ПРЕДЫСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ЭПОХА ДРЕВНЕГО МИРА

Международные отношения на Древнем Востоке

1.1.1. Межродовые и межплеменные отношения

Еще задолго до формирования первых государств различные родовые и племенные сообщества, сталкиваясь между собой, были вынуждены формировать некоторые правила общения. Эти определенные правила, закрепленные в обычаях, и регламентировали первые «международные» отношения. Уже в ту эпоху люди осуществляли натуральный обмен, совершали набеги, вели войны и отправляли друг к другу своих представителей. К сожалению, еще не было письменности, поэтому восстановление обычаев общения между родами и племенами довольно затруднено. Однако записки известных ученых XVIII—XIX вв., имевших возможность наблюдать жизнь американских индейцев, австралийских и африканских аборигенов изнутри в практически не затронутых цивилизацией отдаленных уголках Земли, дают нам возможность восстановить основы межродового и межплеменного «права».

Наиболее раннюю их форму нам дают возможность восстановить записки австралийских ученых Б. Спенсера и Ф. Гиллена. Австралийские аборигены селились группами в 30—60 человек, в которых ведущая роль принадлежала «колдунам», старцам, обладавшим большим жизненным опытом. Каждое такое сообщество занимало определенную территорию, способную его прокормить, внутри которой оно вело бродячий образ жизни, охотилось, собирало плоды и растения. В целом группа имела представления о границах своей территории, но иногда заходила на чужую охотничью территорию, что, естественно, приводило к конфликтам. Обычно следствием такого «вторжения» становились переговоры, на которых решался вопрос о границах и условиях охоты.

Группы поддерживали между собой отношения и довольно часто устраивали совместные мероприятия. Ими могли быть межплеменные собрания по случаю удачной охоты, брачных торжеств, проведения обрядов эмансипации, т. е. получения юношами статуса взрослого члена сообщества. Видимо, подобные собрания и лежали в основе в дальнейшем сформировавшихся международных отношений.

Впрочем, отнюдь не всегда именно радостные поводы приводили к встречам. Поскольку австралийские аборигены, как и любые первобытные люди на данной стадии развития, верили, что причиной многих явлений, в том числе недугов и несчастий, является колдовство, то, естественно, подозрения в наведении «порчи» падало в первую очередь на «чужих». По описаниям ученых, группа выбирала посланцев, которые направлялись к старцам соседней группы для переговоров. Далее эти посланцы обращались напрямую к человеку, которого подозревали в колдовстве, и, задабривая подарками, стремились убедить его взять колдовство обратно. Если вслед за этим человек выздоравливал, считалось, что переговоры прошли успешно, в противном же случае прибегали к правилу «зуб за зуб, глаз за глаз».

Реконструкции следующего этапа «международных» отношений помогают записки исследователей и путешественников, живших среди индейцев Северной Америки, находящихся в XVII, XVIII и начале XIX в. на этапе родового строя.

Пожалуй, одними из самых развитых являлись многочисленные племена ирокезов, имевших некоторое подобие общественных органов для поддержания отношений с соседними племенами. В начале XIX в., согласно запискам Льюиса Моргана, в ведение советов вождей попадал широкий круг вопросов, среди которых были вопросы об охоте, мирных отношениях, оборонительных или наступательных союзах против третьего племени. Совет объявлял войну, заключал мир, а также принимал и отправлял посольства.

Отправляемые советом к соседям посланцы имели особые отличительные знаки, например головные уборы или повязки. Личность посланца, несущего «ветвь мира», считалась неприкосновенной, ему нельзя было причинять вреда. Более того, существовали очень развитые ритуалы принятий таких послов. Их сажали в общий круг старейшин, члены которого «вкруговую» выкуривали трубку мира. Затем следовали довольно длительные переговоры. В условиях первобытной демократии решение совета старейшин должно было одобрить собрание всех членов племени, т. е. воинов.

При заключении договора в присутствии жрецов обеими сторонами произносилась клятва, скрепляемая обрядами побратимства. Широко известен обычай обмена кровью. Каждый из сидящих вокруг костра резал себе руку и сцеживал свою кровь в общую чашу. Затем из нее все по очереди отпивали по глотку. Согласно первобытным верованиям обмен кровью знаменовал вступление в кровное родство, нарушение которого являлось особо тяжким преступлением. В условиях отсутствия письменности, старейшины выучивали заключаемый договор в малейших деталях наизусть и часто передавали из поколения в поколение.

Конечно, формируемое представление о первых межродовых и межплеменных отношений на основе материала XVII—XIX вв. не является идеальным. Но в целом, учитывая общую логику развития человеческих сообществ, можно говорить о довольно полной реконструкции основ отношений, при этом не забывая о существовании их особенностей в деталях.

1.1.2. Общая характеристика международных отношений на Древнем Востоке

Для международных отношений на Древнем Востоке было характерно:

  • • восприятие закрепленных в обычаях и договорах норм межплеменного права;
  • • рассмотрение обычая в качестве основного источника международного права;
  • • регионализм межгосударственных отношений;
  • • сильное влияние религиозных норм;
  • • стихийность и отсутствие институциализированности отношений;
  • • в качестве основных субъектов международных отношений выступали не столько государства, сколько их правители.

С возникновением первых государственных образований на Ближнем Востоке в IV тысячелетии до н. э. постепенно начинают закладываться международные отношения, в основу которых легли межродовые и межплеменные обычаи взаимоотношений. Почти все первые государства зарождались в долинах великих рек, без которых само существование крупных организованных человеческих сообществ было проблематично. Эти новые формы человеческого общежития должны были выстраивать не только отношения между собой, но и с окружающими их народами. Постепенно в государственной политике начинает выделяться особая сфера - внешняя политика, без успешного проведения которой было бы крайне затруднено существование и развитие самого государства. Ближний Восток представлял собой довольно густонаселенный регион: государства в Месопотамии, Египте, Сирии, Палестине не только были заинтересованы оградить себя от вмешательства соседей, но и в борьбе за ресурсы стремились воздействовать на внутреннюю и внешнюю политику соседних стран, привести к престолу своих ставленников. Причем по мере роста государств и нарастания столкновений попытки вмешательства становятся все более частыми и принимают все более разнообразные формы. Постепенно появляются и новые игроки в межгосударственных отношениях —союзы государств.

Между тем следует выделить и основные нормы, пусть еще и не дошедшие до стадии институциализации, но постепенно приобретавшие постоянство.

Основные средства ведения внешней политики

На территории Древнего Востока основными средствами ведения внешней политики были войны и применение насилия в отношении соседей. Поскольку правил ведения военных действий еще не существовало, то военные столкновения часто принимали фор му ничем не ограниченного насилия. На территории древних государств Ближнего Востока по отношению к врагу допускались любые методы принуждения, да и сами враги подчас рассматривались как ущербные люди. Иностранцы даже в мирное время не располагали правовой защитой на территории другого государства и были абсолютно бесправны.

Первые попытки выработки правил ведения войны были предприняты на территории Южной и Восточной Азии во II—I тысячелетиях до н. э. Наиболее развитые обычаи права войны характерны для Древней Индии. Частично они дошли до нас в «Законах Ману» и «Артхашастре». Конечно, война не была вне закона, но тем не менее ее ведение было подчинено определенным правилам. Все культовые сооружения пользовались неприкосновенностью. Во время военных действия нельзя было убивать служителей культа, стариков, детей и женщин. Предпринимались и первые попытки разработать особые правила ведения войны на суше и на море. Похожие нормы ведения войны складывались и в Китае.

Дипломатия как особое искусство

Одним из наиболее ценных источников для реконструкции системы международных отношений Древнего Востока является сборник индийских законов Ману, вероятно, составленных в I в. до н. э., но дошедших до нас в более поздней версии I в. н. э.

В «Законах Ману» содержатся многочисленные постановления, касающиеся международного права, военного дела и торговли. Из этого свода законов видно, что древние индусы чрезвычайно большую роль в отношениях с соседними государствами уделяли дипломатам. Именно от деятельности этих лиц и зависел успех внешней политики. Дипломат должен обладать исключительными качествами. Он должен быть почтенного возраста, обладать отличной памятью, иметь хорошее образование и красноречие, быть проницательным и способным располагать к себе людей. Более того, он должен прекрасно разбираться в людях и их психологии, по одним лишь жестам и мимике лица уметь распознавать их намерения.

И хотя войне уделяется важная роль, но именно дипломатия стоит на первом месте. Главной целью дипломата является предотвращение войны и заключение мира. В «Законах Ману» говорится: «Мир и его противоположность зависят от послов, ибо только они создают и ссорят союзников. В их власти находятся те дела, из-за которых происходят между царями мир или война». Дипломат осведомляет своего государя о намерениях и планах иностранных правителей. Тем самым он предохраняет государство от грозящих ему опасностей.

Переписка между правителями как форма поддержки межгосударственных отношений. Появление письменности способствовало интенсификации связей как между отдельными государствами, так и между их правителями. Долины великих рек Ближнего Востока - место рождения первых государств. Уже в середине III тысячелетия до и. э. существовала переписка между правителями различных шумерских государств, раскинувшихся вдоль течений Тигра и Евфрата. Впрочем, учитывая то, что переписка велась не между государствами, а между их правителями, многие из которых рассматривали свои государства в качестве принадлежавшего им хозяйства, называть эту форму поддержания отношений международной и межгосударственной можно лишь условно.

Судя по дошедшим до нас посланиям, на территории Ближнего Востока между правителями были установлены правила общения в соответствии с рангом царей. Равные между собой правители независимых государств называли друг друга братьями, правители же рангом ниже, например главы Сирии и Палестины, именовали себя собаками, а тех царей, от которых они зависели, например египетского фараона или хеттского царя, господами. Обычно послания сопровождались подарками, игравшими особую роль в дипломатии того времени. Не меньшую роль в укреплении связей играли и династические браки. Ближневосточные правители охотно отсылали своих сестер и дочерей правителям соседних государств, рассматривая это как меру укрепления дружеских отношений. Исключением из этого правила был Египет, в котором запрещался брак представительниц правящей династии с иностранцами, поскольку в этом случае египетские законы давали право иностранному правителю претендовать на египетский трон.

Опережавшие других в своем развитии города Двуречья способствовали распространению обычаев поддержания международных отношений, которые со временем приобретали форму международного обычного права. Способствовал этому и аккадский язык, который становился языком международного общения стран Ближнего Востока. Аккадскую клинопись восприняли сирийцы, палестинцы, египтяне и хетты.

Бурные международные связи и постоянная переписка требовали развития архивной службы. Таким образом, в крупнейших государствах Ближнего Востока уже к середине II тысячелетия до н. э. были созданы дипломатические архивы, среди которых наиболее известен архив фараонов, расположенный в Эль-Амарне, на месте столицы фараона Эхнатона, а также архив хеттских царей, расположенный в Хаттусе (Богаз-Кёе).

На сегодняшний день самым древним международным соглашением считается договор, заключенный между правителями месопотамских городов Умма и Лагаш около 3100 г. до и. э. В договоре была обозначена государственная граница, а также оговаривалась возможность арбитражного суда в случае возникновения каких-либо споров. Но наибольшее распространение система договоров получила в Хеттской державе. В отличие от египтян, хетты охотно оформляли свои отношения договорами даже с зависимыми от себя правителями.

Впрочем, переписка отнюдь не означает наличие институциали-зации международных отношений. Вся переписка имела «случайный» характер, да и постоянных представителей при дворах чужеземных государств, как правило, не существовало. Посланец отправлялся «по случаю», более того, быть посланцем правителя хотя и было почетно, но при этом он чрезвычайно рисковал. Рассчитывать на помощь своего государя посол не мог. Частенько он, лишенный правовой защиты в иностранном государстве, становился заложником. Лишь в случае дружеских отношений между государствами его жизнь на чужбине была в относительной безопасности.

1.1.3. История развития международных отношений на Древнем Востоке.

Период египетского и хеттского преобладания

Основную роль в международных отношениях Ближнего Востока долгое время играл Египет, являвшийся самым крупным и централизованным государством региона.

Уже в эпоху Древнего царства (3200-2250 до н. э.) египтяне проводили довольно активную внешнюю политику, посылая торговые и дипломатические экспедиции к окружающим их народам. Особо их привлекала страна Пунт, расположенная на побережье Красного моря. Отсюда торговые караваны доставляли рабов, слоновую кость, ценные растения и редких животных. Дошедшее до нас «Наставление Ахтоя, сына Дуауфа, своему сыну Пиопи» свидетельствует о том, что в эпоху Среднего царства (ок. 2250-1710 до н. э.) среди наиболее почетных профессий выделялись специальные посланники, в ведение которых входило налаживание и поддержание отношений соседними народами.

Международные связи Египта были весьма обширны и включали в себя отношения с государствами Месопотамии, державой хеттов, правителями Палестины и Сирии, Критским царством и более мелкими островами Эгейского моря. Для поддержания столь обширных связей была создана особая канцелярия, занимающаяся иностранными делами. Богатый материал для реконструкции истории международных отношений как Египта, так и остальных государств региона дают частично сохранившиеся документы из Телль-Амарнского архива, основная часть которого содержит переписку с правителями зависимых от Египта Сирии и Палестины. Дополнением к ним служат и записи из архива царя хеттов Суббилулиумы, хранящиеся в столице хеттского государства Богаз-Кёй на территории современной Турции, а также дошедший до нас архив царей Мари, одного из самых старых и влиятельных городов Двуречья.

Большую часть материала Телль-Амарнекого архива составляют письма сирийских и палестинских князей к фараону, от которого они зависели. Эти правители в обращении к фараону часто называют себя «рабами и собаками своего господина», и нередко такие письма содержат жалобы и доносы на соседних правителей и просьбы о помощи. Совсем иная картина видна в отношениях с правителями независимых государств Междуречья. Обращение «брат» говорит о том, что и египтяне и государи государств Междуречья все-таки воспринимали друг друга в качестве равных. На территории Месопотамии в то время располагалось множество государств, которые активно поддерживали между собой отношения. Фараоны стремились проводить на этой территории политику «разделяй и властвуй», предотвращая создание крупных государств. Двор фараона помогал то одному, то другому государству, стравливая их между собой. В свою очередь, правители Междуречья были заинтересованы в поддержке со стороны мощного Египта. И хотя их письма и содержат обращение «брат», тем не менее в них прослеживается и заискивание перед могущественным соседом. Как правило, фараонам отправляются многочисленные подарки, в том числе и представительницы царских домов в качестве будущих жен, взамен же просят золото, а наиболее отважные пытаются получить и египетскую принцессу в жены. Впрочем, как говорилось выше, фараоны не допускали замужество своих родственниц с иностранными правителями.

Основным соперником Египта являлись, однако, не разрозненные государства Междуречья, хотя во время правления вавилонского царя Хаммурапи (1792-1750 до н. э.) эти территории и были объединены в единую крупную державу, а возникшее в середине II тыс. до н. э. Хеттское царство. Наибольшего влияния это царство достигло при царе Суббилулиуме (1380-1346 до и. э.). Нанеся ряд поражений государствам Междуречья, хетты начали оспаривать у Египта его подконтрольные владения. Ареной наибольшего противостояния стали территории Сирии и Палестины. Продолжительные войны XIV—XIII вв. до н. э. истощили обоих противников. Итогом стало заключение в 1278 г. до н. э. дружественного договора между египетским фараоном Рамсесом II с царем хеттов Хаттушилем III.

Инициативу заключить дружественный мир проявил хеттский царь. Обе стороны обменялись серебряными досками с текстом договора, скрепленного подписями и государственными печатями.

Сохранившийся в трех редакциях текст «Прекрасного договора» состоит из трех частей: введения, собственно статей и заключения.

Египтяне и хетты вступали в дружественный оборонительный и наступательный союз. Помимо внешних врагов, под которыми подразумевалась новая сила на Ближнем Востоке - набирающая мощь Ассирия, в статьях оговаривалась и помощь против внутренних врагов, в качестве которых в первую очередь рассматривали сирийцев и палестинцев, занимающих буферное положение между Египтом и царством Хеттов. Союзники в случае восстания должны были прийти на помощь друг другу для подавления мятежей. «Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь Хеттов». Предусматривалась также и взаимная выдача перебежчиков. В заключение договора обе стороны клялись тысячей богов и богинь страны Хеттов и Египта, призывая страшные кары на голову его нарушителя.

Интересно, что этот договор не нарушался в дальнейшем, более того, оба царствующих дома поддерживали действительно дружеские личные отношения и постоянно обменивались подарками.

Договор 1278 г. до н. э., являющийся самым древним из дошедших до нас памятников международного права, в значительной степени стал прототипом международных соглашений Древнего Востока, Греции и Рима, послужив образцом для составления последующих договоров.

1.1.4. История развития международных отношений на Древнем Востоке. Период ассирийского преобладания в международных отношениях (VIII—VII вв. до н. э.)

Постепенно Египет и держава Хеттов уступают лидирующие позиции в регионе новой силе — Ассирии, выросшей из небольшого объединения нескольких земледельческих и скотоводческих общин, занимавших территорию среднего течения Тигра и Евфрата.

Ассирийские владыки начиная с XIV в. до н. э. приступают к политике территориальных захватов и освобождаются из-под власти Вавилона. Уже к XIII в. это государство стремительно врывается в когорту лидеров, так что союз Рамсеса II и Хаттушиля III был также направлен и против Ассирии, внушающей беспокойство самым мощным государствам региона.

Во время правления династии Саргонидов, выходцев из среды военных предводителей, Ассирия переживает пик своего расцвета. Успешные реформы и увеличение армии до 150 тыс. человек позволили ей приступить к проведению широкой завоевательной политики.

Историю международных отношений этого периода можно проследить по сохранившимся ассирийским архивам, основная часть которых рассказывает о времени правления царя Ашурбанипала. Он успешно справился с первостепенной задачей: поставил под свой контроль главные торговые пути региона; завладел местами добычи металлов и плодородными оазисами. При этом ему пришлось преодолевать сопротивление многочисленных антиассирийских коалиций.

Но следующая задача - выйти за пределы Междуречья, натолкнулась на сопротивление Египта. При помощи политического беженца — царевича Нехо, получившего прибежище в Ассирии, Ашур-банипал сумел сокрушить своего главного противника фараона Та-харку, также выходца из среды военных предводителей. Впрочем, потеря самостоятельности Египтом продлилась не так уж и долго -уже в 645 г. до н. э. сын Нехо Псаметих провозгласил независимость Египта, которая сохранялась вплоть до завоевания его персами в 525 г. до и. э.

От дальнейших попыток поставить Египет под свой контроль Ассирии пришлось отказаться. Да и вести серьезную завоевательную политику за пределами Междуречья Ашурбанипал не мог, поскольку постоянно поднимал голову мятежный Вавилон, ставший центром притяжения и сплочения всех антиассирийских сил.

В конечном итоге ассирийцам удалось сокрушить своих врагов. Секрет их успехов кроется в особенностях их политики.

Многочисленные шпионы поставляли тайные сведения, так что ассирийцы были прекрасно осведомлены не только о том, что происходит у соседей, но и о том, кто из чиновников соседнего государства и за какую цену готов их поддержать. Стравливая своих врагов между собой, жестоко карая тех, кто осмеливался сопротивляться, демонстративно и с особой жестокостью истребляя не только вражеских воинов, но и мирное население, проводя политику террора и переселяя целые народы, они держали в подчинении территории и государства значительно большие, чем сама Ассирия.

Вслед за Вавилоном настала очередь непокорного Элама, подвергшегося жестокому разорению в 642 г. до н. э. Далее пришла очередь Урарту, борьба с которым продолжалась несколько столетий. Впрочем, на этот раз все хитрости ассирийской политики и вся военная мощь не принесли победы. Урарту сохранила свою независимость, пережив своего врага.

Так или иначе, в VII в. во время правления Ашурбанипала Ассирия переживает период своего наивысшего могущества, ее границы простираются от Кипра и Киликии до восточных границ Элама, от Урарту до порогов Нубии. Согласно описаниям, великолепие ассирийского двора не имело себе равных. На улицах столицы стояли клетки с заключенными в них пленными владыками, а сам гордый правитель разъезжал в колеснице, запряженной вместо лошадей четырьмя пленными царями.

Однако в этом великолепии и блеске прослеживались и признаки грядущего упадка. Ассирийская держава относилась к военному типу, она существовала и процветала лишь за счет покоренных народов. С их увеличением держать их в повиновении становилось все сложнее и сложнее. Приходилось напрягать все силы для защиты от постоянных вторжений новых народов с севера и востока — скифов, киммеров, мидян и персов.

К VI в. до н. э. на международной арене политического лидерства появляется новая сила. Влияние Персидской державы Ахеме-нидов, включившей в себя все страны Древнего Востока, распространилось не только на территорию классического Востока, но и далеко за ее пределы. Международные отношения этого времени и территориально, и цивилизационно переплетаются с исторической эпохой древнегреческого мира.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >