Считая металлургическую промышленность важнейшей отраслью промышленного производства страны, Менделеев уде.ял большое внимание ее развитию. Урал привлекал внимание Менделеева как район, располагающий богатейшими природными ресурсами для развития промышленности.

В 1899 г. Менделеев вместе с группой сотрудников предпринял двухмесячную поездку па Урал. Участники экспедиции посетили около 40 железоделательных заводов, свыше 30 рудников, ознакомились с важнейшими месторождениями угля и лесными ресурсами.

Менделеев решительно высказывался за обновление всей техники Уральской промышленности. Среди тех улучшений, которые Менделеев считал необходимым осуществить в экономике металлургии Урала, особого внимания заслуживает идея специализации и комбинирования. «...Я сам принадлежу к числу поклонников большой, разумной, необходимостью обусловленной специализации, а потому один стальные заводы рекомендую основывать для рельс и балок, вообще для больших прокатных станков, другие — для мелких, третьи — для листов, четвертые — для машин, пятые — для снарядов и т. д., тогда и сталь подгонят к требованию по свойствам, словом, получатся от специализации выгоды разного рода, и приученные рабочие образуются...».

Еще большей пользы он ожидает от комбинирования, от соединения производства чугуна с его переработкой на железо и сталь.

Менделеев был твердо уверен в том, что Уралу принадлежит великое будущее, что он должен вновь стать крупнейшим поставщиком дешевого металла не только для внутреннего рынка России, но н для мирового рынка, и центром развития не только металлургии, но и металлообработки. Своими трудами в области экономики Менделеев стремился помочь всестороннему развитию России, которую хотел видеть процветающей и могущественной страной. Активная защита промышленного пути развития России в це.пх преодоления ее отставания является прогрессивной основой его экономических воззрений, несмотря на их буржуазную ограниченность.

Занимаясь вопросами развития важнейших отраслей промышленности, он боролся против пережитков крепостничества и унаследованных от феодализма устаревших хозяйственных форм.

В обстановке отсталой России Менделеев неустанно обращал внимание на неисчерпаемые потенциальные возможности ее развития, огромные природные богатства и творческие способности русского народа. Защищая достоинство своего народа, Менделеев неизменно подчеркивал его огромную роль в развитии науки, техники, культуры. Он непримиримо относился к тем, кто не верил в способность русского парода осуществить самостоятельно быстрый промышленный прогресс страны.

Экономические произведения великого ученого проникнуты неиссякаемой верой в то, что с помощью развития науки и технического прогресса можно достигнуть беспредельного развития производительных сил на благо человечества. Защищая промышленный путь развития России, он надеялся, что создание фабрик и заводов не только укрепит могущество России, но и даст работу миллионам трудящихся, обеспечит производство в больших количествах всевозможных дешевых товаров и, тем самым, будет способствовать росту благосостояния широких масс населения.

Прогнозы Менделеева в отношении промышленного развития России и ряд выдвинутых им планов и проектов экономического переустройства страны, выходивших за рамки существовавшего общественного строя, встречали непонимание не только со стороны представителей царской бюрократии и дворянства, по и со стороны промышленной буржуазии, которая стремилась использовать научные познания Менделеева для личного обогащения, оставаясь равнодушной к нуждам страны. Творческие планы Менделеева, в частности, поставленные нм задачи в области экономического подъема России, не были осуществлены при его жизни.

Среди особенностей российской экономической мысли можно выделить следующие черты: сильное влияние теории марксизма на все направления экономической мысли, начиная со второй половины XIX века; особая роль отводилась крестьянскому вопросу; большое значение отводилось внешнеэкономическим факторам (политике, общественному сознанию); создание идеалов будущего без опоры на реальное положение дел.

Народничество известно, как одно из ведущих течений русской общественной мысли в конце XIX века. Идеологами революционного течения народиичества считаются М. А. Бакунин, П. I I. Ткачёв, П. Л. Лавров и либерального народничества — В. П. Воронцов, 11. Ф. Даниельсон, 11. К. Михайловский.

Особенности экономических взглядов народников: центральная идея — максимальное ограничение внедрения капитализма в России, свержение царя и установление народной власти; для России путь развития следующий: минуя прохождение стадии капитализма — к социализму; социализм — стадия общественного прогресса, опирающаяся на человеческие чувства коллективизма и солидарности; общественный прогресс определялся степенью индивидуального развития личности; кризисы происходят в результате недопотребления продукции, из-за бедности народных масс.

Предтечей народников и источником важного аналитического материала для них был А. К. Корсак, которого можно считать первым русским экономистом-компаративистом.

Александр Казимирович Корсак (1832-74) - русский экономист, историк и публицист, сын польского ссыльнопоселенца. Своей магистерской диссертацией «О формах промышленности вообще и о значении домашнего производства (кустарной и домашней промышленности) в Западной Европе и в России» (1861) опередил на ЗОлет исследование Карла Бюхера (1847— 1930) о формах хозяйства в их историческом развитии. Сопоставление Корсака с Бюхером особенно интересно ввиду утверждения последнего, что «народы, которые, подобно русским, не создали настоящей городской жизни, не имеют также и национального ремесла», поскольку ремесло — специфически городское явление.

Начиная свое сравнение истории промышленных форм на Западе и в России с характера городов, Корсак отметил, что западноевропейские города, завоевав в борьбе с феодалами политические права и вольности, развились в экономически значимые и самостоятельные в своих внутренних делах общины, соединившие ремесло и собственность. Городские общины имели большие привилегии сравнительно с сельским населением и превратились в пенары местных рынков и промышленного мастерства, росту которого способствовали цехи, контролировавшие качество изделий. Обращение торгово-промышленной деятельности в монополию городских корпораций содействовало образованию на Западе богатого «среднего сословия». В России же города возникали из военно-административных соображений и представляли собой не что иное, как огороженные села; цехов не было; слаборазвитая промышленность надолго сохранила характер побочной деятельности земледельцев, а с XVIII в. приняла форму оптовых ремесел: целые деревни, особенно подмосковные, лежащие на больших дорогах, занялись производством какого-либо одного ремесла; жители одних сделались кожевниками, других — ткачами, третьих — красильщиками, тележниками, кузнецами и т. п. Преобладание этой домашней сельской промышленности, ориентированной не столько на качество, сколько на дешевизну изделий, сохранилось и после «несчастных мер Петра» по искусственному насаждению цехов, крепостных мануфактур и фабрик.

Живучесть мелкой домашней промышленности в России Корсак объяснял как природными условиями и общей отсталостью страны (климат, обусловливающий в северных губерниях малопроизводптельностъ земледельческого труда, излишек свободного времени у крестьян; недостаток путей сообщения при многочисленности населения; слабое развитие разделения труда; отсутствие фабричного производства многих дешевых изделий первой необходимости), так и наличием у большинства населения, хотя и на невыгодных условиях, подспорья в виде земли.

Высмеивая барона, прусского чиновника и экономиста Августа Гаксттаузена (1792—1866), путешествовавшего по России в 1843 и вообразившего сходство российского кустарничества с ассоциациями сенсимонистов, Корсак не отрицал «за русским сельским укладом, где земледелие ие дифференцировано от ремесла, перспектив к развитию в новую форму производства — противоположную фабрике, чьи темные стороны очевидны, а всепоглощающее могущество опасно». Это развитие возможно при условии, если организовать ассоциации сельских производителей с системой мелкого кредита, оптовой закупкой материалов и налаженным сбытом изделий, распространением усовершенствованных орудий, общественными мастерскими, выставками и г. д. Даже на Западе, где экономическое превосходство крупных фабрик поглотило мелкую промышленность, Корсак находил примеры того, как возможно простым работникам пользоваться всеми выгодами фабричного производства на правах самостоятельных хозяев, оставаясь сельскими жителями, — в Швейцарии, Швеции.

Михаил Александрович Бакунин (1814—76)— видный общественный деятель. Основные произведения — «Федерализм, социализм и антитеологизм», «Государство и анархия». Был ведущим сотрудником журнала «Народное дело». М. А. Бакунин придерживался идей анархизма, видя во власти причину эксплуатации. Социализм в России он представимте себе в виде свободной федерации рабочих и сельскохозяйственных общин, где каждый будет обязан физически трудиться в полную силу, а за проступки будут следовать жестокие наказания. В борьбе за установление социализма считал необходимым опираться на неимущие слои общества (деклассированные элементы).

Василий Павлович Воронцов (1847—1918) и Николай Францевич Даниельсон (1844—1918) — российские экономисты, подхватившие эти идеи. Они предлагали формы «иного пути промышленного прогресса» в виде артельной организации мелкого кустарного производства при помощи интеллигенции и правительственной организации крупного «механического дела» до тех пор, пока не удастся видоизменить общину в новую «производственную единицу, сходную с той, которая имеется, например, в швейцарском часовом производстве». При разработке концепции «народного производства» Воронцов и Даниельсон обращались не только к русскому, но и к западному опыту7, рассматривая межстрановой анализ как своего рода лабораторию для рационального выбора форм «здания будущего общественного хозяйства». «Капиталистический пессимизм» Воронцова — Даниельсона и утопические конструкции «народного производства» были подвергнуты критике в конце 1890-х годов новым поколением русских экономистов, выступавших от имени К. Маркса, теоретический авторитет которого во многом благодаря народникам был велик в России, как ни в какой другой саране.

Василий Павлович Воронцов, один из идеологов либерального народничества, — автор около 30 книг по проблемам социально-экономического развития России. За научный труд «Крестьянская община» (1892, вышел в виде т. 1 — «Итоги экономических исследований России по данным земской статистики») Воронцов удостоен премии Вольного экономического общества, членом которого он состоял с 1884.

Исследования Воронцова построены, как правило, на основе анализа обширного статистического материала. Уже в первой крупной работе «Судьбы капитализма в России» (1882), принесшей автору широкую известность, В. И. Воронцов оценивал развитие капитализма в России как явление вредное, регрессивное, поскольку капитализм в стране возник, по его мнению, не сам по себе, а искусственно насаждался правительством. В. П. Воронцов полагал, что «мы переняли с Запада все атрибуты и орудия капиталистического производства и меньше всего самоё производство». По мнению В. 11. Воронцова, для успешного развития капитализма в России нет решающего условия — наличия внешнего и внутреннего рынков. Внешние рынки уже заняты развитыми капиталистическими государствами, борьба России с такими конкурентами «по всей вероятности окончится не в её пользр>. Капитализм, развиваясь, разоряет крестьянство и резко снижает таким образом покупательную способность основной массы населения России, сужает её внутренний рынок. Ввязываться в «общую свалку» в борьбе за внешние рынки и ждать «исправления» российского капитализма было бы, по мнению В. П. Воронцова, «большой ошибкой перед историей», благоразумнее «устроиться таким образом, чтобы по возможности не нуждаться в других, а стараться об удовлетворении собственных потребностей». Крупному капиталистическому производству

В. П. Воронцов противопоставлял мелкое производство, построенное на общинных или на артельных началах.

В этой п последующих работах, выходивших подцензурно, В. П. Воронцов не говорил прямо о социализме, но всем ходом своих рассуждений прозрачно намекал, что у России есть счастливая возможность иерей 1 и к более совершенному социальному устройству, т. е. к социализму, минуя стадию капитализма. Эта возможность, по убеждению В. 11. Воронцова, заложена в общинных принципах крестьянского земледелия, в артельных традициях промыслового труда, в навыках мирского самоуправления. В. П. Воронцов признавал, что капитализм создал в странах Запада более высокую «продуктивность труда», однако отчуждение производителей от средств производства ведёт к усилению эксплуатации работников, их физическому и духовному закабалению. I lopoKii капитализма (несправедливое распределение прибыли, безработица, периодические кризисы) перевешивали в глазах В. П. Воронцова позитивный фактор — более высокую производительность труда. По утверждению В. П. Воронцова, капитализм в России вместо тог, чтобы «приняться за свою специфическую миссию — организацию общественной формы труда, фигурирует в качестве торгового, ростовщического, но не промышленного капитала». В работе «Очерки теоретической экономии» (1895) В. П. Воронцов вновь подчёркивал, что «господство капитализма в России в противоположность тому, что было на Западе, будет иметь следствием не только обеднение населения, но и обеднение страны и что оба эти направления неразрывно связаны друг с другом, т. е. что это господство поведёт к экономическом}7, а, следовательно, к культурному регрессу».

В работе под многозначительным названием «Судьба капиталистической России» (1907) В. П. Воронцов, признавая неопровержимые успехи капиталистических отношений во всех отраслях народного хозяйства, подчёркивал, что. Несмотря на огромную помощь правительства крупному капиталу, рост его происходит низкими темпами, что обусловлено отсутствием внешних рынков и надежд на развитие внутреннего рынка, которые, на его взгляд, по-прежнему «не имеют под собой прочного основания». Выход В. 11. Воронцов видел в изыскании форм удовлетворения народных нужд «путём планомерной организации производства в прямой связи с потреблением».

Ряд научных исследований В. II. Воронцова посвящён крестьянской общине, ар телям как основным формам перехода России к более справедливому социальному строю: «Очерки кустарной промышленности в России» (1886), «11рогрессивные течения в крестьянском хозяйстве» (1892), «Артель в кустарном промысле» (1895), «Артельные начиная русского общества» (1895), «К истории общины в России» (1902), «Очерки экономического строя России» (1906), «Очерки крестьянского хозяйства» (1911). В. П. Воронцов полагал, что, несмотря на поддержку правительством капиталистических форм хозяйства, общинные и артельные формы хозяйства охватывают свыше 50% населения России и создают предпосылки достижения «культурно-хозяйственных целей совместными силами мелких владельцев» как в земледелии, так и в кустарной и в перерабатывающей сельскохозяйственное сырьё мелкой промышленности. Признавая, что труд «индивидуалов» в земледелии более производителен, В. 11. Воронцов полагал, однако, что община обеспечивает «распространение высшей культуры на полях массы заурядного крестьянства, которое составляет огромное большинство населения и которому наиболее трудно подняться при разрозненной деятельности индивидуалов».

В. П. Воронцов в своих работах апеллировал к правительству, стремясь убедить его в пагубности разрушения общинных отношений и капитализации страны. Критикуя правительство, политика которого в отношении крестьянской общины пред-став.кя..ась ему «слишком близорукой», В. 11. Воронцов в то же время выражал надежду, что оно осознает гибельность упразднения «единственного, исторически развившегося у нас союза для совместной деятельности земледельцев» (т. е. общины), ибо вряд ли «вырванный из общей, привычной связи русский крестьянин представит благоприятную почву для проявления индивидуальной предприимчивости, индивидуальной способности к прогрессу» и вряд ли он «обладает достаточными силами и средствами для осуществления индивидуально поставленных целей культурно-хозяйственного характера». В. П. Воронцов подчёркивал в своих работах, что поставленные нм проблемы могут быть решены <шипь при условии, чтобы правительство сократило платежи крестьян и увеличило их наделы».

Высоко ценя К. Маркса как учёного-экономиста, В. П. Воронцов считал его социологические построения дилетантскими, полагал, что к России как к стране земледельческой марксизм не применим. Учение, опирающееся только на пролетариат, по мнению В. II. Воронцова, неизбежно утратит «демократический характер» при попытке его реализации в России. Особенно возмущало В. П. Воронцова враждебное отношение российских марксистов к идее самобытности развития России. Полемизируя с ними, В. П. Воронцов отмечал, что «в них так много преклонения перед западной буржуазной ку.чьтурой и так мало веры в способности своего народа, что нм кажется нелепой сама мысль об оригинальности в прогрессивном развитии 130-миллионного народа, населяющего наше отечество, и самый термин “самобытность” в применении к 130-мпллионной массе употребляется ими не иначе, как в насмешливо-презрительном тоне».

Революционные события 1905—07 гг. В. П. Воронцов встретил настороженно, считал, что революция вспыхнула раньше, чем образовались силы, необходимые для преобразования «полицейского государства в правовое», что в ходе её доминировали идеи разрушения, а не созидания. Февральскую революцию В. П. Воронцов приветствовал, призывал поддерживать проводившиеся в стране преобразования, выступал за «порядок», против «анархии», самочинных захватов помещичьих земель. В. П. Воронцов категорически выступал против частной собственности на землю, считал, что земля принадлежит всему народу и не может быть предметом купли-продажи, а тем более спекуляции, полагал, что «народное правительство до.окно распределить землю так, чтобы никто не оказался в обиде, чтобы зем.мг не могла сосредоточиться в одних руках и на место упраздняемых крупных помещиков не явились бы со временем маленькие помещики».

В. П. Воронцов полагал, что следует создавать крупные общественные хозяйства на основе объединения мелких хозяйств, а также на базе бывших помещичьих имений. Крупная промышленность должна перейти в руки государства (при этом он не отрицал, что в частных руках промышленность функционирует более производительно, однако считал возможным пожертвовать этим фактором ради справедливости). То, что крупная фабричная промышленность не является универсальной и всепоглощающей формой, народники доказывали ссылками на примеры западных стран, в частности на развитие во Франции «мелкой самост оятельной промышленности», основанной на искусной ручной работе, и на переходность положения фабричного рабочего в США, где рабочие-иммигранты, скопив за несколько лет деньги из зарплаты, покупают участки земли и становятся фермерами. 11еотделённость ремесла от сельского хозяйства в русской деревне, распространенность кустарных промыслов создавали, по мнению народников, предпосылки для развития «народного производства», если интеллигенция при поддержке государства организует дхя крестьянства систему мелкого кредита и сбыта, а также найдет формы сознательного применения науки к вооружению мелкого производства для борьбы с крупным. Тогда возможно обеспечить вытеснение капитала семейными и артельными мастерскими, создать такие формы организации промышленности, где «работники суть в то же время и хозяева предприятия».

Николай Францевич Даниельсон — видный российский экономист, занимался переводами «Капитала» К. Маркса, перевёл 2-й (1885) и 3-й (1896) тома; с 1868 вёл переписку с Марксом (позже с Ф. Энгельсом), снабжал их литературой и сведениями об экономике России, фактически выступал в роли их научного консультанта по вопросам, касавшимся России.

Мировоззрение Даниельсона сложилось под влиянием идей марксизма, учения II. 1'. Чернышевского. II. Ф. Даниельсон исходил из экономической обусловленности социальных процессов, основной классовый признак видел в способе и размере получения общественного продукта, прогрессивность классов ставил в зависимость их интересов интересам общества в целом. Констатируя факт существования классовой борьбы в истории и обострения её при капитализме, I I. Ф. Даниельсон рассматривал её как тормоз в деле создания атмосферы моральной ответственности всех членов общества друг перед другом. Критерием общественного прогресса II. Ф. Даниельсон считал достижение классовой гармонии, развитие науки и техники; рассматривал знания, идеи как важнейший двигатель прогресса, особо подчёркивая ро.ъ интеллигенции в развитии общества.

Изучая процесс становления капиталистических отношений в России, I I. Ф. Даниельсон пытался выявить специфику промышленной революции в России, происходившей, по его мнению, за счёт разрушения патриархального крестьянского хозяйства, разорения беднейшей части крестьянства и обогащения состоятельного меньшинства. Н. Ф. Даниельсон отмечал зависимость русского капитализма от протекционистской политики правительства, подчёркивал стимулирующее влияние казённых заказов, поставок, подрядов и др. на развитие капиталистического производства и обращения.

Н. Ф. Даниельсон одним из первых среди русских экономистов 1880-х гг. поставил вопрос об аграрном перенаселении и его отрицательном влиянии на развитие внутреннего рынка страны. Этот тезис лёг в основу утверждения о невозможности, губительности для России дальнейшей эволюции в сторону капиталистических отношений. Радикальное изменение хозяйственных отношений I I. Ф. Даниельсон связывал с идеей возрождения общины — этого «исконно русского института», существовавшего на протяжении многих веков. В основу нового общественного строя, но мысли I I. Ф. Даниельсона, должны лечь предоставление всей земли в пользование крестьянам на условиях ко.лектпв-пого ведения хозяйства, переход всех средств производства как в сельском хозяйстве, так и в промышленности в руки непосредственных производителей, переустройство общины и артели на основе достижений науки и техники и с учётом опыта капиталистического производства. Отвергая возможность реп гения аграрного вопроса путём частных реформ (развитие кредита, переселенческая политика и др.) при сохранении капиталистического способа производства, Н. Ф. Даниельсон выступал за изменение социального строя в результате деятельности общества, под которым понимал союз лучших представителей всех слоёв населения России. Объединившись в законодательные учреждения, они могли разрешить классовые противоречия «к обоюдном}7 довольству» эксплуатируемых и эксплуататоров. Важнейшими факторами успешности преобразований 11. Ф. Даниельсон считал свободу слова, печати, собраний, вероисповедания. Работы Н. Ф. Даниельсона по экономике пореформенной России выдвинули его в первые ряды русских экономистов 18880—90-х гг. (главный труд — «Очерки нашего пореформенного общественного хозяйства» (1893), «Апология власти денег, как признак времени» (1895), «Условия развития внутреннего рынка для продуктов крупной промышленности» (1899), «Теория трудовой стоимости и некоторые из её критиков» (1902), «Наше общественное пробуждение с социально-экономической точки зрения» (1905)). Взгляды Даниельсона в значительной степени определили экономическую концепцию либеральных народников, нашли отражение в идеологии народничества.

Пётр Никитич Ткачёв (1844—85) — русский публицист, один из идеологов революционного народничества. С 1873 в эмиграции. Сторонник заговорщических методов борьбы: его идеи характеризуются крайними мерами, в том числе репрессивными и ведением военных действий. Он считал, что крестьянская община может стать ячейкой социализма лишь после того, как будет уничтожен существующий государственный и социальный строй.

Пётр Лаврович Лавров (Миртов) (1823-1900) — один из лидеров народничества. Главные работы — «Исторические письма», «Герои и толпа». Разрабатывал идеи Прудона, Конта. Критиковал капитализм за превращение рабочих в придатки машин. П. Л. Лавров отдавал предпочтение общественной собственности. Считал, что для достижения социализма народные массы нужно сознательно подготавливать, воспитывая дух единства и пропагандируя среди них народнические идеи.

Народничество как система воззрений русского экономического романтизма заключае т в себе следующие черты: 1) признание капитализма в России упадком, регрессом; 2) признание самобытности русского экономического строя вообще и крестьянина с его общиной, артелью в частности; 3) игнорирование связи интеллигенции и политических учреждений страны с материальными интересами классов.

Ведущим направлением экономической мысли в России конца девятнадцатого века был «легальный марксизм» (П. Б. Струве, М. И. Туган-Барановский, С. I I. Булгаков, I I. А. Бердяев). Своими работами они способствовали развитию марксизма, начиная от теории ценности и заканчивая теорией экономических конъюнктур. I I. А. Бердяев (1874—1948) и

С. I I. Булгаков (1871—1944) положили начало современным концепциям этического социализма, акцентируя внимание на проблеме духовных ценностей: человеческую личность они рассматривали как абсолютную ценность бытия. Они использовали положения марксистской экономической теории для обоснования неизбежности развития капитализма в России, выступали за демократические свободы, развивали либеральные теории реформирования общества, в 1900-х гг. перешли к либерализму.

Среди русских экономистов начала XX века размежевание проходило не только но методологическим вопросам, но и в первую очередь по поводу понимания будущего пути развития России. Что касается допустимости частной собственности, то большинство русских социалистов стояли за установление общественной собственности как необходимого конституирующего принципа социализма. И в этом коренное отличие русского социализма от западноевропейского, который не выдвигал программы коренного изменения отношений собственности.

М. И. Туган-Барановский — наиболее известный русский экономист— также большое внимание уделял проблемам экономического п социально-политического развития России.

Михаил Иванович Туган-Барановский (1865—1919) — русский экономист, ученый с мировым именем. Окончил Харьковский университет. В 1894 году он опубликовал работу «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь», за которую был удосгоен степени магистра Московского университета.

Взяв за основу идеи, изложенные в книге «Русская фабрика в прошлом и настоящем», М. И. Туган-Барановский защищает докторскую диссертацию. В 1916 году выходит его работа

«Социальные основы кооперации», а в 1918 году — «Социализм как положительное учение», где учёный описывает свои взгляды на социализм. Переход к социализму М. И. Туган-Барановский считал неизбежным, поскольку при капитализме небольшая группа людей наживается за счёт остальной многочисленной части общества. Основой социализма яв.шется идея о равноценности человеческой личности (эта идея была заимствована у И. Канта). Он выделял три тина социализма: государственный — строй, при котором единицей хозяйствования является государство; синдикальный — строй, при котором значительная роль государства сочетается с автономней производственных единиц; коммунальный — строй, при котором роль государства незначительна.

В 1906 г. М. И. Туган-Барановский выпустил специальную работу «Современный социализм в своем историческом развитии», а в 1918 г. — «Социализм как положительное учение». В этих работах социализм рассматривался в узком и широком смысле слова. Социализм в узком смысле слова представал как специфическая форма товарного хозяйства, в которой сочетаются элементы капитализма и синдикализма. 11од последним понималась система, в которой рабочие данного предприятия непосредственно принимают участие в его управлении и распределении полученного продукта.

Конечный продукт развития — социализм — в широком смысле слова представал как некий анархический коммунизм, где новый уровень производительных сил сочетается с появлением нового типа человека. 11роисходит органичное сочетание централизованного государственного управления с использованием средств производства кооперативами трудовых коллективов.

В отличие от представителей народничества, М. И. Туган-Барановский считает, что Россия уже встала на путь развития капитализма и весь вопрос заключается в том, что несёт капитализм — гибель пли «с ним загорается заря надежды». В традициях русской социально-экономической мысли он критикует капиталистическую систему хозяйства, отмечая, что при данном строе огромное большинство населения обречено постоянно служить средством для увеличения благосостояния других общественных классов, несравненно менее многочисленных. Поэтому неизбежен переход к социалистическому обществу.

Цель социализма, как отмечает М. И. Туган-Барановский, устроить жизнь на началах свободы, правды и справедливости. Он считал, что в основе социализма как учения о справедливом обществе до.окна лежать этическая идея, сформулированная И. Кантом — идея о равноценности человеческой личности, о человеческой личности как цели в себе. М. И. Туган-Барановский пишет, «...что люди равны по своим правам на жизнь и счастье, равны по тому уважению, к каким мы должны относиться к интересам их всех, они равны по бесконечной ценности, которой обладает личность каждого из них». При социализме, по его мнению, развитие каждой отдельной личности становится главной общественной целью.

Большое внимание М. И. Туган-Барановский уделяет анализу типов социализма, выделяя государственный, коммунальный и синдикальный социализм, считая при этом, что именно государственный социализм придает общественному производству пропорциональность и планомерность и даёт возможность быстрого роста общественного богатства. Государственным социализмом, по мнению М. И. Туган-Барановского, может быть назван такой строй социализма, при котором хозяйственной единицей являлось бы все государство. 11од синдикальным социализмом М. И. Туган-Барановский понимает такую форму социалистического строя, при которой средства производства принадлежат не всему государству, как целому, но отдельным группам рабочих, работающих при помощи этих средств производства. При этом каждая из этих групп рабочих является автономной и самоуправ.шющейся производственной единицей. Однако при этом типе социализма роль государсгва остается очень значительной, так как только государство может согласовывать, действия различных рабочих ассоциаций.

При коммунальном же социализме государство совершенно исчезает пли его роль сводится к очень незначительным функциям. Самым замечательным представителем коммунального социализма М. И. Туган-Барановский считал Шарля Фурье.

В работе «Социализм как положительное учение» М. И. Ту-ган-Барановский подчеркнул, что для построения хозяйственного плана социалистическое общество будет вычерчивать кривые полезности по каждому продукту и кривые их трудовой стоимости, и в точке их пересечения будет отыскиваться оптимальная цена на все виды продуктов. Рассматривая государственный социализм, М. И. Туган-Барановский отмечает, что хотя последний и обеспечивает планомерность, пропорциональность развития и приоритет общественных потребностей, но он сохраняет элементы принуждения и противоречит идее полного и свободного развития человеческой личности. И потому, согласно убеждению М. И. Туган-Барановского, хотя создание общественного богатства и обладает «значительной положительной ценностью», но оно не может идти за счет принижения человеческой личности. Не может считаться общественным благом низведение трудящегося человека до простого винтика огромного государственного механизма, до «простого подчиненного орудия общественного целого». Поэтому М. И. Туган-Барановский предлагает дополнить систему государственного социализма элементами коммунального и синдикального социализма. Он считает, что в наибольшей степени соответствует идеалу свободного развития человека такая форма организации труда как кооперация, поскольку она строится на взаимном согласии членов при свободе вступления и выхода из кооперативной организации. В тенденции, по мнению М. И. Туган-Барановского, общество должно до конца превратиться в добровольный союз свободных ладей — стать насквозь свободным кооперативом. Следует обратить внимание, что социальным идеалом М. И. Туган-Барановского является не социальное равенство, а социальная свобода. Общество совершенно свободных людей — вот, по его мнению, конечная цель общественного прогресса. В приближении к социалистическому идеалу и заключается весь исторический прогресс человечества. Это положение явно имеет много общего с идеей Маркса, рассматривающего будущее общество как союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих своп индивидуальные рабочие силы как одну общую силу.

Теория предельной полезности М. 11. Туган-Ъарановского

Ярко проявился этот подход к теории ценности М. И. Тутан-Барановского, который писал, что теория предельной полезности и трудовая теория стоимости не являются взаимоисключающими, а, наоборот, дополняют и подтверждают друг друга. Он сформулировал знаменитый закон, согласно которому предельные полезности свободно воспроизводимых благ пропорциональны их трудовым стоимостям.

Рассматривая эти вопросы, он показал, что правильно понятая теория предельной полезности не только не опровергает трудовую теорию стоимости Д. Рикардо и К. Маркса, но и представляет собой неожиданное подтверждение учения о стоимости данных экономистов. Как и большинство русских экономистов, М. И. Туган-Барановский не ограничился односторонним противопоставлением полезности и затрат как двух основных факторов ценности. Полагая, что теория Рикардо подчеркивает объективные факторы ценности, а теория Менгера — субъективные, он пытается доказать, теория Рикардо не исключает, а лишь дополняет теорию преде.яной полезности.

Логика рассуждений М. И. Тутан-Барановского такова: «Предельная полезность — полезность последних единиц каждого рода продуктов — изменяется в зависимости от размеров производства. Мы можем понижать или повышать предельную полезность путем расширения пли сокращения производства. Напротив, трудовая стоимость единицы продукта есть нечто объективно данное, не зависящее от нашей волн. Отсюда следует, что при сопоставлении хозяйственного плана определяющим моментом должна быть трудовая стоимость, а определяемым — предельная полезность. Если трудовая стоимость продуктов различна, но польза, получаемая в последнюю единицу времени одинакова, то следует вывод, что полезность последних единиц свободно воспроизводимых продуктов каждого рода — их предельная полезность — должна быть обратно пропорциональна относительному количеству этих продуктов в единицу рабочего времени. Иначе говоря, до.окна быть прямо пропорциональна трудовой стоимости тех же продуктов». И значит, по мнению М. И. Тутан-Барановского, обе теории находятся в полной гармонии: теория предельной полезности дополняет трудовую теорию стоимости. В доказательство он приводил следующее высказывание: «Полезность последних единиц продуктов — их предельная полезность — должна быть обратно пропорциональна относительному количеству этих продуктов, производимому в единицу рабочего времени».

Теория предельной полезности выясняет субъективные, трудовая теория стоимости — объективные факторы хозяйственной ценности. Именно М. И. Туган-Барановский обосновал положение, что предельная полезность свободно воспроизводимых хозяйственных благ пропорциональна их трудовым стоимостям. Данное положение называют в экономической литературе теоремой М. И. Туган-Барановского.

Инвестиционная теория циклов М. II. Туган-Барановского

Что касается вклада М. И. Туган-Барановского в современную экономическую науку, то в значительной мере он сводится к созданию современной инвестиционной теории циклов, в которой он предвосхитил современную концепцию «сбережения-инвестиции», а главным фактором цикличности, по его мнению, является непропорциональность в размещении капитала, усилившаяся в связи с ограниченностью банковских ресурсов.

Его работа «11ромышленные кризисы в современной Англии, их причины п влияние на народную жизнь» оказали значительное влияние на развитие данного направления экономической науки. В этой работе, полемизируя с «народниками». М. И. Туган-Барановский доказывает, что капитализм в своём развитии сам себе создаёт рынок и в этом отношении не имеет офаниче-ния для роста и развития. Хотя и отмечает, что существующая организация народного хозяйства, и прежде всего господство свободной конкуренции, чрезвычайно затрудняет процесс расширения производства и накопления национального богатства.

М. И. Туган-Барановский критикует не только теорию недопотребления как причину кризисов перепроизводства, но и теории, объясняющие кризисы нарушениями в сфере денежного и кредитного обращения.

В своей теории М. И. Туган-Барановский взял за основу идею Маркса о связи промышленных колебаний с периодическим обновлением основного капитала и заложил основы тенденции — превратить теорию кризисов перепроизводства в теорию экономических колебаний. 11ромышленное производство в своём развитии циклично. В его развитии М. И. Туган-Барановский выделил две фазы: в первой фазе благодаря усиленному созданию основного капитала происходит расширение производства, усиливается спрос на товары; во второй фазе процесс формирования основного капитала закончен, что сопровождается перепроизводством средств из-за падения спроса на них. Исходя из этого, М. И. Туган-Барановский формулирует закон инвестиционной теории циклов — фазы промышленного цикла определяются процессом инвестирования. Далее автор связывает свою теорию с величиной процента на капитал: высокий процент говорит о нехватке средств на инвестиционную деятельность, а ликвидация промышленного кризиса вызывает падение ставки процента.

Отмечая, что годы усиленного создания основного капитала являются годами общего оживления промышленности, М. И. Туган-Барановский пишет: «расширение производства в каждой отрасли усиливает спрос на товары, производимые в других отраслях: толчок к усиленному производству передается от одной отрасли к другой, и потому расширение производства всегда действует заразительно и имеет тенденцию охватывать всё народное хозяйство. В период создания нового основного капитала возрастает спрос решительно на все товары». Но вот расширение основного капитала закончилось (фабрики построены, железные дороги проведены). Спрос на средства производства сократился, и их перепроизводство становится неизбежным. В силу зависимости всех отраслей промышленности друг от друга частичное перепроизводство становится общим — цены всех товаров падают и наступает застой. М. И. Туган-Барановский убеждён в том, что если производство организовать планомерно, то как бы ни было низко потребление, предложение товаров не могло бы превысить спрос.

С полным основанием можно сказать, что М. И. Туган-Барановский первым сформулировал основной закон инвестиционной теории циклов: фазы промышленного цикла определяются законами инвестирования. Нарушение же ритма экономической активности, приводящее к кризису, вытекает, по мнению М. И. Ту-ган-Барановского, из-за отсутствия параллелизма на рынках разных сфер в период экономического подъема, несовпадения между сбережениями и инвестициями, из-за диспропорциональности в движении цен на капитальные блага и потребительские товары. Основная идея М. И. Туган-Барановского состоит в том, что в основе общего товарного перепроизводства лежит частичное перепроизводство, непропорциональное распределение «народного труда». Таким образом, первое представ.яет собой своеобразное выражение второго.

Исследовал М. И. Туган-Барановский и роль ссудного капитала в процессе циклических колебаний экономики. Он отмечал, что повышение ссудного процента яв.яется верным признаком того, что свободного ссудного капитала в стране слишком мало для нужд промышленности и делая отсюда вывод, что непосредственной причиной кризисов является не избыток ссудного капитала, не находящего себе применения, а его недостаток. Как видим, у М. И. Туган-Барановского обнаруживаются многие элементы современной инвестиционной теории циклов.

М. И. Туган-Барановский глубоко изучил проблемы теории и практики кооперации. Он разработал основные принципы кооперации: материальная заинтересованность; добровольность; использование труда только членов кооператива.

Учение о заработной плате М. И. Туган-Барановского: рост прибыли и падение заработной платы — явление необязательное; рост производительности труда может сопровожда ться одновременным ростом прибыли и заработной платы; рабочая сила не служит товаром, так как работник — личность, наделенная потребностями; размер заработной платы зависит от производительности труда и от социальной организованности рабочего класса.

Значительный вклад Туган-Барановский сделал в теорию распределения. В ней процесс распределения рассматривался как борьба различных классов за долю в общественном продукте. В росте самого продукта, т. е. в развитии производства, одинаково заинтересованы все классы. Этот подход позднее нашел развитие в трудах многих западных экономистов (Шумпетер, Хикс и др.)

Распространение в России экономических идей марксизма связано с трудами Г. В. Плеханова, В. И. Ленина и других авторов.

Георгий Валентинович Плеханов (1856—1918), русский теоретик и пропагандист марксизма, политический деятель. Родился в селе Гудаловка Липецкого уезда Тамбовской губернии в дворянской семье. В 1873 окончил военную гимназию в Воронеже, поступил в юнкерское военное училище в Санкт-Петербурге, но в 1874, отказавшись от военной карьеры, поступил в Санкт-Петербургский горный институт.

В 1875 присоединился к народникам. Один из руководителей революционных групп «Земли и воли», «Чёрного передела» (1879). В 1880—1917 гг. находился в эмиграции, в основном в Женеве, где в 1883 вместе с другими эмигрантами создал первую марксистскую группу «Освобождение труда», один из основателей РСДРП. В 1900 он принял деятельное участие в учреждении органа РСДРП газеты «Искра». В 1903, после раскола РСДРП на большевистскую и меньшевистскую фракции, Плеханов встал на сторону меньшевиков, в 1905-07 гг. выступил против вооружённой борьбы с самодержавием. В первую мировую войну один из руководителей группы «Единство», прггзнавал необходимость «революционного оборончества» и выступал против большевистской тактики содействия поражению России. После февральской революции 1917 вернулся в Россию, где издавал газету «Единство», выступал против курса гг тактики большевиков. Осудил события октября 1917 (считал, что по степенгг социально-экономического развития Россия не готова к социалистической революцгггг). Плеханов ггзвестен как автор тезггса о незрелости России для социалистической революции и многочисленных трудов по истории революционного двггженггя, экономике, фгглософгггг, истории, например, «1Тоземельная община и её вероятное будущее» (1880), «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» (1895), «Очерки по истории материализма» (1896).

1В. Плеханов сыграл видную роль в развитии экономической мысли в России, он дал анализ формирования и развития политической идеологии, права, религии, морали, искусства, философии и других форм идеологической надстройки, критиковал теории, игнорирующие значение общественного сознания и политического строя в общественном развитии. «Экономика почти никогда не торжествует сама собою, а всегда только через посредство надстройки, всегда только через посредство известных политических учреждений».

Плеханов был первым марксистским историком русского освободительного и революционного движения. Он правильно указал на дворянский и разночинский периоды в русском освободительном движении; новый, третий период характеризовался взаимными классовыми отношениями пролетариата с буржуазией. Плеханов был первым марксистом, который взялся за научную разработку истории русской общественной мысли, собрав и систематизировав по этому вопросу огромный материал. Его трёхтомная работа «История русской общественной мысли» явилась первым сводным обобщающим трудом, который охватывает историю общественной мысли с древнейших времён до конца 18 в. и написан в целом с марксистских позиций (1-й том вышел в 1914). Плеханов дал глубокий анализ социально-экономических, философских и эстетических взглядов Белинского, Герцена, Чернышевского и Добролюбова; показал, что вся история русской революционной мысли — это попытки найти такую программу действия, которая обеспечила бы революционерам сочувствие и поддержку со стороны народных масс. Он положил начало изучению истории русского рабочего движения, развил марксистское учение о роли народных масс и личности в истории, развенчал субъективно-идеалистические концепции героев — делателей истории, доказывая, что «... народ, вся нация должна быть героем истории».

Плеханов подверг аргументированной критике идеалистическую теорию «самобытности» русского исторического процесса, господствовавшую в тот период в русской общественной мысли. Анализируя экономику пореформенной России, Плеханов доказал, что Россия в своём историческом развитии шла и идёт по тому же пути, по которому шли и другие европейские страны, т. е. от феодализма к капитализму, что «... теория русской самобытности — синоним застоя и реакции...». Таким образом, он отверг ошибочное противопоставление истории России истории Запада. Плеханов доказал несостоятельность теории о бесклас-совостп русского общества. При характеристике своеобразия русского исторического процесса на первый план выдвигал развитие классов и борьбу между ними.

Характеризуя его экономические воззрения, можно отметить следующее.

  • 1. Плеханов не был «чистым» теоретиком в области экономической науки, а крупным и авторитетным аналитиком социальных и экономических процессов, протекавших в России. Его в большей степени интересовали эволюция крестьянской общины, особенности пореформенного развития экономики России.
  • 2. Характерной особенностью является эволюция взглядов Плеханова на ход экономического развитая страны, перспективы социальных преобразований. Вначале (конец 1870-х— начало 80-х гг.) он стоял на позициях народничества, принимал участие в народническом движении. Затем Плеханов порывает с народничеством и переходит на позиции марксизма.

Плеханов считал, что капитализм в России — не «случайное явление». Не следует делать чрезмерный упор на специфику российской экономики, ибо это мешает понять общие закономерности экономического развития страны. Позднее (с начала 1890-х гг.) Плеханов приходит к выводу, что в силу малочисленности, отсутствия надёжных союзников пролетариат не сможет удержать политическую власть. Из-за экономической отсталости страны социальная революция обречена на поражение.

3. Плеханов известен как один из главных критиков экономических концепций народничества, экономистов исторической школы, «теории насилия» К. И. Родбертуса-Ягецова. Интересным представляется факт, что Г. В. Плеханов характеризовал программный документ Ленина «Апрельские тезисы» (1917) как переход на позиции анархизма: призывы к социалистической революции означали, по его убеждению, разрыв с марксизмом, переход на позиции анархистов, игнорировавших реальные условия, уровень экономического развитая той или иной страны.

Дальнейшее утверждение марксистского направления и развитие марксистского учения в России связано с именем Владимира Ильича Лепина (Ульянова), который начал свою революционную деятельность в конце 1880-х гг.

Экономические идеи В. II.. Бенина

Владимир Ильич Ленин (1870—1924) является автором многих политических и ряда экономических сочинений: «Развитие капитализма в России» (1899), «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916), «Государство и революция» (1917), «О кооперации» (1921). Ленин выдвинул идею, согласно которой капитализм вступил в последнюю стадию своего развитая — империализм. На этом основании делал вывод, что передовые страны Европы созрели для мировой социалистической революции, начать которую должна Россия как наиболее слабое звено мировой империалистической системы. Резко критикуя принципы парламентской демократии, отстаивал политический курс па установление диктатуры пролетариата как орудия построения социализма и коммунизма.

Экономические взгляды В. И. Ленина (Ульянова) были основаны па экономической теории К. Маркса. Теория прибавочной стоимости являлась краеугольным камнем экономической концепции Маркса и его последователей. Ее называют в литературе, следуя Ф. Энгельсу великим открытием Маркса. Действительно, теория прибавочной стоимости в корне изменила принципы и методы подхода к анализу социально-экономической и политической жизни общества, обусловив появление принципиально новой, оригинальной, хорошо обоснованной и убедительной теории общества, каковой яв.яется марксизм.

Марксизм в России начал распространяться в конце девятнадцатого столетия, благодаря активной деятельности группы Г. В. Плеханова, видного теоретика марксизма, пожалуй, самого основательного средн русских марксистов. Особенность марксистской теории общества заключается в определении экономических закономерностей базисными для развития общества в целом. Марксизм нельзя рассматривать как чисто экономическую теорию, хотя именно она составляет основание марксизма. Своеобразие марксизма состоит в том, что это целостная концепция общественного развития, включаюп щя экономическую теорию, философию и политическую концепцию. Эта особенность отличает и все экономические работы В. И. Ленина, где не только исследуется экономическое состояние общественной жизни в какой-то определенный момент, прослеживаются его тенденции, а дается исторический анализ и оценка всех социальных п политических процессов сопутствующих тем или иным экономическим реалиям. Незыблемым для Ленина остается марксистский тезис о первичности экономики по отношению к политике, хотя, проследив эволюцию его экономических взгля-дов, мы убеждаемся, что он выдерживался не всегда последовательно. Особенно в канун революций 1917 года, когда в противовес идеям Маркса и Энгельса о том, что социалистическая революция может и должна победить первоначально в наиболее развитых экономических странах, таких как 1 ермания, Франция, США и другие, в силу того, что коммунизм как более высокая по сравнению с капитализмом стадия общественного развития должен быть экономически подготовлен в недрах капиталистического общества, основанного на частной собственности; он выдвинул идею возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране, представляющей собой «слабое звено в цепи империализма». Такой страной, но его мнению, была Россия. Именно эта позиция Ленина стала причиной его теоретического размежевания с Г. В. Плехановым и другими последовательными марксистами.

Надо заметить, что Ленин — теоретик, неотделим от Ленина — политика. Все теоретические выводы служат ему обоснованием стратегии и тактики политической деятельности. Например, под лозунгом возможности победы социализма в отдельной стране, РСДРП(б) вела работу но подготовке и проведению Октябрьской революции, пли, как теперь говорят, «переворота». Последние письма и статьи Ленина, развивавшие идею о допустимости использования механизмов рыночной экономики в социалистическом строительстве, стали основой НЭПа, политики, проводившейся в СССР с 1921 по 1929 годы.

Оставляя за пределами данной работы, оценку политической деятельности первого главы социалистического государства в России, рассмотрим его теоретические взгляды по вопросам экономики в исторической ретроспективе.

7. Развитие экономических взглядов В. II. Ленина в ранних работах. Одной из первых крупных работ Ленина была работа «Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов», вышедшая нелегально в 1994 году. Она посвящена критике политико-экономических воззрений, программы и тактики русского народничества 90-х годов. Характеризуя народничество как разновидность утопического крестьянского социализма В. И. Ульянов (Ленин), утверждал, что в результате развития капитализма в России, что было естественно — историческим явлением, закономерным следствием объективных экономических процессов, «... раскололся и старый русский крестьянский социализм, уступив место, с одной стороны, рабочему социализму; с другой — выродившись в пошлый мещанский радикализм». Главным объектом критики в этой работе для Ленина стал видный теоретик народничества I I. К. Михайловский, идеолог общинного социализма, как особенности будущего русского общественного строя. Ленин оценивает как утопические его взгляды на общину как основу экономического и политического преобразования России. Ленин выступил против попытки 11. К. Михайловского трактовать марксистскую социологию как «экономический материализм», отстаивая тезис о том, что именно марксизм впервые исследовал общество в единстве всех его сторон, поэтому, будучи экономическим учением по своей сути, марксизм несводим к чисто экономическим вопросам, а силен своей целостностью.

Лишь материалистическое понимание истории, по мнению В. И. Ленина, превратило социологию в науку, благодаря соединению ее с экономической теорией. Во-первых, выделив пз всей системы общественных отношений производственные в качестве основных, марксизм вскрыл природу и генезис политикоюридической структуры общества и политических идей. Во-вторых, вычленив производственные отношения в качестве экономической структуры общества, материалистическая социология выдвинула объективный критерий для различения существенного п второстепенного в общественных отношениях и явлениях, для открытия исторических закономерностей, положив начало субъективизм}7 в оценке исторических событий. В-третьих, обнаружение зависимости идеологических общественных отношений от производственных, а последних — от развития производительных сил дало твердое основание для понимания общественного развития как естественноисторического процесса, процесса смены общественно-экономических формаций.

Более подробную критику народнической концепции экономического развития, основанной на идее построения новой «социалистической» системы хозяйствования па базе уже существующей в России общины, ее законов землепользования и распределения, Ленин дает в работе «Об экономическом романтизме», написанной в 1895 году. Он критикует как утопический взгляд народников на Россию, как страну исключительно аграрную, не имеющую своей промышленности, а, следовательно, своего пролетариата, к которому апеллирует марксистская теория. В. И. Ленин утверждает, что Россия идет по том}7 же самому пути развитая, что и развитые капиталистические страны Европы, с той разницей, что процессы капитализации экономики здесь начались позже, но за счет наличия экономически развитых соседей идут быстрее. В конце девятнадцатого столетия (когда Ленин пишет об этом) уже вполне можно говорить о сложившейся системе капиталистических общественных отношений, па основе существования промышленного производства, а, следовательно, п противостояния пролетариата и буржуазии. Экономическому обоснованию именно этого тезиса и посвящена его работа «Развитие капитализма в России», написанная нм в ссылке в 1897 году и вышедшая в Петербурге под псевдонимом В. Ильин, которым он впоследствии подписывал все свои теоретические работы, в гом числе, и «Империализм как высшая стадия капитализма».

2. Ленинское учение об империализме. Работа В. И. Ленина «Империализм как высшая стадия капитализма» является продолже-ннем п развитием «Капитала» Карла Маркса. Написана в январеиюне 1916 года в Цюрихе. Материалы к книге собирались Лениным задолго до ее написания. Вплотную за изучение литературы по империализму Ленин взялся с середины 1915 года, подготовительные рукописи опубликованы в 20 «Тетрадях по империализму» п содержат выписки из 148 книг и 232 статей, множество отдельных замечаний, исторических экскурсов, подсчетов и заметок.

Книга предполагалась к опубликованию в России издательством «Парус» в качестве вводной работы к легальной серии «Европа до и во время войны». Это во многом предопределило стиль изложения материала. Напомним, что положение Ленина в России в то время было положением нелегального политика-эмигранта, работы которого были запрещены к печати и распространению. Легальные статьи и брошюры всегда писались с учетом царской цензуры и ограничивались исключительно теоретическим — экономическим в особенности — анализом. Он вынужден был пользовать «эзоповским» языком, намеками и быть очень осторожным, что делало его работы, как мы можем судить с позиций нашего времени, не столько пропагандистскими, каковыми были нелегальные статьи, а теоретическими. Именно это их качество представляет сегодня оправданный интерес к ним как к предмету истории экономических учений. Его позиция оригинально выстроенная, всегда четко обоснованная заслуживает внимания вне зависимости от оценки его политической роли в истории России.

Работа «Империализм как выси 1ая стадия капитализма» была создана в период первой мировой войны. Историческая обстановка поставила перед рабочим движением вопросы о причинах войны, о пути выхода из нее, обострила дискуссию внутри социалистического рабочего движения по вопросам войны и мира. Ленин и его соратники заняли жесткую непримиримую позицию по отношению к войне в отличие от их коллег из западных социалистических партий и ряда социалистов России, которых Ленин называл оппортунистами. Ленинская оценка значения и роли войны в процессе исторического развития мира в целом, и России в частности, основывалась, в том числе и на экономическом анализе. Он считал, что война обостряет все противоречия капитализма, обнажает его эксплуататорскую сущность, стимулируя процесс его загнивания и неизбежность его гибели.

Работу отличает четкая логическая структура. Она состоит из предисловия и десяти глав. Первые шесть глав дают всестороннюю характеристику основных экономических признаков империализма:

  • 1. Концентрация производства и монополия.
  • 2. Банки и их новая роль.
  • 3. Финансовый капитал и финансовая олигархия.
  • 4. Вывоз каптала.
  • 5. Раздел мира между союзами капиталистов
  • 6. Раздел мира между великими державами.
  • 7. Империализма как особая стадия капитализма.
  • 8. Паразитизм и загнивание капитализма.
  • 9. Критика империализма.
  • 10. Историческое место империализма.

Следует отметить, что в первых трех главах рассматриваются новые явления в экономике ведущих мировых держав, а следующие три анализируют процесс интернационализации капитала. Главы 7—10 посвящены обобщенной характеристике империализма, критике реформистских теорий империализма (Дж. Гобсона, К. Каутского, Р. Гильфердинга и многих других).

В отличие от западных экономистов, которые видели корни империализма в сфере политической и даже психологической, В. И. Ленин, в соответствии с требованиями марксистского метода, утверждал, что возникновение империализма есть результат действия объективных законов экономического развития капитализма.

Ленин определил сущность империализма как господство монополий. «... Порождение монополии концентрацией производства вообще яв.яется общим и основным законом современной стадии развития капитализма». Монополия есть «... самая глубокая экономическая основа империализма». Рассматривая господство монополий при империализма, Ленин обосновал диалектику конкуренции и монополии: «... монополии, вырастая из свободной конкуренции, не устраняют ее, а существуют над ней и рядом с ней, порождая этим, ряд особенно острых и крутых противоречий, трений, конфликтов».

Определяя экономическую сущность империализма, Лепин последовательно проследил формы ее проявления в различных сферах экономики и политики, утверждая, что империализм есть загнивание капитализма в целом, есть рост реакции но всей линии, — рост милитаризма, паразитизма, коррупции, олигархии, есть подавление свободы, демократии, а в области идеологии — рост шовинизма, национализма, расизма, мистики с целью духовного порабощения и одурманивания масс.

Сутью ленинской теории империализма считают выявление им пяти основных экономических признаков империализма:

  • —производство и капитал концентрируются до степени возникновения монополий;
  • —банковский капитал сливается с промышленным, на базе чего создается финансовый капитал, финансовая олигархия;
  • —вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;
  • —образуются международные союзы капиталистов, делящие мир;
  • —заканчивается территориальный раздел мира между крупнейшими капиталистическими державами.

Ленин постоянно подчеркивает и обосновывает историческую обусловленность появления империализма, его закономерность, подчеркивая, что капитализм стал империализмом лишь «... на определенной, очень высокой ступени своего развития, когда некоторые основные свойства капитализма стали превращаться в сою противоположность, когда по всей лини сложились и обнаружились черты переходной эпохи от капитализма к более высокому общественно-экономическому укладу».

Определяя историческое место империализма, В. И. Ленин назвал его высшей и вместе с тем последней стадией капитализма, на которой происходит формирование материальных предпосылок и субъективных факторов перехода к более высокому, социалистическому общественному строю и совершается сам переход.

Дальнейший ход событий дал новый обширный материал для обобщений и выводов для конкретизации ленинского анализа современного капитализма.

В дискуссии об империализме, развернувшейся в научной литературе в социалистическом движении начала нынешнего столетия, В. И. Ленин занял ясную и четкую позицию, ее смысл в том, что империализм есть, с одной стороны, продолжение основных свойств капитализма вообще, а с другой — это особая, качественно новая ступень развития капиталистического способа производства.

Основными качественными особенностями империализма как стадии капитализма яв.яются:

  • — Смена свободной конкуренции господством монополий;
  • — Переход главной роли в экономических отношениях от промышленного к финансовом}7 капиталу;
  • — Формирование мирового капиталистического хозяйства, на одном полюсе которого горсть крупных держав-монополий, а на другом — огромное большинство народов колониальных и зависимых стран.

В. И. Ленин считал, что монополистический капитализм закономерная ступень развития капиталистического способа производства и исторического процесса в целом. Это «выси гая и последняя стадия капитализма», «канун социалистической революции».

И в этом смысле, являясь последней исторической ступенью на пути перехода общества к новому строю, монополи этический капитализм выступает как «умирающий капитализм». Процесс умирания в общественном развитии, но мнению В. И. Ленина, означает движение от одного уровня движения цивилизации к другому, качественно новому, более высокому. 11оэтому, как считает Ленин, здесь не может быть аналогий с изменениями физического состояния живого организма.

Анализ мировой капиталистической системы, неравномерности экономического и политического развития отдельных стран позволил Лепину сделать вывод о возможности прорыва цепи империализма и победы социалистической революции первоначально в ее отдельных наиболее слабых звеньях. Эти идеи ои развивает уже в другой работе — «Крах Второго интернационала», вышедшей в 1916 году.

Своим острием ленинская теория империализма была направлена не только против его прямых защитников, провозгласивших наступление новой эры, организованного, с безфа-ничными перспективами, лишенного противоречий капитализма, но и против социалистов в лице лидеров Второго Интернационала (в частности, Карла Каутского). Они критиковали империализм, отмечали его реакционный характер, но недостаточность этой критики, по мнению лидера российский социалистов-большевиков В. И. Ульянова (Ленина), состояла в ее реформистском характере. Конечным политическим выводом являлся не вывод о необходимости революционного преобразования действительности, а вывод о возможности постепенной трансформации капиталистических общественно-экономических отношений путем возврата к классическому капитализму, который можно изменить. В. И. Ленин считал такой подход иллюзорным, утопичным, стремящимся изменить политику, не затрагивая экономики, суть которой на современном ему этапе заключалась в господ стве монополий. Целью ленинского экономического анализа империализма был политический вывод о необходимости социалистической революции, который он п делает в своей работе «Империализм как высшая стадия капитализма».

3. Развитие экономических взглядов В. II. Ленина в послереволюционных работах. В период с 1917 по 1918 год все внимание Ленина занимают политические вопросы. Его экономические исследования возобновляются, подхлестываемые политической необходимостью управлять огромной, разрушенной, экономические отсталой страной. Экономические работы становятся уже не просто теоретическим анализом действительности, а непосредственным основанием для реальных экономических преобразований. В 1918 году он пишет работу «Очередные задачи Советской власти», где, наряду с другими работами того периода, обосновывает главные приоритеты экономической политики, нацеленные на борьбу, в первую очередь, с голодом и разрухой. Это была политика экстренных мер, директивного руководства, антикрестьянская, по своей сути, ибо она предполагала насильственное изъятие «излишков» продовольствия у крестьян, называемое «продразверсткой», для обеспечения города и армии. В истории она получила название политики «военного коммунизма», п была нацелена па удержание политической власти в руках большевиков. Огромное внимание уделяется и в обосновании и в реализации экономических положений ленинской теории того времени субъективным факторам, таким как энтузиазм и идейная подготовленность рабочих и т. п., что, собственно, противоречит основным идеям К. Маркса, утверждавшего, что все эти факторы должны быть не причиной, а следствием экономического развития. Образно говоря, позицию ставки в экономической политике на субъективные факторы можно назвать попыткой поставить телегу впереди лошади. В работе «Великий почин», например, дается обоснование роли социалистического соревнования как способа повышения производительности труда. В силу того, что социалистическое соревнование отличается от капиталистической конкуренции тем, что стимулом к нему является не получение большей, чем у конкурента прибыли, а желание внести больший вклад в социалистическое строительство, можно сказать, что идеологические явления рассматриваются как первичные по отношению к материальным, т. е. экономическим, что собственно и является противоречием марксистской экономической концепции. Вследствие В. И. Лепин как бы возвращается к идее К. Маркса и Ф. Энгельса (См. Ф. Энгельс «Принципы коммунизма») о невозможности установления нового социального строя, основанного на общественной собственности на средства производства, в экономически отсталой стране. Кроме того, надежды большевиков на последующую сразу за Российской мировую пролетарскую революцию не оправдались, а, следовательно, не оставалось возможности подключить к процессу восстановления разрушенного хозяйства России развитой экономики западных стран, таких как Германия, Франция, Англия. Таким образом, все более актуальной становилась основная марксистская идея о необходимости экономических предпосылок коммунизма пли социализма, как этот общественно-экономический уклад уже в 1919 году называли в России, следуя ленинским идеям о двух фазах коммунизма.

Все это обусловило необходимость кардинального пересмотра экономической политики, правящей в то время РКП(б), отказ от директивных методов руководства, включения рыночных механизмов развития экономики, что расценивалось многими недальновидными политиками-коммунистами, как шаг назад. Ленину приходилось отстаивать свои экономические взгляды в острой полемике с соратниками. «Мы социализм протащили в повседневную жизнь, — писал В. И. Ленин в 1920 году, — вот, что состав.шет задачу нашего дня, вот, что составляет задачу нашей эпохи». Весь 1921 год и большая часть 1922 года были запо.лнены работой по выработке основных принципов новой экономической политики, поворачивающейся лицом к крестьянству, центральным звеном которой стал план кооперации.

Сложность возникавших проблем была предельно велика. Город па основе национализированной, управляемой и единого центра, хотя и разоренной промышленности, восстанавливался экономически, чего нельзя было сказать о деревне, где проживала основная масса населения России.

Октябрьская революция, ликвидировав помещичье землевладение, образовала множество мелких и мельчайших крестьянских хозяйств, которые были неспособны выполнить свою экономическую, задачу обеспечения продовольствием огромно страны. Большинство крестьянских хозяйств (кроме патриархальных) в силу своей экономической мелкотоварной природы «ежечасно, ежедневно» «рождали капитализм». Правда, в годы «военного коммунизма» государство пыталось свести на нет частнособственнические тенденции не только в городе, но и в деревне. Обстановка «военного коммунизма» заставила искать именно в кооперации средство создания производственно-потребительских коммун в масштабе всего государства, средство т ого прямого продуктообмена между городом и деревней, который должен был в корне преобразовать экономические отношения в стране. Предполагалось, что кооперация и даст «аппарат массового распределения», что в дальнейшем она станет «основой организации снабжения населения на коммунистических началах». Именно в таком плане идея кооперирования всего населения страны отражена в Программе РКП б, принятой на Восьмом съезде в марте 1919 года и в решениях Девятого съезда в марте-апреле 1920 года. Однако попытка непосредственного перехода к коммунистическим формам производства и распределения оказалось нереальной, утопической, она наткнулась на сопротивление крестьян, вызвала после гражданской войны глубокий кризис 1921 года.

Кризис заставил Советскую власть отступить, перейти к новой экономической политике. Прежнее военно-политическое взаимодействие рабочего класса и крестьянства, не исключавшее неэквивалентное изъятие Советской властью продуктов крестьянского труда, было заменено экономическим, продразверстка была заменена продналогом, па базе допуска известной свободы оборота, свободы торговли продуктами крестьянского труда. Эти идеи отражены в работе В. И. Ленина «О замене продразверстки продналогом». Власть признала тот факт, что «интересы этих двух классов различны, мелкий земледелец не хочет того, чего хочет рабочий». Но ясного плана устранения этих различий между городом и деревней, ликвидации социальной разнородности экономического базиса государства у Ленина в 1921—22 годах еще не было.

Дополнивший в начале 1922 года новую экономическую политику, кооперативный план Ленина, повое понимание роли кооперации п открывали, по его мнению, этой труднейшей задачи в мелкокрестьянской стране. «При условии полного кооперирования мы бы уже стоя..и обеими ногами па социалистической почве».

Прорабатывая свои идеи, Ленин использовал обширнейший круг литературы [1]. Это свидетельствует о серьезном научном

подходе В. И. Ленина при выработке кооперативного плана преобразования страны, его стремлении знать и использовать все достижения современной ему экономической теории. Важным для Ленина-руководителя социалистического государства было обеспечение «контроля и учета» над мелкобуржуазной стихией, но главное, в дальнейшем та же кооперация должна была обличить переход от единоличных к коллективным хозяйствам «путем возможно более простым, легким и доступным для крестьянина». [9] Основание для подобных взв^ядов можно найти уже в классической политической экономии. Например, Рикардо, один из основателей политической экономии, писал по поводу взглядов Р. Оуэна: «Сам Оуэн — благожелательный энтузиаст, готовый на большие жертвы для своего любимого плана. Но может ли разумный человек поверить ему, что проектируемое им общество будет процветать и производить более чем производило до сих пор такое же количество людей, если последние будут побуждаемы к напряжению только соображениями об общем благе вместо соображений о собственном интересе? Не говорит ли против этого опыт столетий?»

Опыт столетий был дополнен к началу 1920-х гг. двадцатого века недолгим, но чрезвычайно емким опытом «военного коммунизма» в России. И здесь оказалось, что на одних только соображениях «об общем благе» строить новое общество нельзя, и здесь соображения о «собственном интересе» сказали свое веское слово. Они-то и заставили Советскую власть отступить и перейти к новой экономической политике, в полной мере учитывающей и «собственный интерес».

В. И. Ленин, рассматривая по началу нэп только как временное отступление (но не менее 30 лет, по его мнению,), предполагая, что он смениться новым наступлением, уже тогда подметил в нэпе ряд универсальных черт, которые в дальнейшем уже не должны были игнорироваться Советской властью, которые, напротив, должны были быть интегрированы ею по уже испытанному принципу «совмещения противоположностей»: сочетание энтузиазма и личного интереса, сочетание централизованного планирования с хозрасчетом в промышленности, сочетание общей и личной заинтересованности в крестьянском хозяйстве. «В нэпе мы сделали уступку крестьянину, как торговцу, принципу частной торговли; именно пз этого вытекает (обратно тому, что думают) гигантское значение кооперации. В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно, йотом}7 что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов. В самом деле, власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д. — разве это не все, что нужно для того, чтобы из кооперации, из одной только кооперации, которую мы прежде третпровали, как торгашескую, и которую с известной стороны имеем право третировать теперь при нэпе также, разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества».

Все эти идеи были разработаны Лениным в последние годы его жизни в его Политическом завещании, как часто называют продиктованные им в период болезни, с 23 декабря 1922 года по 2 марта 1923 года, статьи и письма. К ним относя гея опубликованные в газете «Правда» в 1923 году (еще при жизни Ленина) «Странички из дневника», «Как нам реорганизовать Рабкрпн», «Лучше меньше да лучше», «О кооперации», «О нашей революции».

С точки зрения развития экономической теории, представ-ляюг наибольший интерес такие статьи как «Как нам реорганизовать Рабкрпн» и «О кооперации». Намечая перспективы социалистического преобразования деревни, Ленин указывал на ряд необходимых предпосылок его успеха.

Первое — всесторонняя помощь (людьми, кредитами, орудиями производства) возникающему новому общественному строю в деревне со стороны пролетарского государства, со стороны города, поиск многообразных форм связи города и деревни.

Второе — постепенность, отсутствие поспешности в деле внесения коммунистических идей и отношений в деревню. «До тех пор, пока у нас в деревне пет материальной основы для коммунизма, до тех пор это будет, можно сказать, вредно, это будет, можно сказать, гибельно для коммунизма».

Третье — осуществление социалистическим государсгвом культурной революции в деревне, цивилизация миллионных масс крестьянского населения. «Мы можем пройти, называя теперь и более или мене конкретные сроки преобразований, — на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия. Но все-таки, это будет особая историческая эпоха, и без этой исторической эпохи, без поголовной грамотности, без достаточной степени толковости, без достаточной степени приучения населения к тому, чтобы пользоваться книжками, и без материальной основы этого, без известной обеспеченности, скажем, от неурожая, от голода и т. д., — без этого нам своей цели не достигнуть».

Ленинский план восстановления экономики при помощи нэпа дал весомые результаты, в короткие сроки удалось наладить работу промышленности и укрепить сельское хозяйство. Однако после его смерти в 1924 году, экономическая политика резко изменилась и уже к 1929 нэп был свернут, что, безусловно, сказалось на дальнейшем экономическом развитии России.

Таким образом, даже самый краткий обзор экономических взглядов В. И. Ленина показывает его незаурядную теоретическую подготовку и орш инальностъ мышления. Можно по-разному оценивать его роль в политической жизни нашей страны, но нельзя не признать его существенный вклад в развитие экономической теории вообще, и экономической теории марксизма, в частности. По ходу анализа мы пытались сравнить ленинскую экономическую теорию с классическим марксизмом и пришли к выводу, что часто он отступал от принципиальных положений марксовой теории, хотя утверждал, что это не есть отступления, а лишь — творческое развитие марксизма. Из последней части данной работы видно, что теоретические выводы Ленина всегда имели своей целью практическое преобразование действительности и опирались на реальную оценку экономических процессов и имели потенциал прогноза.

Взлёт отечественной экономической мысли в 1920-е гг. можно объяснить относительно благоприятным для её развития в сравнении с последующим периодом внутриполитическим режимом, а также наличием элементов рыночных отношений эпохи повой экономической политики (НЭП). С конца 20-х годов усиливается влияние политического, партийно-идеологического фактора в экономической науке, а в 1930-40-е гг. утверждается партийный монополизм. Усиливается самоизоляция отечественной экономической науки от зарубежной экономической мысли. В эти же годы методологические дискуссии в политэкономии были направлены на теоретико-экономическое обоснование формировавшейся командно-административной системы как сталинской интерпретации марксизма.

Н. И. Бухарин (1888-1938) — советский политический деятель и экономист. Автор трудов по философии и политэкономии, из которых наиболее известные «Мировое хозяйство и империализм» (1915), «Экономика переходного периода» (1920), «Учение Маркса и его историческое значение» (1933).

В мае 1918 выпустил ставшую широко известной брошюру «Профамма коммунистов (большевиков)», в которой теоретически обосновал необходимость трудовой повинности для нетрудовых классов. После опубликования работ «Политическая экономия рантье» п «Мировое хозяйство и империализм» стал одним из ведущих экономистов-теоретиков РКП (б). В 1919— 1920 являлся членом Исполкома Коминтерна. В октябре 1919 совместно с Евгением Алексеевичем Преображенским написал выдержавшую впоследствии более 20 переизданий брошюру «Азбука коммунизма». В мае 1920 написал (частично в соавторстве с Г. Л. Пятаковым) работу «Экономика переходного периода. Часть I: Общая теория трансформационного процесса». Эти работы были положительно встречены Лениным.

В целом работы Н. И. Бухарина 1918—1921 гг. написаны под сильным впечатлением от практики «военного коммунизма», связанного с широким применением внеэкономического принуждения в экономике страны. Характерная цитата: «с точки зрения большого по своей величине исторического масштаба, пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, яв.яется, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

В конце 1920-х гг. Николай Иванович Бухарин выступил против линии И. В. Сталина на применение чрезвычайных мер при проведении коллективизации и индустриализации, что было объявлено «правым уклоном» в ВК1 I (б), необоснованно репрессирован н расстрелян. Дискуссии о проблемах соотношения плана и рынка (Е. Преображенский, Г. Сокольников), конъюнктуры рынка п экономического роста (А. Богданов, В. Базаров, I I. Кондратьев, А. Чаянов).

Николай Дмитриевич Кондратьев (1892-1938) - русский советский экономист; окончил юридический факультет Петербургского университета. Однако его интересы вскоре вышли за пределы юридических знаний, основное внимание он стал уделять изучению экономики. К концу его учебы юридический факультет выступил с ходатайством оставить Николая Дмитриевича Кондратьева при университете «для приготовления к профессорскому званию по кафедре политической экономии и статистики». По столь ясные перспективы университетской карьеры Кондратьева были изменены историей — срок его аспирантуры истёк в январе 1917 г.

В силу своего крестьянского происхождения 11. Д. Кондратьев быстро втянулся в круг экономических и политических проблем аграрной реформы, ставшей одним из главных лозунгов Февральской революции 1917 года. И в октябре его назначили заместителем министра продовольствия во Временном правительстве России.

Решение аграрного вопроса 11. Д. Кондратьев видел в социализации земли. Он приходит к выводу, что в деревне должно быть уравнительное семейно-трудовое пользование землей и каждому трудящемуся земля должна предоставляться безвозмездно. Ученый выделял три приемлемые формы землепользования — личную, общинную и артельную, но считал, что выбор формы должен осуществляться на местах. 11. Д. Кондратьев верил в возможность широкой кооперации в сельском хозяйстве. 1Толожительные стороны кооперации заключаются в отсутствии акцента на прибыль и в возможности роста производительности труда. К принципам кооперирования учёный относил добровольность п последовательный переход к высшим формам кооперации.

Теория «длинных волн» Н. Д. Кондратьева. Анализ важнейших экономических показателей в четырех саранах за период, примерно равный 140 годам, привел I I. Д. Кондратьева к мысли о существовании больших периодических циклов продолжительностью примерно 50 лет. Каждый цикл состоял из двух фаз — подъема и спада. Период продолжительности и причину возникновения циклов 11. Д. Кондратьев связывал с революционным обновлением производственных средств.

Николай Дмитриевич Кондратьев не принял сразу идей большевизма и лишь в 1919 году решился на сотрудничество с новыми властями. Дальнейший его путь тесно переплетается с деятельностью А. В. Чаянова. Однако в отличие от последнего, Кондратьев занимается не организационно-производственными проблемами крестьянских хозяйств и кооперации, а анализом экономической обстановки, в которой приходится действовать сельским производителям. Эти исследования быстро вывели Николая Кондратьева на проблему долгосрочных тенденций развития экономики. Обработав с помощью специальных математических методов данные об изменениях ряда важнейших показателей состояния экономики Англии, Франции, Германии и США с конца XVIII века и до начала XX века, Кондратьев обнаружил любопытные закономерности. 11роаналпзировав их, он сформулировал теорию «длинных волн» развития рыночной экономики, прославившую его имя.

В начале 1920-х годов Кондратьев развернул широкую дискуссию по вопросу о длительных колебаниях при капитализме. В те времена еще очень сильны были надежды на скорую революцию в передовых капиталистических странах, и поэтому вопрос о будущем капитализма, о возможности нового его подъема, достижения им более высокой стадии развития был чрезвычайно актуален.

Дискуссия началась с опубликованной в 1922 году работы «Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны», в которой Кондратьев выступил с предположением о существовании длинных волн в развитии капитализма. Несмотря на отрицательную реакцию большинства советских ученых на эту публикацию, I I. Д. Кондратьев продолжал последовательно отстаивать свою позицию в следующих работах: «Спорные вопросы мирового хозяйства и кризиса (ответ нашим критикам)» — 1923; «Большие циклы конъюнктуры» — 1925; «К вопросу о больших циклах конъюнктуры» — 1926; «Большие циклы конъюнктуры: Доклады и их обсуждение в Институте экономики» (совместно с Опариным Д. И.) — 1928.

Исследования и выводы Кондратьева основывались на эмпирическом анализе большого числа экономических показателей различных стран на довольно длительных промежутках времени, охватывавших 100—150 лет. I I. Д. Кондратьевым была проанализирована динамика изменения следующих показателей с конца XVIII в. по начало XX в.:

  • 1) но Англии: цен, процентов на капитал, заработной платы сельскохозяйственных и текстильных рабочих, внешней торговли, производства угля, чугуна, свинца.
  • 2) по Франции: цен, процента на капитал, внешней торговли, потребления угля, посевной площади овса, портфеля Французского банка, вкладов в сберегательных кассах, потребления хлопка, кофе, сахара.
  • 3) по Германии: производства угля и стали.
  • 4) по США: цен, производства угля, чугуна и стали, количества веретен хлопчатобумажной промышленности, посевных площадей хлопка.
  • 5) мирового производства угля и чугуна.

Показатели производс тва и потребления — не общие, а в расчете на душу населения.

С помощью метода наименьших квадратов из ряда выделялись (в основном квадратичные) тренды, а затем полученные остатки осреднялись с помощью девятилетней скользящей средней. Осреднение позволяло сгладить колебания, происходящие чаще, чем раз в девять лет. Дшна цикла оценивалась как расст ояние между соседними пиками пли спадами. Конечно, такая математическая методика исследования, применявшаяся Кондратьевым, не была лишена недостатков и подвергалась справедливой критике со стороны его оппонентов, но все возражения касались лишь точной периодизации циклов, а не их существования.

Н. Д. Кондратьев понимал необходимость вероятностного подхода при исследовании статистических рядов экономических показателей. В своей статье «Большие циклы конъюнктуры» он писал, что считать доказанным наличие таких циклов нельзя, но вероятность их существования велика. Ни один из имеющихся методов математической статистики не может с достаточной степенью вероятности подтвердить присутствие 50-ти летних циклов па отрезке 100—150 лет, т. е. на основании информации, содержащей максимум 2—3 колебания. Однако, возражая на заявления критиков, что нельзя говорить о «правильности», то есть о периодичности больших циклов, поскольку их длительность колеблется от 45 до 60 лет, Кондратьев справедливо возражал, что большие циклы с вероятностной точки зрения не менее «правильны», чем традиционные циклические кризисы. Так как длина традиционного циклического кризиса варьируется в пределах от 7 до 11 лет, то его отклонение от средней состав.шет более 40%, а такое отклонение от средней для большой волны, длительность которой изменяется от 45 до 60 лет, меньше 30%. Так как никакой математический аппарат анализа временных рядов не может с достаточной вероятностью подтвердить или опровергнуть существование длинных циклов, Кондратьев искал дополнительную информацию, стараясь найти свойства и явления, общие для соответствующих фаз обнаруженных им длинных циклов. К началу 1920-х мировой капитализм пережил, по расчетам Кондратьева, две с половиной длинных волны, длиной 48— 55 лет. На подав.шющем большинстве кривых эти цпк.ы четко видны безо всякой математической обработки. Периоды колебаний и основные (верхние и нижние) точки кривых зависимостей разных показателей совпадают (±3 года).

Таблица 1.

Хронология больших циклов экономической динамики, по Н. Д. Кондратьеву (составлена в 1925 г.)

I повышательная волна

1785-1790 по 1810-1817

I понижательная волна

1810-1817 по 1844-1851

II повышательная волна

1844-1851 по 1870-1875

II понижательная волна

1870-1875 по 1890-1896

III повышательная волна

1890-1896 по 1914-1920

III понижательная волна

1914—1920 по наст, время

На протяжении всего исследуемого периода Кондратьевым также было сделано 4 важных наблюдения относительно характера этих циклов — «4 эмпирические правильности». Две из них относятся к повышательным фазам, одна к стадии спада и еще одна закономерность проявляется на каждой из фаз цикла.

  • 1) У истоков повышательной фазы пли в самом ее начале происходит глубокое изменение всей жизни капиталистического общества. Этим изменениям предшествуют значительные научно-технические изобретения и нововведения. В повышательной фазе первой волны, то есть в конце XVIII века, это были: развитие текстильной промышленности и производство чугуна, изменившие экономические и социальные условия общества. Рост во второй волне, то есть в середине XIX века Кондратьев связывает со строительством железных дорог, которое позволило освоить новые территории и преобразовать сельское хозяйство. Повышательная стадия третьей волны в конце XIX и начале XX века, по его мнению, была вызвана широким внедрением электричества, радио и телефона. Перспективы нового подъема Кондратьев видел в автомобильной промышленности.
  • 2) На периоды повышательной волны каждого большого цикла приходится наибольшее число социальных потрясений (войн и революций). Вот список основных событий, по
  • 11. Д. Кондратьеву.

I повышательная волна: Великая французская революция, наполеоновские войны, войны России с Турцией, война за независимость США.

I понижательная волна: французская революция 1830 г., движение чартистов в Англии.

II повышательная волна: революции 1848—1849 гг. в Европе (Франция, Венгрия, Германия), Крымская война 1856 г., восстание сипаев в Индии 1867—1869 гг., гражданская война в США 1861—1865 гг., войны за объединение Германии 1865—1871 гг., французская революция 1871 г.

II понижательная волна: война России с Турцией 1877— 1878 гг.

III повышательная волна: англо-бурская война 1899—1902 гг., русско-японская война 1904 г., первая мировая война, революции 1905 г. и 1917 г. и гражданская война в России.

Ясно видно, что социальные потрясения повышательных волн намного превосходят таковые понижательных волн как по числу событий, так и (что более важно) но числу жертв и разрушений.

  • 3) Понижательные фазы оказывают особенно угнетающее влияние на сельское хозяйство. Низкие цены на товары в период спада способствуют росту относительной стоимости золота, что побуждает увеличивать его добычу. Накопление золота содействует выходу экономики из затяжного кризиса.
  • 4) Периодические кризисы (7—11-летнего цикла) как бы нанизываются на соответствующие фазы длинной волны и изменяют свою динамику в зависимости от нее — в периоды длительного подъема больше времени приходится па «процветание», а в периоды длительного спада учащаются кризисные годы.

Рассмотренная динамика ряда важнейших элементов позволила Кондратьеву сделать следующие выводы:

  • 1. Динамика изученных элементов с конца 18 века до 20-ых годов 20 века обнаруживает большие циклы.
  • 2. В отношении тех элементов, динамика которых не наблюдает определенной или резко выраженной тенденции роста или падения, как, например, цены, эти циклы проявились в волнообразной смене их уровня. В отношении тех элементов, динамика которых такую тенденцию обнаружила, циклы эти проявились в волнообразной смене темпа развития этой тенденции.
  • 3. Большие циклы отдельных изученных элементов более или менее совпадают во времени, хотя и не вполне.
  • 4. Считая пока невозможным определить совершенно точно годы переломов в развитии больших циклов, и учитывая неточность определения таких переломов (на 5—7 лет), исходящую из самого анализа данных, Кондратьев наметил следующие наиболее вероятные границы больших циклов:

Первый цикл:

  • 1.11овышательная волна — с конца 80-ых — начала 90-ых годов 18 века до периода 1810—1817 годов.
  • 2. Понижательная волна — с периода 1810-1817 гг. до периода 1844-1851 гг.

Второй цикл:

  • 1. Повышательная волна — с периода 1844—1851 гг. до периода 1870—1875 гг.
  • 2. Понижательная волна — с периода 1870-1875 гг. до периода 1890-1896 гг.

Третий цикл:

  • 1. Повышательная волна — с периода 1892—1896 гг. до периода 1914—1920 гг.
  • 2. Вероятная понижательная во.лна третьего цикла — с периода 1914-1920 гг.
  • 5. Сам факт существования больших циклов в динамике изученных элементов еще не говорит с необходимостью о том, такие циклы существуют в динамике всех других, выше нерассмотренных элементов. Решение вопроса о том, какие из них обнаруживают эту цикличность, является задачей дальнейшего исследования. В своем исследовании Кондратьев обнаружил и такие элементы, в динамике которых больших циклов нет. Однако признание существования больших циклов вовсе не предполагает, что они всеобщи и обнаруживаются в динамике всех элементов.
  • 6. Установленные большие циклы важнейших элементов экономической жизни имеют международный характер, причем в отношении европейских капиталистических стран периоды этих циклов близко совпадают. На основании приведенных данных можно утверждать, что последнее положение имеет силу и для США. Однако это не мешает думать, что в динамике развития капитализма этой страны, и, в частности, в периодах колебания ее динамики, имеются и свои особенности.

Предыдущие выводы получены па основании анализа статистических кривых, отображающих динамику отдельных элементов хозяйственно-капиталистической жизни. Кондратьев осознавал, что рассмотрение только этих кривых недостаточно для того, чтобы установить вполне существование больших циклов. Чтобы сделать выводы из анализа кривых более убедительными, необходимо также изучить развитие капитализма в его конкретных чертах, п не только на основании цифр, но и па основании описательных данных, показаний современников.

  • 11. Д. Кондратьев провёл эмпирическое доказательство существования больших циклов, и она лишь укрепила сделанные им выводы.
  • 1. Первая эмпирическая правильность сводится к следующему:

Перед началом повышательной волны каждого большого цикла, а иногда в самом ее начале наблюдаются значительные изменения в условиях хозяйственной жизни общества. Эти изменения обычно выражаются в той или иной комбинации, в значительных технических открытиях и изобретениях, в глубоких изменениях техники производства и обмена, в изменении условий денежного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни.

Несомненно, указанные изменения в той или иной степени совершаются непрерывно, и их можно наблюдать на протяжении всей истории капитализма. Но, по-видимому, они протекают неравномерно и наиболее интенсивно выражены именно перед началом повышательных волн больших циклов и в начале их.

Однако при этом возникают вопросы: утверждая, что они наиболее выражены перед началом и в начале больших циклов, насколько большой период до начала и после начала мы имеем в виду? Равным образом, какой критерий применить при отборе глубоких и значительных изменений в условиях хозяйственной жизни? Методология решения этих вопросов представляет очень большие трудности. В отношении к первому вопросу Кондратьев предлагает иметь в виду период в 20—25 лет до начала и в 5 лет после начала волны большого цикла. В сумме взятое число лет составит как раз около половины периода большого цикла. В отношении второго вопроса он предложил придерживаться более или менее установившихся взглядов в истории техники и хозяйства.

Обращаясь теперь к первому циклу, он отмечает, что повышательная волна его начинается в разгар промышленной революции и глубоких изменений в производственных отношениях прежде всего в Англии, в меньшей степени во Франции и других странах. Промышленная революция охватила почти все основные отрасли промышленности — прядильную и ткацкую, химическую п металлургическую. Она сказалась также и на технике путей сообщения.

Но промышленной революции предшествует и ей сопутствует ряд значительных технических изобретений, более многочисленных и важных чем в обычное время. Этот период охватывает время приблизительно с 1764 по 1795 гг. Многие из этих изобретений являются новыми.

В вопросе о технических изобретениях необходимо различать момент их появления и внедрения на практике. И если период значительных изобретений начинается с середины 60-ых годов 18 века, то преимущественно после 70-ых, 80-ых годов и позднее эти технические изобретения находят широкое применение.

Ручная прядильная машина Харгривса, известная под именем «Дженни» и дающая тонкие нити, была сконструирована в 1767 году. Изобретение прядильной машины Аркрайта, приводимой в движение водой и дающей сравнительно толстые и грубые нити, относится к 1768 году. Машина Кромптона, приводимая в действие водой и дающая сголь же тонкие нити, что и машина Харгривса, была изобретена в 1775 г. и вводится в 1779 году.

По если изобретение усовершенствованных прядильных машин относится к концу 60-ых годов и началу 70-ых, то их внедрение на практике идет лишь после 70-ых годов — в 80-ые и более годы. Ежегодный ввоз хлопка в Англию в 1781—1785 гг. составил всего 10,9 млн фунтов, в 1786—1790 гг. — уже 25,4 млн фунтов, а в 1800 году — 56,1 млн фунтов.

Прогресс в технике и промышленности прядения явился побудительным мотивом для усовершенствования техники ткачества. Однако прогресс в этой области шел медленнее. Механический ткацкий станок Картрайта был изобретен в 1784 году.

Успехи в текстильной индустрии отчасти стимулировали прогресс в соответствующих областях химической индустрии, особенно в области белильной и красильной промышленности. Изобретение искусственных красящих веществ относится к 1771 году. Но широкое практическое применение данное изобретение находит лишь с 90-ых годов 18 века.

Значительный прогресс наблюдался в конце 18 века и в металлургической промышленности. В 1766 г. была изобретена отражательная печь, послужившая основанием для нового метода обработки железа — пудлингования. С 80-ых годов получает применение производство чугуна при помощи каменного угля по способу Абрахама Дарби, изобретение которого относится еще к 1735 году. Выплавка чугуна быстро пошла вперед именно с конца 80-ых годов.

Улучшение условий и рост производства за тоже время наблюдается также и в угольной промышленности. Это обусловлено развитием металлургии, но главным образом одним из самых значительных событий эпохи — изобретением паровой машины и применением ее.

Применение паровых машин явилось весьма сильным толчком к развитию всей экономической жизни, в частности угольной промышленности, металлургии, текстильной индустрии, транспорта и т. д.

Началу повышательной волны второго большого цикла равным образом предшествует ряд крупнейших технических изобретений. Среди них можно указать значительное усовершенствование паровоза (1824), изобретение турбины (1824—1827), изобретение электрической лодки, электромагнитного телеграфа (1832) и др.

11ервая железная дорога в Англии была открыта к движению в 1825 году. Но период с 1827 по 1847 год в отношении железнодорожного дела в Англин известен лишь как период экспериментов. Еще в 1842 году протяжение железных дорог Англии было всего 1857 миль, а в 1848 году уже 5,127 миль.

Равным образом и во Франции, и в США конец 30-ых годов и 40-ые годы 19 века характеризуются усиленным ростом железнодорожного строительства.

Повышательной волне, третьего большого цикла равным образом предшествовало крупнейшее изменение в условиях хозяйственной жизни, и прежде всего в области техники.

Успехи техники 1870—90-х годов нашли широкое применение в промышленной практике. Также начало повышательной волны большого цикла совпадает с тремя крупными изменениями в условиях развития хозяйственной жизни.

Сюда относится: 1) увеличение добычи золота с середины 1880-х и особенно 1890-х годов; 2) установление золотого денежного обращения в целом ряде стран; 3) широкое вовлечение в мировые экономические отношения стран молодой культуры (Австралия, Аргентина, Чили, Канада и др.). Обороты внешней торговли этих стран повысились.

2. Вторая эмпирическая правильность: периоды больших циклов, как правило, значительно богаче крупными социальными потрясениями и переворотами в жизни 0611 [ества (революции, войны), чем периоды понижательных волн.

На периоды повышательных волн приходится наибольшее количество наиболее значительных социальных потрясений и переворотов, как революционных, так и военных.

3. Третья эмпирическая правильность заключается в том, что понижательные волны этих циклов сопровождаются длительной депрессией сельского хозяйства.

Сельскохозяйственная депрессия эта выразилась, например, в Англии, прежде всего в том, что абсолютный уровень цен сельскохозяйственных товаров резко понизился. Так цена пшеницы, составлявшая за период 1796—1816 гг. в среднем 84 шиллинга за кварту, в среднем за период 1816-1845 гг. равнялась только

61 шиллингу за кварту?. Аналогичное и даже более сильное падение наблюдается в ценах шерсти, льна, сахара и табака.

Но так как в этот период падали цены и промышленных товаров, то указанное понижение абсолютного уровня цен сельскохозяйственных товаров могло бы не обозначать глубокой депрессии сельского хозяйства, если бы падение это не было более значительно, чем падение промышленных цен. Однако в действ ительности положение сельского хозяйства осложнялось именно тем, что цены сельскохозяйственных товаров падали относительно значительнее и, следовательно, покупательная сила этих товаров понижалась.

Факт существования сельскохозяйственной депрессии после наполеоновских войн доказывается также тенденциями изменения земельной ренты. По исчислениям Томсона, рента на акр с начала 18 века повышалась в Англии до 1818 года; в 1818 году она равнялась 19 шиллингам 4 пенсам; в дальнейшем рента, хотя и с колебаниями, понижается до 1840 года; в 1839 году она составляла уже 18 шиллингов 5 пенсов.

Но если сельскохозяйственная депрессия, приходящаяся на понижательный период первого цикла, мало исследована, то депрессия, приходящаяся на понижательный период второго цикла (с 1870-ых годов), исследована довольно подробно. Эта депрессия охватила почти все основные европейские страны и совершенно явственно сказалась в США.

Факт этой депрессии выяв.яется также в падении как абсолютного уровня сельскохозяйственных товаров, преимущественно продуктов полеводства, так и в падении их к общем)7 индексу цен, т. е. их покупательной силы. Факт рассматриваемой депрессии проявился также и в падении земельной ренты. По исследованию Томсона земельная рента с 28 шиллингов 10 пенсов на акр в 1872—1874 гг. понизилась до 22 шиллингов 10 пенсов в 1890 1892 гг.

Наконец, симптомом сельскохозяйственной депрессии и в данном случае, подобно тому, как это было в первой половине века, можно считать факт избрания специальных парламентских комиссий по выяснению причин депрессии и мер борьбы против нее.

4. Четвертая наблюдаемая правильность сводится к следующему. Большие циклы конъюнктуры выявляются в том же едином процессе динамике экономического развития, в котором выявляются и средние циклы с их фазами подъёма, кризиса и депрессии. Средние циклы поэтому как бы нанизываются на волны больших циклов. Но если это так, то ясно, характер фазы большого цикла, на которую приходятся данные средние циклы, не может не отражаться на средних циклах.

Средние циклы, приходящиеся на понижательный период большого цикла, должны характеризоваться длительностью и глубиной депрессии, краткостью и слабостью подъёмов; средние циклы, приходящиеся на повышательный период большого цикла, должны характеризоваться обратными чертами.

Отсюда легко видно, что в период понижательных волн большого цикла преобладают годы депрессий, а в период повышательных волн большого цикла — годы подъемов.

Имеющиеся данные достаточны, чтобы признать большую вероятность цикличности.

Указывают, что большие волны конъюнктуры лишены той правильности, какую обнаруживают средние пли промышленно-капиталистические циклы, связанные с кризисами. Однако это не так. Если, говоря о правильности, иметь в ввиду правильность их повторения во времени, то нужно признать, что большие волны до сих пор обнаруживались с не меньшей правильностью, чем средние волны. Строгой периодичности в социально-экономических явлениях вообще нет, нет ее и в средних волнах. 11родолжительность средней волны колеблется, по крайней мере от 7 до 11 лет, т. е. амплитуда колебания доходит в них до 57%. Продо.окптельность наблюдавшихся больших волн колеблется от 48 до 60 лет, т. е. даёт амплитуду всего в 25%.

Если, говоря о правильности, иметь в виду, что средние циклы прояв.шются в международном масштабе, то и в этом отношении большие волны не отличаются от средних циклов. Известно, что первоначально эти циклы проявлялись преимущественно в Англин. Лишь затем но мере роста капитализма в других странах (Франция, Германия, США) они обнаруживаются в этих странах. Говоря о международном характере средних циклов, имеют в виду, что они проявляются в ряде капиталистических стран, связанных между собой мировым рынком. Большие волны изучены меньше. Но как видно, что и они все не составляют удела какой-либо страны. Можно утверждать с большой вероятностью, что они имеют место во всех странах развитого капитализма. Таким образом, стало ясно, что в больших волнах имеет место не меньшая правильность, чем в средних волнах. И если последние можно признать циклическими, то нет оснований не считать циклическими и большие волны.

Условия и события, вызывающие большие волны в экономической динамике. В то время как средние циклы вызываются внутренними причинами динамики капиталистического хозяйства, большие волны динамики вызываются случайными привходящими условиями и событиями, например: 1) Изменениями техники, 2) Войнами и революциями, 3) Вовлечением новых территорий в мировое хозяйство, 4) Колебаниями в добыче золота.

Изменение в области техники, бесспорно, оказывает влияние па ход капиталистической динамики. Само развитие техники включено в закономерный процесс экономической динамки.

Войны революции равным образом не могут не иметь влияния на ход хозяйственного развития. Они возникают на почве реальных, и прежде всего экономических, условий.

Войны и социальные потрясения включаются в процесс капиталистического развития и оказываются его функцией и формой. Что касается вовлечения новых территорий, то очевидно, что это обстоятельство не может служить при входящих факторах, удовлетворительно объясняющим возникновения больших волн в динамике хозяйственного развития. США были известны относительно очень давно. Однако в мировое хозяйство они начинают вовлекаться особенно усиленно почему-то лишь с середины XIX века.

Остаётся рассмотреть, можно ли считать привходящим случайного обстоятельством, обусловливающим наличие больших волн конъюнктуры, открытие новых россыпей золота, увеличение его добычи и, в связи с этим увеличение количества денег.

Хотя золото и является общепризнанным воплощением ценности, но оно — всё же товар. И как всякий товар, оно получается с издержками производства. При неблагоприятном соотношении ценности золота и цен других товаров могут забрасываться и далеко не исчерпанные богатые рудники. Наоборот, при благоприятном соотношении их будут привлекаться к эксплуатации даже и относительно бедные россыпи и рудники.

Доходность добычи золота повышается ио мере приближения к моменту наиболее низких цен и высокой покупательной способности золота. Если увеличение добычи золота и может быть предпосылкой роста товарных цен и повышения конъюнктуры, то в свою очередь сама добыча золота подчинена влиянию больших циклов конъюнктуры и не может рассматриваться как привходящий случайный фактор. Болы не того, если на добычу золота и оказывают влияние нахождения новых рудников и технического изобретения, если в них и есть несомненный элемент случайности, то значение этой случайности весьма ограничено. Сами искания россыпей и технические новшества включены в общий ход циклических колебаний конъюнктуры. (См.: Кондратьев Н. Д. Проблемы экономической динамики. — М., 1989).

Заслуга Кондратьева и современное значение его теории «длинных волн» в экономике. Многие видные экономисты в течение полувека разрабатывали и создавали свои концепции «длинных циклов Кондратьева». Почему же именно Кондратьева? Ответ на этот вопрос можно обосновать следующими соображениями. Появившиеся в печати материалы по длительным колебаниям до Кондратьева были единичными и носили лишь характер догадок. Кондратьев же рассматривал этот вопрос более обстоятельно. Кроме т ого, его работы переводились на английский, немецкий, французский языки.

Наибольшей научной заслугой Кондратьева является то, что он осуществил попытку построить замкнутую социально-экономическую систему, генерирующую внутри себя эти длительные колебания. В работах же предшественников Кондратьева обязательно присутствуют факторы, играющие роль внешнего толчка в формировании колебаний. Кондратьев же раскрывает внутренний механизм как спадов, так и подъемов. Именно это второе обстоятельство привлекло западных экономистов в то время, когда общая экономическая ситуация, особенно в 1930-х гг., казалась безысходной, то есть кондратьевская концепция давала надежду на выход из большого кризиса.

Несомненным вкладом Н. Д. Кондратьева в современную эконометрическую науку было введение им вероятностных законов в анализ экономических процессов. Кондратьев одним из первых поставил вопрос о существовании равновесий в экономике.

1 Тривлекательным было также сочетание у Кондратьева экономического анализа с социологическим: до Кондратьева исследователи длительных колебаний больше внимания уделяли изучению материальных факторов, а Кондратьев рассматривал социальные и политические аспекты — войны, перевороты. Интересно, что он впервые ввел различие между «промежуточными войнами», играющими роль стиму.мггора экономики в начале фазы подъема, и «окончательными войнами» и переворотами в конце подъема, разрешающими противоречие, накопившиеся в период подъема.

За рубежом имя Н. Д. Кондратьева никогда не забывали, и «кондратьевские волны» стали толчком к рождению целого направления в современной экономической пауке. Оно бурно развивается и сегодня, поскольку резко ускорившийся научно-технический прогресс стал, похоже, сжимать «длинные волны», и человечеству видимо, надо готовиться к серьезным колебаниям экономического развития.

Теоретические концепции длинных волн важны тем, что они дают необходимую основу для оценки состояния экономики и прогнозирования её будущего состояния.

  • 1. Циклы по Кондратьеву выражаются изменениями, либо уравнений экономических показателей, либо темпов их динамики и носят международный характер. Опираясь на концепцию частичного равновесия А. Маршала (1842—1924 гг.), ученый рассматривал обнаруженные нм большие циклы как нарушение и последовательное восстановление длительного экономического равновесия.
  • 2. Он установил ряд эмпирических закономерностей, сопровождающие большие циклы. Так, например, повышательная волна тогда, когда накапливается достаточное количество капитала, идущего на инвестиции в обновление техники и создание новых технологий.
  • 3. В мировой экономической науке интерес к проблеме циклов и закономерностей циклического развития обострился после Великой депрессии (1929—1933 гг.). Гипотеза Кондратьева нашла много сторонников и последователей. Эти выводы вызвали болы ной интерес во всем мире: о работах Николая Дмитриевича Кондратьева немедленно с похвалой отозвались крупные учёные, включая Кейнса, Шумпетера и др. Теория прочно вошла в число крупнейших достижений науки.

С тех пор длительные циклы называются «циклами Кондратьева». Эта теория доказала, что страны с рыночной экономикой в своём развитии регулярно проходят через стадии экономического подъёма и спада, образующие стандартные циклы, которые повторяются каждые 40—60 лет. Тем самым впервые в мировой экономической науке Кондратьев сумел доказать, что время является самостоятельной и важной экономической категорией, с которой надо считаться при регулировании хозяйства любой страны.

Иная судьба ждала теорию «длинных волн» и ее автора в самой России. Рожденная долгими исследованиями убежденность в том, что экономика развивается по объективным законам, сыграла роковую роль в судьбе Николая Кондратьева. Его взгляды и аргументы противоречили той теории «партийного подхода к планированию экономики», которая под присмотром Сталина становилась главенствующей в СССР. Так же, как и А. В. Чаянов, не вписывался Николай Дмитриевич Кондратьев и в планы преобразований сельского хозяйства.

В июле 1930 года вместе с А. В. Чаяновым он был арестован по ложному обвинению в создании и руководстве подпольной «Трудовой крестьянской» партии, которая якобы боролась против коллективизации в СССР, и осужден на 8 лет заключения. Тяжелые условия заключения подорвали его здоровье: в конце 1936 года он тяжело заболел. Но сталинские карательные органы не дали ему умереть своей смертью. В 1938 году он снова был осужден по тому же делу и расстрелян. Ему было 46 лет. Полностью реабилитировали Николая Кондратьева («за отсутствием состава преступления») лишь спустя почти по.века — в 1987 году, а первая книга его трудов пришла к нынешнему поколению экономистов только в 1989 г.

Наибольшей научной заслугой Кондратьева яв.шлется то, что он осуществил попытку построить замкнутую социально-экономическую систему, генерирующую внутри себя эти длительные колебания. В работах же предшественников Кондратьева обязательно присутствуют факторы, играющие роль внешнего толчка в формировании колебаний. Кондратьев же раскрывает внутренний механизм как спадов, так и подъемов. Именно это второе обстоятельство привлекло западных экономистов в то время, когда общая экономическая ситуация, особенно в 1930-х годах, казалась безысходной. То есть кондратьевская концепция давала надежду на выход из большого кризиса. Несомненным вкладом II. Д. Кондратьева в современную эконометрическую науку было введение вероятностных законов в анализ экономических процессов.

11ривлекательным было сочетание у Кондратьева экономического анализа с социологическим: до Кондратьева исследователи длительных колебаний больше внимания уделяли изучению материальных факторов, а Кондратьев рассматривал социальные и политические аспекты — войны, перевороты. Интересно, что он впервые ввел различие между «промежуточными войнами», играющими роль стимулятора экономики в начале фазы подъема, и «окончательными войнами» и переворотами в конце подъема, разрешающими противоречие, накопившиеся в период подъема.

За рубежом имя II. Д. Кондратьева никогда не забывали, его работы переводились на английский, немецкий, французский языки. Кондратьевские волны стали толчком к рождению целого направления в современной экономической пауке. Оно бурно развивается и сегодня, поскольку резко ускорившийся научно-технический прогресс стал, похоже, сжимать «длинные волны», и человечеству видимо, надо готовиться к серьезным колебаниям экономического развития.

Александр Васильевич Чаянов (1888—1939) — русский советский экономист-аграрник. Родился в Москве. Окончил Московский сельскохозяйственный институт. В 1912 году

А. В. Чаянов завершил свои «Очерки теории трудового хозяйства». Этим трудом он внёс важный вклад в формирование нового организационно-производственного направления русской экономической мысли.

А. В. Чаянов и его единомышленники А. Н. Челинцев, Н. 11. Макаров и А. А. Рыбников ставили своей целью улучшение крестьянского фудового хозяйства на основе рацнона.хьной организации производства, его интенсификации за счёт передовой технологии, кооперирования сбыта и переработки сельскохозяйственных продуктов и т. д.

Новая организация крестьянского хозяйства мыслилась организационно-производственным направлением вне ломки существующего политического и экономического строя России.

Представители организационно-производственного направления утверждали, что крестьянское хозяйство исключительно устойчиво и выживаемо. Эта устойчивость многократно усиливается за счет кооперации, поэтому особое внимание уделялось теории и практике кооперативной работы. Очень много внимания в своей деятельности А. В. Чаянов уделял чтению лекций по кооперации.

В 1915 году в России создается Всероссийский ценфальный кооперативный комитет, который в 1917 году преобразуется во Всероссийский Совет кооперативных съездов — высший орган кооперации.

А. В. Чаянов становится непременным участником всех кооперативных инициатив. Его избирают в члены Всероссийского Совета кооперативных сьездов, который выдвигает А. В. Чаянова в качестве представителя от кооперации во Временном правительстве. В период буржуазно-демократической революции А. В. Чаянов был выдвинут па пост товарища министра зекгхеде-лия в последнем составе правительства. Он пробыл на этой должности всего около двух педель.

Октябрьскую революцию А. В. Чаянов встретил настороженно. Вначале были противоречия с советской властью, но со временем стало ясно, что примирение необходимо и неизбежно. С приходом советской власти появилась тенденция огосударствления кооперации и изменения её работы. В 1923 г. А. В. Чаянов за рубежом выпустил свой главный труд — «Учение о крестьянском хозяйстве». На родине он вышел в 1925 году под названием «Организация крестьянского хозяйства». В середине 1920-х годов А. В. Чаянов выпускает свою последнюю работу по теории крестьянского хозяйства. В 1927 году выходит второе издание книги А. В. Чаянова «Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной кооперации», в котором систематизирована его кооперативная теория. А. В. Чаянов полагал, что с помощью кооперации можно избавить крестьян от нищеты и закабаления. Кооперация — это путь и формы облачения труда крестьянина и улучшения его жизни путем постепенного кооперирования тех производственных процессов, которые ему выгодны.

Решение аграрного вопроса А. В. Чаянов видел в социализации земли. Сущность социализации, с его точки зрения, — в уравнительном распределении земли: по трудовой норме, то ешь крестьянин должен получать надел земли, который он мог бы обработать трудом своей семьи, или по потребительской норме надела, чтобы доход с земли удовлетворил все потребности его семьи.

Учение А. В. Чаянова о трудовом крестьянском хозяйстве

А. В. Чаянов говорил об исключительной выживаемости крестьянских хозяйств в условиях длительного и значительного падения цен, а также роста издержек, поскольку они не гонятся за прибылью. А. В. Чаянов признавал преимущество крупного хозяйства над мелким. Для России, считал он, предпочтительно сочетание семейных крестьянских хозяйств с крупными кооперативами: последние берут на себя переработку, транспортировку и реализацию продукции, а также кредитование крестьянских хозяйств. Развитие деревни и выход из кризиса ученый видел в создании кооперации. Система кооперации представлялась ему как совокупность союзов кооперации, ведавшая отдельными отрас-крестьянского хозяйства.

Творчество выдающегося русского экономиста-аграрника А. В. Чаянова отличается исключительным богатством и разнообразием. Нет ни одной отрасли аграрно-экономической науки, где ученый не оставил бы свой след. В логическом развитии теории А. В. Чаянова о трудовом крестьянском хозяйстве можно выделить три этапа:

  • 1. Семейное крестьянское хозяйство;
  • 2. Кооперативы;
  • 3. Отрасль сельского хозяйства в целом.

Над этими проблемами А. В. Чаянов трудился всю свою жизнь, проведя их через все сочинения.

Появление новой аграрно-экономической теории было обусловлено историческими и идейными условиями общественной жизни конца XIX — начала XX вв.

Важную роль в появлении нового аграрного мышления сыграл коренной перелом в экономическом развитии сельского хозяйства начала века, выразившийся в кризисе помещичьего хозяйства и в бурном развитии крестьянских хозяйств. Обе отмеченные тенденции развивались весьма противоречиво. Именно они обусловили углубление аграрного кризиса в России начала XX века. Столыпинская аграрная реформа не разрешила этот кризис, но ускорила его созревание. В конечном счете, именно неразрешенные проблемы крестьянского хозяйства первых двух десятилетий XX века дали толчок появлению теории семейно-трудового хозяйства.

Идею семейной экономики, семейного хозяйства А. В. Чаянов считал коренной чертой русской аграрно-экономической мысли, восходящей к «Домострою» Сильвестра (XVI в.). Именно в этом произведении семья рассматривается как целостный хозяйственный организм, во всем богатстве его экономических, де-мографических и социокультурных проявлений.

Огромное влияние на А. В. Чаянова оказали традиции Петровской сельскохозяйственной академии. Любимый ученик известного статистика и агронома А. Ф. Фортунатова, он продолжает дело своего учителя по изучению особой мотивации крестьянского хозяйства, поискам факторов роста урожайности и доходности крестьянских наделов, принципов районирования сельскохозяйственной России.

А. В. Чаянов не был марксистом, но его теория своеобразно перекликается с высказываниями К. Маркса о некапиталистической природе хозяйства крестьян, о двойственной природе крестьянина как хозяина и работника.

Опираясь на работы своих предшественников и современников, А. В. Чаянов последовательно выработал основные принципы трудового хозяйствования, нашел методы его оптимизации, обосновал теорию организации крестьянских хозяйств, наметил пути изучения их дифференцирования.

Течение русской экономической мысли «организационнопроизводственное направление», к которому относился А. В. Чаянов, оформилось незадолго перед Первой мировой войной 1914—1918 гг. п было вызвано теми глубокими социально-экономическими изменениями, которые после революции 1905 г., наметились в жизни русской деревни.

Изменение мировой рыночной конъюнктуры в сторону, благоприятную для сельского хозяйства, образование в России благодаря развитию индустрии внутреннего рынка для продуктов сельского хозяйства, быстрое развитие рыночных отношений и товарности крестьянского хозяйства, быстрый рост торгового капитализма, неудержимый рост кооперативного движения и т. д. — всё это, появляясь незаметно в форме всякого рода «попыток», «начинаний» с каждым годом нарастало все более и более количественно, превращалось в массовое явление, и к началу Первой мировой войны русская деревня качественно отличалась от деревни девятнадцатого столетня.

  • 11онятно, что в дальнейшем, в советский период нашей истории, все эти процессы еще боле углубились, и пропасть между новым и с тарым стала намного больше.
  • 11очему-то было принято считать, что научно-исследовательская работа «организационно-производственного» направления сводилась к построению особой теории крестьянского хозяйства. Это одно из глубочайших заблуждений.

Эта группа, отвечая на практические запросы агрономов и кооператоров, занесла в свои активы обширный круг разработанных ею тем: методы сельскохозяйственного районирования, использование статистики железнодорожных перевозок для товарной характеристики районов, счетоводный анализ крестьянских хозяйств, методика бюджетных и анкетных исследований, кропотливое изучение специальных культур и кустарных промыслов, методы технического учета сельскохозяйственного производства, теория сельскохозяйственной кооперации, методика агрономической помощи населению.

Учение об организации крестьянского хозяйства сложилось из двух русел исследовательской работы:

  • 1. Постепенного накопления огромного эмпирического материала по вопросам организации крестьянского хозяйства, полученного частью путем обработки данных земской и государственной статистики, частью путем самостоятельных, но преимущественно бюджетных, исследований. Простое обобщение этого материала приводило к целом}’ ряду бесспорных эмпирических выводов.
  • 2. Установление, также эмпирически, целого ряда фактов и зависимостей, которые не укладывались в рамки обычного представления об основах организации частнохозяйственного предприятия и требовали какого-либо специального толкования. Эти специальные объяснения и толкования, даваемые сначала в каждом конкретном случае отдельно, внесли в обычную теорию такое количество осложняющих элементов, что в конце концов оказалось более удобно обобщить их и построить особую теорию семейного трудового хозяйства, несколько отличающегося по природе своей мотивации от предприятия, организованного на наёмном труде.

Во главу угла А. В. Чаянов ставил личный труд крестьянина и членов его семьи. Уже в 1911 г. в своей работе участковая агрономия и организационный план крестьянского хозяйства» он дает классическое определение цели крестьянского хозяйства: «Задачей крестьянского трудового хозяйства является доставление средств существования хозяйствующей семье путем наиболее полного использования имеющихся в ее распоряжении средств производства и рабочей силы». Анализируя работы А. В. Чаянова, следует отметить два теоретических его завоевания: 1. Идею организационного плана; 2. Концепцию трудопотребительского баланса.

Они составили ядро теории некапиталистического предприятия, планирующего свою работу в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей своих членов.

Основные принципы организации крестьянского хозяйства. Размер территории хозяйства, как и соотношение развертываемых на нем производственных факторов не являются единственно возможным в одном только оптимальном размере и соотношении. Существует множество отклонений от этих оптимальных норм. Однако оптимальное соотношение дает наивысший доход, и всякое отклонение от него приносит хозяину понижение норм прибыли. Это понижение происходит постепенно, чем и объясняется экономическая возможность существования хозяйств, сильно отклоняющихся от оптимальных норм но размерам и по соотношению факторов.

В случае если для развертывания хозяйства в оптимальных размерах у его организатора не хватает достаточного количества земли, или капитала, пли рабочих рук, предприятие строится в размерах меньших, сообразно фактору, находящемуся в минимуме. Однако в каких бы размерах хозяйство не строилось, оно всегда имеет пропорциональность частей и известную закономерность их соотношения, свойственную каждой системе хозяйства, обусловленную технической целесообразностью и необходимостью. Всякое нарушение этой гармонии приводит к неизбежному и ощутимому понижению производительности затрат труда и капитала, так как выводит хозяйство из оптимального сочетания производственных факторов.

Приступая же к организации предприятия на началах трудового семейного хозяйства, мы сталкиваемся с тем, что один из факторов — рабочая сила — оказывается фиксированным наличностью ее в составе семьи. Из этого следует, что размер семьи определяет собой и размер хозяйства, и состав всех его слагаемых. Кроме того, необходимо отметить, что очень часто в силу постоянных пли случайных причин наличность земли пли средств производства оказывается ниже требуемых оптимумом и бывает недостаточной для полной реализации труда хозяйствующей семьи. Тогда естественно, что производственный элемент, наличность которого оказывается ниже нормы, становится опре-деляющим фактором сельскохозяйственного предприятия.

Организационный план крестьянского хозяйства. Хозяйственная крестьянская семья, приступая к организации производства, стремится в конечном итоге в наиболее полной мере удовлетворить своп потребности и обеспечить процессом восстановления капитала дальнейшую устойчивость своего хозяйства с наименьшей для себя затратой энергии и с наивысшей возможной оплатой каждой его единицы.

Каждое крестьянское хозяйство является составной частью общей народнохозяйственной системы и определяется теми статическими и динамическими факторами, которые свойственны т екущей фазе ее развития. В различных районах сочетание природных и рыночных условий крайне разнообразно, поэтому существует множество типов и видов строения крестьянских хозяйств, так как природные и народнохозяйственные различия района осложняются для многих хозяйств еще и различиями в семейном составе, землевладении и наличности капиталов. Среди этих различий основным, определяющим собой весь характер структуры хозяйства, яв.шется степень связанности этого хозяйства с рынком, развитие в нем товарного производства. Хозяйствующая семья использует все доступные её силам возможности своего естественноисторического положения и той рыночной конъюнктуры, в которой она существует.

Подробно ознакомившись с русской и немецкой специальной литературой, А. В. Чаянов пришел к выводу, что ядром крестьянского хозяйства являе тся его организационный план. Организационный план раскрывал внутреннюю структуру хозяйства, взаимосвязи различных отраслей хозяйства, сочетание сельского хозяйства и промыслов, денежный бюджет, оборот денежных средств и продуктов, распределение трудовых затрат крестьянской семьи во времени и по различным отраслям и видам деятельности. Он отражал изменения, которые происходили в крестьянском хозяйстве под воздействием местного рынка, общей экономической конъюнктуры. Важнейшими пунктами этого плана были:

1. Баланс труда (земледелие — промыслы);

  • 2. Баланс средств производства (скот — инвентарь);
  • 3. Денежный бюджет (доходы — расходы).

Благодаря своему соприкосновению с рынком хозяйство получает возможность выбрасывать из своего организационного плана все те малодоходные отрасли производства, в которых продукт получается с большими усилиями, чем те, которые требуются для получения его рыночного эквивалента в других, более доходных отраслях хозяйственной деятельности.

В организационном плане остаётся только то, что или даёт высокую оплат}? труда, пли яв.шется, по техническим соображениям, незаменимым элементом производства.

Классическим приемом составления организационного плана является установление такой последовательности организационных соображений и вычислений, при которой каждый последующий этап организации мог бы с достаточной полнотой быть построен на тех данных и цифрах, которые получены в результате работы по предыдущим этапам организации. А. В. Чаянов же считал, что особенность организации крестьянского хозяйства заключается не в последовательности хода рассуждений, а в тех критериях, при помощи которых эти рассуждения производятся.

Организационные соображения: учёт трудовых сил семьи и её потребительских запросов;учёт землевладения и возможного землепользования

Хозяйствующая семья является первоначальной, исходной величиной для построения хозяйства, тем заказчиком, на запросы которого хозяйство должно отвечать, и тем рабочим аппаратом, силами которого оно строится. Следует отметить, что создаваемые семьей формы хозяйства и производства в весьма большой степени предопределяются теми объективными народнохозяйственными и естественными условиями, в которых существует крестьянское хозяйство, но сам объем хозяйственной работы п механизм сложения хозяйства но преимуществу исходят из семьи, учитывающей все другие элементы хозяйственной обстановки.

Организационный план зекгхедельческого хозяйства, построенного на наёмном труде, принимает организацию территории как определяющий момент в устроении хозяйства. В семейном же хозяйстве, где данной величиной является не земля, а трудовые п потреби гельские элементы семьи, вопросы организации территории не могут иметь такого значения. Приступая к организации хозяйства необходимо учесть наличность земельной герри тории в распоряжении хозяйства и ее расположение, качество почв, рельеф, наличность луговых и выгонных пространств,

1. е. тех, которые по условию влажности или рельефа не могут быть иначе эксплуатируемы. Кроме того, необходимо выяснить арендные возможности, которые находятся в распоряжении хозяйства.

При организации крестьянских хозяйств почти всегда приходилось считаться с исключительно плохим расположением их территории. Виной тому были общинно-уравнительные методы земельных переделов с их разбивкой земель на однокачественные клины и выдел из каждого клина по полосе чуть ли не каждому члену общины.

Очертив организацию отраслей сельского хозяйства и нужды внутрихозяйственного транспорта, можно подвести итоги всем затратам труда в крестьянском хозяйстве и рассмотреть его организацию.

Крестьянская семья далеко не в полной мере использует имеющееся в её распоряжении рабочее время, — отчасти из-за сезонности сельскохозяйственных работ и вынужденному отсутствию их в известные периоды года, а отчасти и потом}7, что, покрыв некоторой долей трудовых усилий свои потребности и достигнув внутреннего хозяйственного равновесия, крестьянская семья в дальнейшем уже не имеет стимулов к работе. Только j часть рабочих дней тратится на земледелие, считая, в том числе и все сенокосные, и нолевые работы.

В работе А. В. Чаянова структура организационного плана приобрела четкий вид: от выбора направления хозяйства — к планированию его отдельных отраслей, к подготовке балансов труда и денежных средств. Автору впервые удалось связать все аспекты внутрихозяйственного планирования мелких сельскохозяйственных предприятий.

ТруЬопотребительский баланс. А. В. Чаянов разработал модель трудопотребительского баланса крестьянского хозяйства: «.. .всякое трудовое хозяйство имеет естественный предел своей продукции, который определяется соразмерностью напряжений годового труда со степенью удовлетворения потребностей хозяйствующей семьи».

В 1922—1925 гг. А. В. Чаянову удалось построить целостную теорию организации крестьянского хозяйства. Изложение новой теории исследования крестьянского хозяйства А. В. Чаянов приводит в дискуссионной форме как ответ критикам, которые использовали аргумент о быстром исчезновении семейно-трудовых хозяйств и о ненужности связанной с ними теории. Но этот аргумент был не состоятелен: в 1927—1928 гг. трудовые крестьянские хозяйства занимали 97,3% посевных площадей, имели 90% средств производства, причём лишь каждое пятое хозяйство пользовалось наемной силой.

Семейно-трудовое хозяйство рассматривалось А. В. Чаяновым не обособленно, а при помощи народнохозяйственных категорий — цен, ренты, процента, доходов и т. д. Автор был весьма далек от изображения радужных перспектив обособленного крестьянского хозяйства. Напротив, в своих работах он показал необходимость кооперирования и включения его в народное хозяйство.

А. В. Чаянов подробно останавливается на факторах доходности крестьянских хозяйств, которые он делит па две группы:

1. Внутрихозяйственные; 2. Народнохозяйственные. Главные внутрихозяйственные факторы, по А. В. Чаянову: трудовые ресурсы семьи п интенсивность труда.

А. В. Чаянов обосновал очень важный вывод об отсутствии в некапиталистическом хозяйстве категории заработной платы и о превращении ее в чистый доход (личный бюджет) членов семьи. В зародышевой форме здесь высказана идея хозрасчётного дохода, распределяемого между членами трудового коллектива, и показаны устойчивость и «выживаемость» такого коллектива. Специфика крестьянского хозяйства, лишенного категории заработной платы, ставила задачу «погружения» его в систему народ-Iюхозяйстве!Iпых категорий.

А. В. Чаянов успешно справился с этой задачей, указав на превращение форм цен, процента и ренты в крестьянском хозяйстве п воздействие их на внутренний строй некапиталистической формы производства.

Особенно интересен анализ рентных отношений: рента, по мнению автора, теряла свою эксплуататорскую сущность в крестьянском хозяйстве, выражаясь в нём в виде избыточного дохода, получаемого крестьянином в силу более плодородных земель, выгодного местоположения по отношению к рынку, плотности населения, строения его доходов, рыночных цен. А. В. Чаянов развивает здесь классическую теорию ренты, выде-ляя в качестве рентообразующих факторов характер спроса и уровень рыночных цен.

Следует отметить, что коллеги А. В. Чаянова не были единодушны в вопросе о ренте. А. Н. Челинцев отрицал её существование в крестьянском хозяйстве, а Г. А. Студенский отождествлял ее с капиталистической рентой. А. В. Чаянов нащупывает динамику вовлечения крестьянских хозяйств в общий оборот. Это, по мнению автора, механизм «кооперативной коллективизации», осуществляемой на строго добровольной основе и строго стимулируемой государством.

Дифференциация крестьянских хозяйств. Последний период творчества А. В. Чаянова охватывает 1927—1930 гг. В это время ученый наряду с другими проблемами изучал процессы дифференциации крестьянства.

А. В. Чаянов сумел выработать собственный подход. Опираясь на достижения динамических переписей и производственнодемографический анализ дифференциации, сделанный земскими статистиками и организационно-производственной школой, он показал, что дифференциация крестьянства в 1920-е годы радикально отличалась от дореволюционной. В условиях, когда исчезли крупные помещичьи и капиталистические хозяйства, дифференциация, по мнению А. В. Чаянова, возникла вследствие дисгармонии двух видов хозяйств: натуральных, скопившихся в наиболее плодородных центрально-черноземных районах, и простых товарных, тяготевших к рынкам морских портов, крупнейших городов и зектхедельческих районов

Туркестана. Перестраиваясь из натурального хозяйства в товарное, российское крестьянство испытывало аграрную перенаселенность, начинало мигрировать, следовательно, дифференцировалось.

У А. В. Чаянова расслоение выступало, таким образом, не как социально-классовый процесс среди крестьянства, а как отщепление от основного массива семейно-трудовых хозяйств четырех видов самостоятельных предприятий: фермерских, кредитно-ростовщических, промысловых, вспомогательных.

Здесь получили дальнейшее развитие его концепции об организационном плане крестьянских хозяйств и их дифференциальных оптимумах, а главное — его взгляд на демографическую дифференциацию, которая в 1927 году стала им рассматриваться лишь как фон для социально-экономической дифференциации.

А. В. Чаянов составил свою классификацию хозяйств с точки зрения их производственной организации разных социальных групп:

  • 1. Капиталистические хозяйства;
  • 2. Полутрудовые хозяйства;
  • 3. Зажиточные семейно-грудовые хозяйства;
  • 4. Бедняцкие семейно-трудовые хозяйства;
  • 5. Полупролетарские хозяйства;
  • 6. Пролетарские хозяйства.

Автор выдвинул и план разрешения противоречий такой дифференциации: кооперативная коллективизация второго — пятого типов хозяйств, с последующим экономическим вытеснением деревенского пролетария в семейно-трудовое хозяйствование через систему кооперативного кредита.

А. В. Чаянов ставил проблему исследования «процесса перерождения семейного крестьянского хозяйства в фермерские формы». Наибольшее внимание, как считал автор, следует обратить на процесс прямой перестройки трудовых семейных хозяйств в фермерские хозяйства, основанные на применении наёмного труда в целях получения прибавочной стоимости. Несмотря на то, что процесс формирования сельской буржуазии вёл к росту сельскохозяйственного производства, А. В. Чаянов полагал, что он «затрудняет развитие кооперативных форм концентрации сельского хозяйства— этого основного русла нашей экономической политики в земледелии».

А. В. Чаянов выдвинул многофакторную схему дифференциации крестьянства по производственным и социальным признакам, обосновал путь кооперативной коллективизации, разрешавшей противоречия в деревне мирными экономическими методами.

Себестоимость и цены на продукцию крестьянских хозяйств. В 1928-1929 гг. А. В. Чаянов и его коллеги выпустили труды, подводящие итоги изучения проблем себестоимости и ценообразования в сельском хозяйстве. В понимании А. В. Чаянова главная проблема заключалась в том, чтобы найти внутренний базис цены, которая удовлетворяла бы двум требованиям: 1. Давала бы дешевый продукт промышленности; 2. Обеспечивала бы устойчивость развития крестьянских хозяйств, поставляющих это сырьё.

Выдвигалась гипотеза: единой цене противопоставить некую «единую модальную контрольную себестоимость», определяющую из нормальных величин каждого элемента издержек совокупности хозяйств. Элементы себестоимости по методике двойной итальянской бухгалтерии, предлагаемой А. В. Чаяновым, распадались на три большие группы:

  • 1. Общие расходы (амортизация и ремонт);
  • 2. Прямые расходы (труд, тяга и т. д.);
  • 3. Начисления (контрактация, налоги, процент).

Сумма общих и прямых расходов указывала на производственную себестоимость, а присоединение к ней начислений давало соответственно техническую, народнохозяйственную и частнохозяйственную себестоимость.

Наиболее сложным был учёт расходов на труд. Традиционный метод калькуляции поденных и сдельных заработных плат был лишь отчасти приемлем: наёмный труд в крестьянском хозяйстве применялся в очень незначительных размерах, к т ом}7 же подобный счет скрадывал влияние рентного фактора.

А. В. Чаянов пошел по другому пути: в качестве показателя оплаты труда он брал семейный бюджет крестьянина за вычетом доходов от промыслов. Таким образом, труд оценивался по стоимости воспроизводства рабочей силы крестьянина с учётом рентной составляющей себестоимости.

Выявленные закономерности формирования себестоимости позволили ответить на вопрос о цене: какому уровню себестоимости до.лжна соответствовать цена? А. В. Чаянов считал, что декретная цена должна быть доведена до такого уровня, который бы оплачивал издержки и капиталовосстановление наихудших ио себестоимости хозяйств в пределах того объема производства, который вырабатывает общественно необходимый объём сырья.

Капитал в трудовом хозяйстве. В своих работах А. В. Чаянов доказал, что в крестьянском хозяйстве капитал не всегда играет ту же роль, что и в хозяйстве капиталистическом, и распоряжение им может преследовать другие цели и происходить в других формах.

Автор обосновал, что:

  • 1. Объекты хозяйственной деятельности и количество труда, реализуемого в крестьянском хозяйстве, опреде.мнотся не столько размерами имеющегося у предпринимателя капитала, сколько размерами семьи и равновесием, устанавливающемся между мерой удовлетворения её потребностей и мерой тяготно-стп её труда.
  • 2. Для крестьянского хозяйства соотношение элементов производства (земли и капитала) не соответствует капиталистически оптимальном}7, обеспечивающем}7 наивысший процент на вложенный в предприятие капитал.
  • 3.11рп одном п том же капитале крестьянская семья, увеличивая трудоемкость хозяйства, может значительно повысить как объем хозяйства, так и его валовой доход, ценою понижения оплаты единицы труда и бухгалтерской чистой прибыли.

Труд и капитал в крестьянском хозяйстве образуют сочетание производственных факторов, которые в результате производственного процесса дают валовой доход. Из этого валового дохода для поддержания хозяйства в прежнем объёме часть ценностей до.лжна быть затрачена на восстановление авансированного капитала до исходного уровня и на его расширение. При расширении объёма хозяйственной деятельности, всё остальное направляется па удовлетворение обычных потребностей семьи, или, иначе, на воспроизводство рабочей силы.

В трудовом хозяйсгве сумма ценностей, служащая для восстановления рабочей силы, есть личный бюджет предпринимателя, определяемый размерами семьи и степенью насыщения их потребностей. Изучив эмпирические данные, А. В. Чаянов сделал ряд очень важных для аграрной экономической мысли выводов:

1. В организационной практике крестьянского хозяйства существует известный предел рационального вооружения рабочей силы средствами труда. Всякое увеличение вооруженности работника капиталом до этого предела способствует повышению производительности труда. Достигнув отмеченного предела, вооруженность достигает своего оптимума и дает возможность рабочим силам развивать свои производственные возможности.

В дальнейшем уже никакое новое нарастание капиталоинтен-сивностн хозяйств не сможет повысить производительность труда и изменить основное равновесие внутрихозяйственных факторов.

  • 2. При каждом данном уровне техники и условиях данной рыночной конъюнктуры всякая трудовая семья, располагающая возможностью регулировать площадь своего землепользования, может повышать производительность своего труда, увеличивая капиталоинтенсивностъ своего хозяйства до оптимального уровня.
  • 3. Далеко не все семейные хозяйства работают при оптимальной капиталоинтенспвностп. Многие из них ведут хозяйство с пониженной капиталообеспечен ностъю, получают пониженную оплату труда.
  • 4. B00611 (е процессы капиталообразования и капиталовосста-новлення увязаны в некоторое равновесие с другими процессами семейного хозяйства и зависят от их развития. Таковы главные основы строения и оборотов капитала в семейном хозяйстве.

Сложная судьба постигла учение Александра Васильевича Чаянова. В 1920-е годы оно было приняты «в штыки» официальной экономической наукой. В конце 1920-х годов критика теории семейно-трудового хозяйства постепенно переросла в широкую политическую кампанию. И через несколько месяцев после обвинения Сталиным этой теории на Всесоюзной конференции аграрников-марксистов в декабре 1929 года научная деятельность А. В. Чаянова прекратилась; впоследствии он был репрессирован (расстрелян).

Один из феноменов российской науки — разработка теоретических идей отечественной экономико-математической школы, основанных на применении математических методов в экономических исследованиях. Традиция, возникшая во второй половине XIX в., складывалась, с одной стороны, на базе выступлений «чистых» математиков, прилагавших своп знания для анализа экономических взаимосвязей, а с другой — на основе разработок профессиональных экономистов, использовавших математический аппарат для количественных оценок хозяйственных процессов.

В числе российских экономистов-математиков можно отметить Ю. Г. Жуковского, построившего модель ренты в земледелии; И. А. Столярова, впервые обосновавшего функцию общественной полезности для всей совокупности хозяйственных благ; В. С. Войтинского, изучавшего взаимосвязи между ценой, спросом п полезностью. Особый интерес представляют экономико-математические разработки оптимального планирования в трудах таких ученых, как В. К. Дмитриев (1868-1913), Е. Е. Слуцкий (1880—1948), В. С. Немчинов (1894—1964), Л. В. Канторович (1912—1986), получившие признание не только в нашей стране, но и в мире.

Связи между отраслями экономики сложны, многогранны, многоступенчаты. Но производителю важно знать, например, как в случае увеличения выпуска автомобилей возрастает количество расходуемой электроэнергии на все операции по производству конечного продукта (производство стали, алюминия, пластмасс, основных узлов, многочисленных деталей, сборку автомашины). Или другой пример: сколько килограммов угля потребуется сжечь, чтобы приготовить пищу и накормить обедом одного человека, если учитывать все без исключения затраты, начиная с выращивания сельскохозяйственных продуктов, их превращения в продукты питания и кончая транспортировкой и приготовлением пшци? Проследить всю многообразную цепочку взаимосвязей — следующая ступень экономико-математического анализа.

Прежде всего, требовалось найти способ исчисления всей совокупности полных затрат. Разрешить эту задачу, значило разрешить противоречие, которое экономисты усматривали в работе Д. Рикардо «Начала политической экономии и налогового обложения». Д. Рикардо считал, что цена слагается из доходов участников производства, т. е. доходов получателей заработной платы и прибыли. Рикардо упрекали в том, что одно неизвестное, в данном случае — цену, он выводит из других неизвестных — цены труда (заработной платы) и цены капитала (прибыли). В результате возникало логическое противоречие — рикардианское объяснение цены издержками вращалось в замкнутом круге: одно неизвестное определялось другими неизвестными. Попытку извлечь теорию издержек из магического круга предпринял В. К. Дмитриев (и небезуспешно).

Владимир Карпович Дмитриев (1868-1913) — российский экономист-математик и статистик. В книге «Экономические очерки» (1904) он предложил систему уравнений для исчисления полных затрат труда на производство продукции с учётом межотраслевых связей, впервые разработал метод межотраслевых балансов.

В. К. Дмитриев предложил две математические модели цены. В первой модели цена складывается из двух элементов: заработной платы и прибыли. Он показал, что «издержки производства можно свести к элементам от цены независимым, для этого нужно только знать величину реальной заработной платы, или количество предметов потребления, получаемых рабочим». При двух неизвестных — заработная плата и цена капитала (прибыль) — Дмитриев построил систему уравнений. Во второй модели Дмитриев сводит все затраты к затратам труда как исходному фактору. В этой модели он фактически осуществил исчислен не полной трудоемкости продукта, применив принцип исчисления технологических коэффициентов затрат продукции одной отрасли на производство продукции других отраслей. Используя предложенную им же систему уравнений, Дмитриев выразил всю совокупность произведенных затрат и впервые предложил способ исчисления полных затрат на выпуск продукции.

Леонид Витальевич Канторович (1912—1986) — советский математик и экономист, один из создателей линейного программирования. Лауреат Нобелевской премии по экономике 1975 года «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов».

Л. В. Канторович является одним из создателей теории оптимального планирования и управления народным хозяйством, теории оптимального использования сырьевых ресурсов, линейного программирования. Л. В. Канторович окончил Ленинградский университет (1930), ему была присвоена ученая степень доктора физико-математических наук без защиты диссертации (1935).

В 1930-е гг., в период интенсивного экономического и индустриального развития Советского Союза, Канторович был в авангарде математических исследований и стремился применить свои теоретические, разработки в практике растущей советской экономики. Такая возможность представилась в 1938 г., когда он был назначен научным консультантом в лабораторию фанерной фабрики. Перед ним была поставлена задача разработать такой метод распределения ресурсов, который мог бы максимизировать производительность оборудования, и Канторович, сформулировав проблему с помощью математических терминов, произвел максимизацию линейной функции, подверженной большому количеству охранпчителей. Не имея экономического образования, он знал, что максимизация при многочисленных ограничениях — это одна из основных экономических проблем и что метод, облегчающий планирование на фанерных фабриках, может быть использован во многих других производствах, будь то определение оптимального использования посевных площадей пли наиболее эффективное распределение потоков транспорта.

Метод Канторовича, разработанный для решения проблем, связанных с производством фанеры, и известный сегодня как метод линейного программирования, нашел широкое экономическое применение во всем мире. В работе «Математические методы организации и планирования производства» (1939), Леонид Витальевич Канторович показал, что все экономические проблемы распределения могут рассматриваться как проблемы максимизации при многочисленных ограничите.мгх, следовательно, могут быть решены с помощью линейного программирования.

В случае с производством фанеры он представил переменную, подлежащую максимизации, в виде суммы стоимостей продукции, выпускаемой всеми машинами. Ограничители были представлены уравнениями, которые устанавливали соотношение между количеством каждого из расходуемых факторов про-извод сгва (например, древесины, электроэнергии, рабочего времени) и количеством продукции, выпускаемой каждой из машин, где величина любой из затрат не до.окна превышать имеющуюся в распоряжении сумму. Затем Канторович ввел новые переменные (разрешающие мультипликаторы) как коэффициенты к каждому из факторов производства в охраничптельных уравнениях и показал, что значения как переменной затрачиваемых факторов, так и переменной выпускаемой продукции могут быть легко определены, если известны значения мультипликаторов. Затем он представил экономическую интерпретацию этих мультипликаторов, показав, что они, в сущности, представляют собой предельные стоимости (или «скрытые цены») ограничивающих факторов; следовательно, они аналогичны повышенной цене каждого из факторов производства в режиме полностью конкурентного рынка.

Л. В. Канторович открыл новый раздел математики — линейное программирование, где рассматривал следующие проблемы: наиболее полное использование механизмов, уменьшение отходов, рациональное использование топлива, нанлучшее использование посевных площадей. Ученый описал с точки зрения экономической науки свойства множителей. 11рп этом множители выступали показателями дефицитности продукции и являлись показате.лмп эквивалентности для различных деталей. Тем самым, наряду с существовавшими ранее двумя видами эквивалентности разнородных потребительных стоимостей — по полезности и по стоимости, ученый вывел третий вид — ио влиянию на целевую функцию.

Даже в тяжелые годы второй мировой войны, когда Канторович занимал до.окность профессора в Военно-морской инженерной академии в блокадном Ленинграде, он сумел создать значительное исследование «О перемещении масс» (1942). В этой работе он использовал линейное программирование для планирования оптимального размещения потребительских и производственных факторов.

В 1959 г. Л. В. Канторович опубликовал самую известную свою книгу «Экономический расчет наилучшего использования ресурсов». В этой работе он предложил новую систему измерения в экономике, ориентированную на учет ограниченности ресурсов. Долгие годы открытие ученого на родине должным образом не было оценено, а на Западе вообще не было известно. В ней он сделал далеко идущие выводы по идеальной организации социалистической экономики для достижения высокой эффективности в использовании ресурсов. В особенности он рекомендовал шире использовать скрытые цены при распределении ресурсов по Союзу и даже применять процентную ставку для выражения скрытой цены времени при планировании капиталовложений.

Методы Канторовича были приняты советской экономикой: он был удостоен Сталинской премии за работу в области математики (1949), избран членом-корреспондентом и академиком Академии наук СССР (1958). В 1960 г., переехав в Новосибирск, где был расположен самый передовой в СССР компьютерный центр, он стал руководителем отдела экономико-математических методов в Сибирском отделении АН СССР.

Вместе со своими коллегами, экономистами-математиками В. В. Новожиловым и В. С. Немчиновым, Канторович стал лауреатом Ленинской премии в 1965 г., а в 1967 г. был награжден орденом Ленина. В 1971 г. он становится руководителем лаборатории в Институте управления народным хозяйством в Москве. В 1975 г. Л. В. Канторовичу совместно с американским экономистом Т. Купмансом за выдающиеся достижения и большой вклад в мировую экономическую науку была присуждена

Нобелевская премия по экономике («за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов»).

В своей речи на церемонии презентации представитель Шведской королевской академии наук отметил очевидность того, о чем свидетельствовали работы двух лауреатов, — «основные экономические проблемы могут изучаться в чисто научном плане, независимо от политической организации общества, в котором они исследуются».

Работы Купманса и Канторовича по линейному программированию тесно соприкасались; американский ученый подготовил первую публикацию книги советского ученого на английском языке. Нобелевская лекция Канторовича называлась «Математика в экономике: достижения, трудности, перспективы». Проводя собственные исследования, Канторович обучил целое поколение советских экономистов.

Вопросы к семинарским занятиям:

1. Особенности российской экономической мысли в XIX — начале XX в. 2. Экономические взгляды народников. 3. Экономические взгляды М. И. Тутан-Барановского. 4. Проблемы реформирования российской экономики в трудах С. ГО. Витте, М. М. Ковалевского, А. А. Чупрова. 5. Экономические взгляды 11. Д. Кондратьева и А. В. Чаянова. 6. Советская экономическая мысль в XX веке. 7. Современная Российская экономическая мысль: крупные отечественные научные школы в начале XXI века.

  • [1] В январе 1923 года ему были посланы, по запросу Н. Крупской (В. И. Ленин в это время был уже тяжело болен): Мещеряков Н. Кооперация и социализм. Сб. статей, М., 1920; Штаудпнгер Ф. Марксизм и потребкооперация, М., 1919; Зассен С. Развитие теории кооперации в эпоху капитализма. М., 1919; Чаянов А. Основные идеи и формы организации крестьянской кооперации. М., 1919; Гуган-Барановский М. И. Социальные основы кооперации. М., 1916; Прокопович С. Н. Кооперативное движение в России, его теория и практика. М., 1913.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >