МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В XX - НАЧАЛЕ XXI в

Формирование и эволюция Версальско-Вашингтонской системы международных отношений (1918—1939 гг.)

4.1.1. Формирование Версальско-Вашингтонской системы (1918-1922 гг.)

Первая мировая война завершилась победой Антанты и полным поражением союза «Центральных держав». С политической карты мира исчезли четыре империи (Российская, Османская, Германская, Австро-Венгерская), на их месте возникли новые государства (Польша, Чехословакия, Венгрия, Австрия, Турция, Германия, Советская Россия, Финляндия). Европа лежала в развалинах, десятки миллионов человек были убиты и ранены, мироощущение и моральные ценности оставшихся в живых подверглись жестким изменениям. Применение танков, самолетов, боевых отравляющих веществ, миллионы беженцев, революции стали обыденным явлением. Важнейшим последствием войны явилось крушение сложившейся ранее системы международных отношений. Задачей победителей стало не только строительство новой системы, но и создание действенных механизмов по предотвращению новых глобальных мировых военных конфликтов.

Система послевоенных международных отношений была сформирована державами-победительницами под контролем Великобритании, Франции и США в течение 1919-1922 г. Международные договоры (Версальский, Нейиский, Сен-Жерменский, Трианонский, Сервский и Вашингтонский) документально оформили поражение Германии и ее союзников в Первой мировой войне и вытекающие из этого международные обязательства побежденных.

Первым и основным документом, заложившим основу послевоенной системы международных отношений, стал Версальский мирный договор, подписанный 28 июня 1919 г. всеми державами-победительницами, кроме Китая. Однако впоследствии США не ратифицировали этот договор. Стремясь показать, что в первую очередь их волновали не аннексии и вопросы репараций, а наказание виновных в развязывании войны и будущее мирное развитие человечества, участники Парижской мирной конференции поместили основным разделом договора устав Лиги Наций. Однако неучастие в деятельности этой международной организации, призванной поддерживать мир и регулировать конфликтные ситуации, США, Германии и Советской России значительно снизило значение данного, несомненно, важного события. Центральной темой обсуждения на конференции стала судьба послевоенной Германии. Несмотря на далеко идущие планы Франции, стремящейся навсегда устранить возможную опасность нового франко-германского конфликта путем уничтожения самой Германии, остальные участники конференции не позволили превратить Третью республику в непререкаемого лидера Европейского континента. Тем не менее наложенные на Германию репарации должны были надолго устранить ее в качестве великой мировой державы.

В течение практически всей конференции Франция не упускала случая в очередной раз унизить Германию, подгоняя принятие решений под определенные исторические события. Так, конференция началась 18 января 1919 г. - в очередную годовщину провозглашения Германской империи, а подписание Версальского договора 28 июня 1920 г. было приурочено к дате Сараевского убийства. По решению конференции Германия потеряла все колонии и концессии в Африке, Азии и Океании, лишилась права иметь армию, способную решать стратегические задачи; от страны отторгались собственно немецкие территории в пользу Бельгии и Дании. Германия в значительной степени изолировалась от остального мира и при этом частично лишалась собственного суверенитета (открытие воздушного пространства для иностранных самолетов и право прохода иностранных судов по внутренним германским водоемам).

Конференция сопровождалась многочисленными дипломатическими конфликтами. Зачастую противоречия между отдельными державами достигали взрывоопасного уровня. При этом основные проблемы решались кулуарно на совещаниях представителей Великобритании, Франции и США. Иногда к дискуссиям привлекались Япония и Италия, де-юре также являвшихся великими державами, но не обладавшими достаточными силами, чтобы выступать на равных с «тройкой». Остальные государства исполняли на Версальской конференции роль откровенных статистов. Именно противоречия между державами заставили Италию временно покинуть конференцию в ее ходе. Это привело к тому, что Италия лишилась части преференций, полагавшихся ей согласно секретным соглашениям, подписанным державами до и в ходе Первой мировой войны. Итоги конференции сделали Рим «побежденным среди победителей» и открыли дорогу для роста радикальных националистических настроений.

Неоднозначность итогов Версальской конференции для США, ударивших по их международному престижу, и нерешенность целого комплекса послевоенных проблем потребовали созыва нового международного форума. Инициатором стали США в лице президента-республиканца У. Гардинга. Вашингтонская конференция проходила с 12 ноября 1921 г. по 6 февраля 1922 г. В ней принимали участие США, Великобритания, Франция, Италия, Япония, Бельгия, Нидерланды, Китай, Португалия, а также пять британских доминионов, в том числе Канада и Австралийский союз. Как и на Версальской конференции, принятие решений во многом зависело от Великобритании, Франции и США. Ни Германия, ни Советская Россия не получили приглашения принять участия в форуме.

На Вашингтонской конференции был подписан ряд международных соглашений, главными из которых были «Трактат четырех держав», «Трактат пяти держав» и «Трактат девяти держав». Первый документ, известный также как «Дальневосточная Антанта», был подписан лидерами США, Франции, Великобритании и Японии. Трактат предусматривал прекращение действия Англо-японского союза 1902 г., фиксировал статус-кво владений подписавших его государств в Тихоокеанском регионе, а также способствовал объединению усилий империалистических держав против усиливающегося национально-освободительного движения на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана. «Трактат пяти держав» был призван урегулировать важнейшую проблему ограничения стратегических морских вооружений. Дело в том, что за время Первой мировой войны ведущие морские державы накопили значительные запасы военно-морских вооружений, которые в мирных условиях были не нужны. Кроме того, значительная часть боевых кораблей морально и материально устарела и поддержание их в боевом состоянии требовало значительных финансовых затрат. Однако, несмотря на провозглашаемые призывы к миру, разоружению и поддержке пацифистских настроений, разоружаться в одиночку было непредусмотрительно. После продолжительных споров, вызванных стремлением некоторых держав, и прежде всего Японии, добиться преимущества, США, Франция, Великобритания, Италия и Япония договорились о соотношении линейных боевых кораблей и авианосцев в пропорции 5 : 1,75 : 5 : 1,75 : 3 соответственно. При этом строительство новых крупнотоннажных боевых кораблей ограничивалось тоннажем в 35 тыс. тонн. Договор зафиксировал фактическое соотношение сил флотов ведущих мировых держав и признание Великобританией права для США иметь флот, равный ее собственному. «Трактат девяти держав» был подписан 6 февраля 1922 г. США, Великобританией, Францией, Италией, Японией, Бельгией, Нидерландами, Китаем, Португалией. Договор гарантировал суверенитет и территориальную целостность Китая. Он провозглашал принцип «открытых дверей и равных возможностей» по отношению к Китаю и окончательно ликвидировал систему «сфер влияния» европейских держав. Фактически договор был направлен против Японии, считавшей Китай сферой своего влияния. В ходе конференции Японии пришлось отказаться от навязанного ею Китаю кабального соглашения, известного как «21 требование». Таким образом, на конференциях 1919-1922 гг. были закреплены итоги Первой мировой войны и сформирована система международных отношений, определившая основные направления эволюции взаимоотношений между государствами. Система оказалась достаточно непрочной, ее недостатки, в первую очередь нерешенность проблем разделенных народов, способствовали достаточно быстрой ее деградации. Острые углы международной политики с течением времени не только не сглаживались, но, наоборот, обострялись, создавая конфликтные ситуации, каждая из которых была взрывоопасной и грозила разрушить хрупкое равновесие. Важнейшей горячей проблемой послевоенных международных отношений стала германская.

4.1.2. «Германская проблема» (1919-1930 гг.)

Под «германской проблемой» понимают проблему урегулирования отношений с побежденной Германией в первые послевоенные годы, определение ее места в системе послевоенных международных отношений и, разумеется, выплаты ею репараций. На Версальской конференции Германия была признана виновной в развязывании войны, откуда следовал вполне естественный вывод об ее обязанности возместить убытки, понесенные в ходе войны странами-победительницами, однако конкретные суммы не определялись. Определение сроков, сумм и долей выплат переносилось на последующие конференции. Одной из первых встреч по репарационной проблеме была конференция в Сан-Ремо в апреле 1920 г., окончившаяся практически безрезультатно. Спор на ней шел как об общей сумме выплат, так и об определении непосредственных получателей и конкретной доле каждого претендента. Важным этапом стало проведение конференции в Булонь-сюр-Мэр 21-22 июня 1920 г. (Булонская конференция), на повестке дня которой стоял ряд проблем послевоенного устройства Европы, в том числе и вопросы о разоружении Германии и выплате ею репараций. Были приняты предложения английских и французских экспертов, согласно которым Германия должна была выплачивать репарации в течение

37 лет. При этом до 1925 г. объем ежегодных выплат устанавливался в 3 млрд золотых марок, а после этого конкретная сумма выплат должна была определяться в зависимости от платежеспособности Германии. Между представителями Италии, Франции и Великобритании разгорелся спор о распределении выплат. Французы и англичане предлагали после удовлетворения претензий Бельгии 55 % репараций передать Франции, 25 % - Великобритании и 20 % — остальным союзным державам. Италия потребовала себе выплату в 20 % от общей суммы за счет долей Франции и Великобритании. В результате окончательное решение в Булонь-сюр-Мэр так и не было принято. Создавалась комиссия экспертов в составе представителей Англии, Франции, Бельгии, Италии и Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев, которая должна была подготовить решение для встречи в Брюсселе. На конференции в Спа, проходившей с 5 по 16 июля, участники вновь обсуждали как общую сумму немецких репараций, так и доли, причитавшиеся каждой стране, имеющей право на выплаты. В декабре 1920 г. состоялась конференция в Брюсселе, первоначально планировавшаяся на более ранние сроки. На ней был выдвинут так называемый «план Сей-ду», в котором были заметны некоторые положения будущего «плана Дауэса». План, предусматривавший не только прогрессивно растущие платежи в валюте, но и натуральные поставки продукции германской промышленности, был, однако, после обсуждения отвергнут. На очередной конференции в Лондоне, проходившей в марте 1921 г., Германия предложила существенно ограничить репарационные выплаты, сократив их до 50 млрд марок, после чего союзники решили заставить проигравшую сторону быть сговорчивее и ввели войска в города Дюссельдорф, Дуйсбург и Рурорт. 27 апреля Германии была озвучена сумма ее репарационного долга в 132 млрд марок, плюс особого долга Бельгии в размере 5,6 млрд марок. На Лондонской конференции в мае 1921 г. союзники установили ежегодную сумму выплат в 4,6 млрд марок, а на конференции в Каннах в январе 1922 г. сократили выплаты почти в два раза. Впрочем, Германия не выплачивала этих денег и после того, как в январе 1923 г. очередная репарационная конференция в Париже завершилась провалом: Франция, не проконсультировавшись с Англией и США, самостоятельно решила предпринять радикальные действия. В Германии правительство «выполнений» Вирта, согласное выплачивать репарации, но не выплачивающее их, сменило «правительство катастроф» Куно, которое отвергало выполнение решений Версальской и последующих конференций. В этих условиях Франция, при поддержке Бельгии, ввела войска на территорию Рурской промышленной области. События «Рурского кризиса» привели к серьезному обострению в международных отношениях, и прежде всего в отношениях Франции с Великобританией и США. В самой Германии правительство В. Куно призвало население к «пассивному сопротивлению». В результате промышленное производство в Рурской области было парализовано, что негативно отразилось на экономике не только Германии, но и Франции, которая перестала получать сырье для собственных фабрик и заводов. В самой Германии кризис вылился в гиперинфляцию, приведшую к катастрофическому падению уровня жизни населения и резкому обострению политического экстремизма справа и слева. При этом, разумеется, Германия по-прежнему не осуществляла репарационных платежей. Кризисная ситуация требовала принятия срочных решений на международном уровне. Премьер-министр Великобритании С. Болдуин в октябре 1923 г. резко осудил действия французского правительства. Британский министр иностранных дел Д. Керзон отметил, что оккупация привела к экономическому краху и развалу Германии, а «развал Германии это исчезновение должника». Заручившись поддержкой Вашингтона, Великобритания предложила созвать конференцию по репарационной проблеме при непосредственном участии США. При этом англичане апеллировали к речи государственного секретаря Юза (Хьюза), который в декабре 1922 г. предложил для решения репарационной проблемы обратиться к экспертам. «Людям такого личного авторитета, опыта и честности, чтобы их решение... было признано в мире как единственно правильное решение вопроса». В ноябре 1923 г. репарационная комис сия договорилась о формировании международного комитета независимых экспертов во главе с американским банкиром Ч. Дауэсом. Эксперты приступили к работе 14 января и уже 9 апреля представили проект договора, рассмотренный на международной конференции в Лондоне. Французы, получившие приглашение на эту конференцию, первоначально уклонились от ответа. Поэтому Болдуину пришлось на съезде консервативной партии 25 октября 1923 г. высказаться в практически ультимативной форме, предложив, чтобы Пуанкаре «хорошенько подумал», прежде чем отказаться принять это предложение. Однако после очередного ухудшения экономической ситуации как в Германии, так и во Франции и путчей левых и правых экстремистов в Мюнхене и Гамбурге, французам пришлось дать согласие на участие в Лондонской конференции. С 16 июля по 16 августа 1924 г. проект комитета экспертов был рассмотрен и после некоторых исправлений принят. Поскольку одним из главных условий оздоровления экономики Германии эксперты посчитали укрепление немецкой валюты, Веймару предоставлялся международный кредит в размере 800 млн золотых марок. В залог выполнения денежных обязательств Германия должна была передать под контроль «комиссару по налогам» таможенные пошлины, акцизы и наиболее доходные статьи своего государственного бюджета. Важнейшей проблемой, решенной на конференции, было определение источников покрытия репарационных платежей. Ими стали доходы от германских железных дорог, а также государственный бюджет, дополнительные доходы которого должны были формироваться за счет введения высоких косвенных налогов на товары повышенного спроса. Начиная с 1924 г. Германия исправно выплачивала репарационные платежи, размер которых доходил до 2,5 млрд марок в год. Принятие «плана Дауэса» не только на некоторое время решило проблемы выплаты немецких репараций, но и способствовало росту немецкой промышленности. И дело было не только в том, что страна стала получать значительные кредитные вливания в экономику, но и в том, что решения Лондонской конференции совпали с периодом начала подъема мировой экономической конъюнктуры, продолжавшейся вплоть до 1929 г. Изменение в ситуации с выплатой Германией репараций поставило в повестку дня вопрос о постепенной ликвидации системы международной изоляции страны, что, в свою очередь, способствовало эволюции Версальско-Вашингтонской системы. В этих условиях ведущие европейские государства взяли курс на улучшение отношений с Германией. При этом, разумеется, цели и мотивы держав зачастую различались. Так, для Франции, планы которой о длительном, стратегическом ослаблении Германии или даже ее разделе на ряд мелких государств не осуществились, основной задачей стало стремление обеспечить свою безопасность на восточных границах. В 1924 г. большинство мест в палате депутатов Франции завоевал Картель левых. Его лидер Э. Эррио озвучил новую официальную внешнеполитическую платформу французского правительства, которая сменила жесткую антигерманскую линию Национального блока. Во время своего первого выступления в Лиге Наций в сентябре 1924 г. он предложил решать все спорные международные вопросы путем арбитража, созвать международную конференцию по разоружению и принять Германию в Лигу Наций. С 5 по 16 октября 1925 г. прошла конференция в Локарно с участием Великобритании, Франции, Германии, Бельгии, Италии, Польши и Чехословакии. Идея проведения конференции и ведущая роль в ней принадлежала Великобритании, стремящейся урегулировать отношения между Францией и Германией, с целью усиления позиций последней и ослабления Франции. Итогом конференции стало соглашение, подписанное 1 декабря в Лондоне. Наибольшее значение среди Локарнских соглашений имел Рейнский гарантийный пакт. Этим соглашением между Германией, Францией и Бельгией предусматривалось признание границ, установленных Версальским договором. Веймар, Париж и Брюссель обязались решать все спорные вопросы без применения силы, путем арбитража, а также соблюдать принципы демилитаризации Рейнской зоны. Гарантами выполнения этих соглашений стали Великобритания и Италия. Острые дискуссии развернулись вокруг предложения гарантиро вать неприкосновенность восточных границ Германии с недавно созданными Чехословакией и Польшей.

С 9 по 19 августа 1929 г. и с 3 по 30 января 1930 г. в Гааге провала репарационная конференция с участием Германии, Великобритании, Франции, Бельгии, Греции, Италии, Польши, Румынии, Югославии и Японии. На конференции был рассмотрен и принят план американского промышленника и дипломата О. Юнга. План был составлен международной группой экспертов из США, Франции, Германии, Италии, Японии и Бельгии под руководством Юнга. План, известный как «план Юнга», разрабатывался в условиях восстанавливающейся экономики Германии и предусматривал некоторое сокращение общей суммы репараций. При этом первые несколько лет ежегодные выплаты должны были постоянно увеличиваться и по достижении суммы в 2 млрд марок выплачиваться в течение 30 лет, после чего уменьшаться в течение 22 лет. Однако развивающийся экономический кризис разрушил эти планы, а в мае 1931 г. президент США Гувер предложил ввести мораторий на все межгосударственные долги вплоть до июня 1932 г.

  • 4.1.3. «Русская проблема» (1918 - первая половина 1920-х гг.)
  • 25 октября 1917 г. в Петрограде на Втором съезде Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов был принят Декрет о мире, в котором всем воюющим державам предлагалось «начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире», «без аннексий и контрибуций». Таким образом, Советская Россия в одностороннем порядке объявила о выходе из войны. Бывшими союзниками по Антанте позиция нового «правительства рабочих и крестьян» однозначно была оценена как предательство. Что касается Германии, то уже 14 ноября 1917 г. она выразила согласие начать переговоры. Попытка же большевиков привлечь к переговорам страны Антанты провалилась. В этих условиях 2 декабря между Советской Россией и Центральными державами было достигнуто временное соглашение о прекращении военных действий на 28 дней. 9 декабря 1917 г. в Брест-Литовске начались непосредственные переговоры о заключении мирного договора между Германией и ее союзниками с Россией. Советскую делегацию возглавлял А. А. Иоффе, германскую, несомненно игравшую ведущую роль на конференции, - министр иностранных дел Рихард фон Кюль-ман. Исходя из принципов, изложенных в Декрете о мире, советская делегация сформулировала свою программу мирных переговоров. Большевики предлагали вывести войска с оккупированных территорий и отказаться от их насильственного присоединения. Политическая самостоятельность народов, потерявших ее во время войны, должна была быть восстановлена. Кроме того, советская делегация выступала против любого возмещения военных издержек, понесенных в ходе войны. В результате острых противоречий среди большевиков и радикальной позиции Л. Троцкого, рассчитывавшего на скорое наступление мировой революции, переговоры были сорваны, что позволило немцам возобновить наступление, оккупировав новые территории России и предъявив дополнительные претензии. Под угрозой полного разгрома, В. Ленину удалось настоять на принятии немецких требований и подписании 3 марта 1918 г. Брестского мира. Согласно его условиям Россия проводила демобилизацию армии и флота, уступала значительные территории и выплачивала контрибуцию Германии и ее союзникам. Бывшими союзниками по Антанте сепаратный советско-германский договор был воспринят как очередное предательство. Несмотря на то, что немцам удалось перебросить значительные силы с Восточного фронта на Западный и даже предпринять массированное наступление во Франции, переломить ситуацию им уже не удалось. Истощение ресурсов Центральных держав, необходимость держать оккупационные войска на Украине, в Прибалтике и в России, а кроме того, постоянный приток свежих американских подразделений в Европу окончательно склонили чашу весов в пользу Антанты.

В ходе Гражданской войны в России, державы Антанты не только оказывали военную и финансовую помощь антибольшевистским силам, но и приняли непосредственное участие в конфликте, высадив войска на Черноморском побережье, севере страны, на Дальнем Востоке. По мере изменения соотношения сил в пользу большевиков и роста антивоенных настроений в государствах-интервентах, войска Антанты были выведены из России. К 1922 г. стало очевидным, что большевики могут задержаться у власти на некоторое время и являются единственной реальной политической силой, которая представляет интересы России на международной арене. Поэтому весной 1922 г. Советское правительство получило приглашение принять участие в конференции в Гааге, посвященной международным финансовым проблемам. Главой советской делегации был Г. В. Чичерин, заменивший В. И. Ленина, чье пребывание за границей в Москве сочли опасным. Большевикам было предложено признать международные долги царского и Временного правительств, компенсировать национализированную иностранную собственность, а взамен обещано рассмотреть вопрос о выделении им доли от германских репараций. Советская делегация выражала готовность пойти на некоторые уступки, но связывала их с международным признанием новой власти в Москве и предоставлением иностранных кредитов. Ни одной из сторон не удалось добиться прогресса в решении поставленных задач, однако в ходе конференции состоялось подписание советско-германского соглашения в Рапал-ло. Рапалльский договор нельзя назвать внезапным и совершенно неожиданным, хотя в мире он и произвел эффект разорвавшейся бомбы. Фактически переговоры между Москвой и Берлином об установлении дипломатических отношений начались в декабре 1921 г., а еще в мае того же года стороны подписали временное соглашение об установлении торгово-экономических связей. Продолжающаяся международная изоляция обоих государств только усилила тенденцию к сближению. Жесткая позиция стран Антанты на конференции вновь подтолкнула две страны-изгоя навстречу друг другу. Советско-германские соглашения предусматривали не только установление дипломатических отношений между двумя странами, но и отказ от взаимных финансовых претензий, что шло вразрез со сложившейся международной практикой. Кроме того, Раппальский договор послужил основой для дальнейшего военного сотрудничества Москвы и Берлина.

После окончательного поражения антибольшевистского движения и образования СССР начинается процесс установления дипломатических отношений нового государства, прежде всего, с его соседями. Уже в 1923 г. соглашение об обмене посольствами было подписано между Москвой и Берлином. В том же году были установлены дипломатические отношения с Афганистаном, Польшей, Турцией, Монголией и еще рядом стран. Крупные государства некоторое время игнорировали общую тенденцию. В 1924 г. началась так называемая «полоса международного признания СССР».

  • 1 февраля 1924 г. лейбористское правительство Р. Макдональда, первое из великих держав, установило дипломатические отношения с СССР. Этого требовали многие рядовые лейбористы, а также это отвечало практическим потребностям британских предпринимателей. Восстанавливающаяся в условиях экономического подъема экономика нуждалась в расширении рынков сбыта. За Великобританией последовали Италия и другие небольшие государства Европы — Норвегия, Дания, Швеция, Австрия и ряд других.
  • 28 октября 1924 г. правительство Картеля левых Э. Эррио заявило о готовности признать СССР и вступить с ним в дипломатические отношения путем взаимного обмена послами.

Процесс международного признания СССР был весьма неровным и прерывистым. Главными препятствиями являлись постоянные провокации проигравшей Гражданскую войну стороны, а также деятельность советских спецслужб, направления на поддержку подрывной деятельности коммунистических партий Европы. В 1920-х гг. по Европе прокатилась волна убийств советских дипломатов, организованная белогвардейскими иммигрантами. Так в 1923 г. был убит член советской делегации на конференции в Лозанне В. В. Воровский, а в 1926 г. в Латвии застрелен советский дипломатический курьер Т. И. Нетте.

В мае 1927 г. британское правительство объявило о разрыве дипломатических и торговых отношений с СССР. Поводом стало обвинение в подготовке большевиками мировой революции и свержения английского правительства. Действия официальных властей не нашли поддержки прагматичного британского бизнеса, представители которого с самого начала были против разрыва, по крайней мере, торговых отношений с СССР. Они прекрасно осознавали, что нарастающий вал советских закупок проходит мимо них и идет прямо в руки конкурентов из Франции, Германии и США. Осенью 1929 г., практически с началом Великой депрессии, дипломатические отношения между Лондоном и Москвой были восстановлены.

  • 4.1.4. Международные отношения в годы мирового экономического кризиса (1929-1933 гг.)
  • 24 сентября 1929 г. на нью-йоркской фондовой бирже произошел катастрофический обвал цен на акции. Это событие, известное как «черный четверг», послужило началом самого масштабного экономического кризиса в истории человечества. Великая депрессия оказала влияние на все сферы экономики и политики, включая международные отношения. Промышленное производство в капита листических странах сократилось за годы кризиса более чем на 35 %, в том числе производство угля на 30,6 %, чугуна на 64,8 %, стали на 62,4 %, хлопка на 26,7 %. По глубине падения промышленного производства кризис 1929—1933 гг. не имел себе равных в истории. Огромные запасы продукции, которую невозможно было сбыть, скапливались на складах. Происходило массовое увольнение персонала промышленных предприятий, оставшиеся работники были заняты неполный рабочий день или существенно теряли в оплате своего труда. Великая депрессия в значительной степени разрушила экономические связи между отдельными государствами. На мировом капиталистическом рынке разгорелась бескомпромиссная борьба за рынки сбыта, приведшая к сокращению объема мировой торговли более чем на треть. Стремясь решить собственные экономические проблемы за счет иностранных партнеров, капиталистические государства воздвигали дополнительные таможенные барьеры, что, в свою очередь, вызывало ответные жесткие меры. Менее чем за год, начиная с лета 1931 г. 76 стран повысили таможенные тарифы, перешли к ограничению выдачи валюты на покупку заграничных товаров, к введению системы квот и к прямым запрещениям импорта. Кризис привел к нарушению международной валютно-финансовой системы, опиравшийся в этот период преимущественно на английский фунт стерлингов, а также доллар и частично на франк. После окончания Первой мировой войны страны-победительницы - Великобритания, Франция и США - на конференции в Генуе в 1922 г. договорились об основных принципах новой валютной системы, получившей название Генуэзской. Система сохраняла золотые паритеты, ее основой являлись золото и валюты ведущих государств мира. В то же время статус ведущей мировой валюты официально не был закреплен, хотя за это звание боролись валюты Великобритании и США, и фактически доллар, как и фунт, стали основой валютных систем большинства стран мира. Генуэзская система достаточно успешно функционировала в годы стабилизации, однако кризис нанес по ней серьезный удар. Вначале Великая депрессия ударила по одной из основных валют — доллару США, что привело к хаотическому перемещению капиталов и валютным кризисам в странах, привязанных к американской валюте. В этих странах, вслед за США, осуществлялась девальвация, возрастал дефицит государственного бюджета, происходил отток золота. В результате Генуэзская валютная система утратила эластичность и стабильность. Во внутреннем обороте всех стран был прекращен размен банкнот на золото. Финансовый кризис серьезно затронут валютно-финансовую систему Великобритании, чья валюта соперничала с долларом за доминирование в капиталистическом мире. В 1931 г. впервые в Новейшей истории платежный баланс страны имел пассивный баланс в 110 млн фунтов стерлингов. Частные иностранные вкладчики британских банков стали массово изымать краткосрочные вклады, началось «бегство от фунта». Всего менее чем за год из Великобритании было выведено более половины частных иностранных инвестиций. В том же году Франция, Бельгия, Швейцария и Голландия начали вывозить из британских банков свои золотые запасы. Английский фунт оказался серьезно обесценен, а Великобритании пришлось отказаться от золотого стандарта своей валюты. Великая депрессия способствовала обострению международной обстановки в мире и приходу к власти в Европе политических сил, ориентированных на внешнюю агрессию. Одним из последствий экономического кризиса стало сворачивание идеи проекта создания «Пан-Ев-ропы». Еще в начале 20-х гг. известный идеолог панъевропейского движения граф Кундегове-Калерги (иногда в исторической литературе его фамилия пишется как Кундехове) сформулировал теорию о необходимости создания политического союза европейских государств от Португалии до Польши. По мнению графа, историческая эпоха господства Европы, а заодно и белого человека, в мире заканчивается. Однако окончательный крах европейской цивилизации можно предотвратить, если будет создан европейский союз, способный противостоять другим геополитическим объединениям - США, России, Британской империи и Восточной Азии. Идеи Кундегове-Калерги нашли широкую поддержку европейской, и прежде всего французской, элиты. После успеха Локкарнской конференции появилась возможность практической реализации этой идеи, а председатель французского правительства Эррио сформулировал идею Соединенных штатов Европы. Уже 1926 г. в Вене под руководством министра иностранных дел Франции Аристида Бриана прошел первый панъевропейский конгресс. В нем приняло участие более 1000 делегатов, среди которых было немало общественных и политических деятелей из многих стран Европы - Блюм, Даладье, Эйнштейн, Т. Манн, Фрейд, Шахт и др. На съезде было заявлено о расширении единого европейского экономического, таможенного и военного сотрудничества, образован Панъевропейский союз с Федеральным советом, Федеральным судом и Федеральной ассамблеей. Во многом эти соглашения предвосхитили создание современного Европейского союза. Следующим этапом развития панъевропейских идей стало подписание 27 августа 1928 г. пакта Бриана - Келлога, или, точнее, Парижского договора о воспрещении войны в качестве орудия национальной политики. Первоначальная идея исходила от Франции и США. Документ содержал важнейшие международно-правовые нормы, провозглашающие отказ от войны как средства урегулирования международных споров и необходимость разрешения любых конфликтов мирными средствами. К пакту присоединились Великобритания, Германия, Япония и еще более 40 государств. По вопросу об участии СССР у разных стран были противоположные мнения. Так, Великобритания и Польша выступали «против», а США высказывались «за». В конце концов СССР не подписал пакт совместно с другими государствами, а присоединился к нему, что с юридической точки зрения не играло никакой роли, но все-таки являлось, по мнению советской стороны, своеобразной дискриминацией. Зато СССР явился первым государством, ратифицировавшим пакт Бриана - Келлога. В сентябре 1929 г. на сессии Ассамблеи Лиги Наций Бриан выступил с меморандумом об основных принципах панъевропейского процесса. В отличие от первоначального проекта, основной акцент переносился на экономическое сотрудничество. В обращении Бриана впервые была выдвинута идея Общего рынка. Большинство стран поддержали Бриана, тем не менее Великобритания и Нидерланды, а также Германия и Италия выступили против. Первые опасались утраты особых отношений со своими колониями, Германия связывала идеи «Пан-Европы» с пересмотром положений Версальского договора, а Италия призывала к союзу молодых наций против старой Европы. Второй панъевропейский конгресс прошел в Базеле в 1932 г. На конгрессе было провозглашено создание Европейской партии, имевшей целью подготовить основу для создания Соединенных штатов Европы, но кризисные явления в экономике и политике оставили этот проект на бумаге. Почувствовав ослабление заинтересованности в своем проекте, Эррио попытался перенести акцент в область создания системы коллективной безопасности. В 1932 г. этой проблеме была посвящена Женевская конференция. В ней приняли участие делегации из 62 стран. Делегаты конференции высказались за заключение европейскими странами пактов о ненападении. Однако реализация этого проекта требовала единодушия всех его участников. Одновременно, в условиях экономического кризиса, в европейских странах усилились позиции националистов. Значительно активизировались фашистские движения. В Женеве отчетливо проявилось начинающееся сближение Германии и Италии. Задолго до Женевской конференции, пытаясь снизить накал подобных настроений, правительства Великобритании и Франции пошли на ряд мер, направленных на умиротворение Германии. В соответствии с принятым в 1929 г. планом Юнга, Гаагская конференция 1930 г. приняла решение о сокращении общей суммы репарационных платежей и снижении параметров ежегодных выплат. В июне 1930 г. союзники досрочно очистили Рейнскую область. Однако Германия по мере ослабления пут Версальского договора проявляла все меньше интереса и к идеям «Пан-Европы», и к идеям пацифизма в целом. В марте 1931 г. она подписала с Австрией договор о таможенном союзе. Этот документ противоречил Версальскому соглашению, так как мог явиться первым шагом в направлении аншлюса Австрии. Именно поэтому ряд стран Европы, как Франция, Великобритания и Италия, выразили протест. В сентябре 1931 г. Германии и Австрии пришлось отказаться от таможенного соглашения.
  • 4.1.5. Политика «умиротворения» и «невмешательства» (1933-1938 гг.)

Приход Гитлера к власти в Германии (в январе 1933 г.) ознаменовал начало нового этапа международных отношений, характеризовавшегося попустительской политикой Англии, Франции и США по отношению к действиям держав-агрессоров. Первоначально Запад не воспринимал новый берлинский режим в качестве угрозы. Скорее, Гитлер рассматривался как вполне вероятный союзник в борьбе против СССР. Нацистское руководство с самого начала нахождения у власти вело активную дипломатическую деятельность, направленную на демонтаж Версальско-Вашингтонской системы. В сентябре 1933 г. на конференции по разоружению в Женеве Германия потребовала признания равноправия в области вооружений. Представители Италии, Франции, Великобритании и США предложили Берлину план постепенных преобразований, рассчитанных на несколько лет. Германия отказалась, обвинив партнеров по переговорам в дискриминации. 14 октября 1933 г. Германия заявила о выходе страны из Лиги Наций. После этого нацистское руководство стало действовать без оглядки на международные структуры. С конца 1934 г. Берлин начинает активную подготовку к проведению референдума в Саарланде. Во Франции и Саарской области была развернута активная пропагандистская кампания за присоединение Саара. Позиция Франции была откровенно капитулянтской, а французский премьер-министр П. Лаваль даже заявил о незаинтересованности Парижа в исходе референдума. Из 539 тыс. саарландцев, принявших участие в плебисците 15 января 1935 г., 477 тысяч высказались за вхождение в состав Германии. Вскоре Лига Наций объявила о переходе области Берлину с 1 марта 1935 г. Несмотря на откровенное нарушение Германией условий Версальского договора, выразившееся во введении всеобщей воинской обязанности и формировании военно-воздушных сил, протестная реакция Великобритании и Франции оказалась достаточно формальной. Для рассмотрения создавшейся ситуации 11-14 апреля 1935 г. представители европейских держав-победительниц собрались на конференцию в г. Стрезе. Предложение Франции применить к Берлину санкции, в случае повторного нарушения Версальских договоренностей, было отвергнуто премьер-министром Великобритании Р. Макдональдом. В результате конференция ограничилась выражением сожаления действиями Германии. 18 июня 1935 г. Великобритания и Германия подписали соглашение, согласно которому немцы могли построить надводный военно-морской флот, составляющий 35 %, а подводный - 45 % английского. Эти договоренности, вновь откровенно нарушающие условия Версаля, вызвали протесты со стороны Франции. 3 октября

  • 1935 г. Италия вторглась на территорию Эфиопии — единственного независимого государства на Африканском континенте. Уже 7 октября Совет Лиги Наций объявил Италию агрессором, после чего ввел против нее экономические санкции. Следует отметить, что с самого начала санкции, по требованию Великобритании и Франции, носили достаточно ограниченный характер. В частности, они не касались поставок нефти и стратегических материалов, а также не закрывали для Италии Суэцкий канал. В рамках политики умиротворения агрессоров Лондон и Париж попытались выступить посредником в урегулировании итало-эфиопского конфликта, предложив императору передать Риму относительно развитые северные провинции страны. Эфиопы с возмущением отказались, европейская общественность также негативно оценила эти предложения, а инициатору сделки британскому министру иностранных дел С. Хору пришлось уйти в отставку. 5 мая 1936 г. итальянская армия заняла Аддис-Абебу, и Муссолини объявил об аннексии Эфиопии, а уже 4 июля Совет Лиги Наций снял с Италии все санкции под предлогом их неэффективности и бесполезности. В ходе итало-эфиопского конфликта произошло существенное сближение позиции Италии и Германии. Кроме того, Берлин окончательно осознал беспомощность и нерешительность Лиги Наций. 7 марта
  • 1936 г. немецкие войска, цинично нарушая положения Версальского и Локкарнского договоров, вошли на территорию Рейнской демилитаризованной зоны. Оценивая действия нацистского руководства, специальная сессия Лиги Наций, состоявшаяся 14—24 апреля в Лондоне, выступила против применения санкций, поскольку посчитала действия Германии восстановлением суверенитета. Подобные действия ведущих стран Европы провоцировали Гитлера на дальнейшие агрессивные действия.
  • 25 ноября 1936 г. Германия подписала с Японией так называемый Антикоминтерновский пакт, предусматривающий совместные действия против распространения коммунистических идей в Европе и мире. В 1937 г. к пакту присоединилась Италия.

Аншлюс Австрии Германией после Первой мировой войны долгие годы являлся несбыточной мечтой немецких националистов. Против Аншлюса, запрет которого был зафиксирован в Версальских соглашениях, выступали все значимые силы в Европе от Франции до Италии. Придя к власти, Гитлер объявил присоединение Австрии к Рейху одной из своих приоритетных задач. Сложившийся в Австрии режим, одинаково жестко выступавший как против левых, так и против правых экстремистов, пользовался поддержкой большинства населения. Канцлер Э. Дольфус, опираясь на поддержку Лиги Наций и на личную дружбу с Муссолини, решительно противодействовал любым попыткам более тесного сближения с нацистской Германией. В июле 1934 г. группа нацистов австрийского происхождения, проникнув в Вену с территории Германии, попыталась осуществить государственный переворот. Хотя путч и был подавлен, мятежники смертельно ранили канцлера Дольфуса, который вскоре скончался. Австро-германские отношения были существенно испорчены, тем не менее в течение последующих нескольких лет Вена все больше попадала в зависимость от Берлина. Во-первых, началось все более тесное сближение Германии и Италии, и Муссолини, в конце концов, решил пожертвовать Австрией в знак дружбы в Гитлером. Во-вторых, новый канцлер Австрии К. Шушниг оказался менее решительным сторонником сохранения независимости своей страны, чем Дольфус. Уже в июле 1936 г. он заключил с Германией ряд соглашений, согласно которым Австрия в международных отношениях должна была двигаться исключительно в русле политики Берлина. Наконец, в отличие от Дольфуса, Шушниг не был личным другом Муссолини. В рамках политики умиротворения Англия и Франция давали Гитлеру понять, что не будут выступать против того, чтобы Австрия стала частью Германии. В пользу подобного решения все больше склонялся и Муссолини. В феврале 1938 г. австрийский канцлер Шушниг был вызван в резиденцию Гитлера и, подвергшись массированному психологическому воздействию, подписал ультиматум, согласно которому Австрия теряла значительную часть сво его суверенитета. Однако, вернувшись в Вену, Шушниг опомнился и начал подготовку к референдуму по вопросу о вхождении Австрии в состав Рейха. Для Берлина подобное развитие событий оказалось неприемлемым, поскольку существовали серьезные сомнения в благоприятном для него итоге плебисцита. Поощряла на решительные действия Гитлера и позиция Запада. 10 марта в Лондоне англичане заявили И. Риббентропу, что возможный захват Германией Австрии не сможет сбить Великобританию с курса ее дальнейшего сближения с Берлином. Поэтому 12 марта 1938 г., за день до официально назначенного референдума, немецкая армия вступает на территорию Альпийской республики. Австрийская армия и полиция не оказали никакого сопротивления агрессии. Стараясь соблюсти видимость приличий как перед лицом международной общественности, так и собственных граждан, 10 апреля 1938 г. Гитлер организовал проведение плебисцита, по результатам которого 99,75 % участников проголосовали за вхождение Австрии в состав Германии. Лига Наций сделала вид, что не заметила исчезновения суверенного европейского государства. Англия и Франция поспешили признать аншлюс. Захват Австрии фашистской Германией в марте 1938 г. создал серьезную угрозу немецкого вторжения в Чехословакию.

Вершиной реализации «политики умиротворения» стала Мюнхенская конференция, на которой Германии была передана Судетская область Чехословакии. Чехословацкая республика появилась 28 ноября 1918 г. в результате распада Австро-Венгрии. Появление нового государства активно поддержали страны Антанты, и прежде всего Франция, заинтересованные в максимальном ослаблении своих противников. Чехословакия объединила в своих границах не только чехов и словаков, но и целый ряд славянских и неславянских народов: венгров, поляков, русинов, украинцев. Самой крупной «нетитульной» этнической группой были немцы, жившие преимущественно на территории Судетской области. Первоначально чехословацкие немцы были удовлетворены своим положением, поскольку оказались отделены от основной массы австро-германского населения, вынужденного нести как моральный груз проигравшей стороны, так и выплачивать кабальные репарации. Однако, после уничтожения нацистами оков Версальской системы и резкого подъема немецкого национального самосознания, немецкое население Чехословакии стало все больше смотреть в сторону «матери-Германии». В свою очередь, Гитлер посчитал не только необходимым, но и возможным присоединить к Третьему рейху земли, населенные немцами. На территории Судет, при идеологической и финансовой поддержке из Германии, была создана Судето-немецкая национал-социалистическая партия, в целом копировавшая образец НДСАП. 24 апреля 1938 г. лидер судетских националистов К. Гейнлейн провозгласил программу из 8 пунктов, в которой поставил задачу создания на территории Судет нацистского государства. Действия Гейнлейна были горячо поддержаны в Берлине. После произошедших столкновений между судетскими нацистами и полицией, приведшими к человеческим жертвам, риторика Гитлера приняла откровенно агрессивный характер: Германия в ультимативной форме потребовала передачи ей Судетской области. В этих условиях 28—29 апреля 1938 г. в Лондоне прошла специальная конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии и Франции, посвященная судьбе Чехословакии. Чемберлен откровенно заявил, что не видит никаких способов помешать намерениям Гитлера относительно Судет, а представители Франции полностью согласились с этой точкой зрения. Возможное участие СССР в разрешении германо-чехословацкого конфликта было оценено участниками конференции как сомнительное. В мае 1938 г. Гитлер, вдохновленный фактическим отсутствием каких-то действий со стороны Франции и Великобритании, начал концентрировать части вермахта на границе с Чехословакией. Польша, рассчитывавшая поживиться за счет южного соседа, также начала переброску нескольких дивизий к границе в районе Тешина. 20 мая чехословацкому правительству пришлось объявить о частичной мобилизации. Западные союзники Праги, которых пугала перспектива возможного столкновения с Германией, ста ли оказывать давление на правительство М. Годжы, настаивая на уступках Гитлеру. Объявив о желании «объективно оценить обстановку» в Судетах, в начале августа в Прагу прибыла миссия лорда У. Ренсимена, которая ознакомилась с положением судетских немцев, после чего опубликовала документ, в котором признавала «естественность» требований Судетской области о присоединении ее к Германии. 12 сентября 1938 г. после очередной провокационной речи А. Гитлера, вооруженные гейлейновцы попытались захватить власть в Судетах, однако были разгромлены правительственными войсками и полицией. Германские войска были приведены в состояние полной боевой готовности и начали выдвижение на боевые позиции. В этих условиях Н. Чемберлен встретился с Гитлером и фактически договорился с ним о передаче Германии Судет. 19 октября чехословацкому правительству была вручена нота Великобритании и Франции, в которой они предлагали передать Германии те территории, население которых более чем на 50 % состояло из немцев, обещая в этом случае гарантировать безопасность чехословацкого государства. Чехословацкое правительство было вынуждено согласиться, однако Гитлер потребовал от Праги новых уступок, угрожая в случае их невыполнения начать боевые действия. На чрезвычайном совещании английских и французских представителей в Лондоне 26 сентября было принято решение согласиться с требованиями Германии, не принимая во внимание мнение Чехословакии.

  • 29 сентября 1938 г. У. Чемберлен прибыл в Мюнхен с уже готовым текстом соглашения, который был положен в основу договора. Документ состоял из 8 статей, дополнения к соглашению и дополнительных деклараций. 29-30 сентября 1938 г. Чемберлен, Дала-дье, Гитлер и Муссолини в Мюнхене фактически решили дальнейшую судьбу не только Чехословакии, но и всего мира, открыв дорогу к мировой войне. От Чехословакии отторгались наиболее развитые в экономическом отношении территории, взамен участники конференции гарантировали неприкосновенность остальной части страны. По окончании конференции Чемберлен и Гитлер подписали совместную англо-германскую декларацию, согласно которой оба государства высказывали решимость никогда более не воевать друг с другом. Итоги конференции в Мюнхене были оценены Лондоном и Парижем как величайшая дипломатическая победа, обеспечивающая мирное развитие Европы на ближайшие десятилетия. 6 декабря 1938 г. в Париже И. Риббентропом и Ж. Бонне была подписана франко-германская декларация, констатировавшая отсутствие «нерешенных вопросов территориального характера» между двумя мировыми войнами.
  • 4.1.6. Международные отношения накануне Второй мировой войны

Эйфория Лондона и Парижа, вызванная подписанием Мюнхенского соглашения, довольно быстро схлынула. Очень скоро выяснилось, что останавливаться на достигнутом Гитлер не намерен. Поддерживаемые Германией словацкие националисты во главе с И. Тисо почти сразу после Мюнхена добились автономии Словакии, а в марте 1939 г. провозгласили ее независимость. 15 марта Словакия была оккупирована немецкой армией. После этого судьба Чехии была практически предрешена. В тот же день в Берлин был вызван президент Чехословакии Э. Гаха, которого Гитлер под угрозой бомбардировки Праги и полномасштабного вторжения заставил подписать соглашение о вводе немецких войск на территорию оставшейся части Чехословакии. После этого во Франции и Великобритании стало ясно, что война с Германией неизбежна, руководство обеих стран предприняло попытку формирования антигитлеровской коалиции. 22 марта 1939 г. Париж и Лондон обменялись нотами, в которых обязывались оказывать помощь друг другу в случае нападения третьих держав, а генеральные штабы Англии и Франции начали разработку планов войны с Германией. Одновременно Париж и Лондон объявили о предоставлении гарантий независимости Греции, Польше, Румынии и Турции. В мае 1939 г. французское правительство подписало секретный военный протокол с Польшей, согласно которому Франция обязывалась оказать

Варшаве помощь в случае германской агрессии. Польша особенно нуждалась в подобных гарантиях перед лицом все возрастающей военной опасности со стороны Германии. Основным дестабилизирующим фактором в польско-германских отношениях была проблема Польского коридора с городом Данциг, с преимущественно немецким населением. Германия требовала от Польши решить вопрос Данцига в рамках Антикоминтерновского пакта, но с откровенным нарушением суверенитета Варшавы в этом регионе. В частности, предлагалось строительство через Польский коридор экстерриториальной железной дороги, соединяющей Германию и Восточную Пруссию. Во время поездки в Германию в январе 1939 г. министр иностранных дел Польши Ю. Бек отказался принять условия, предложенные И. Риббентропом. После этого началась взаимная подготовка Германии и Польши к войне.

Не только Германия активизировалась после Мюнхена. Италия Муссолини предъявила свои претензии на французский Тунис, а также на Корсику и Савойю. 7 апреля Муссолини, ревниво следивший за успешной агрессией Гитлера, оккупировал территорию Албании, до того являвшейся верным союзником Италии. 22 мая 1939 г. Германия и Италия заключили так называемый «Стальной пакт», в котором обязывались оказать помощь друг другу, в случае военного конфликта с третьей стороной. При этом Муссолини в значительной мере попадал в зависимость от Гитлера и оказывался в положении младшего партнера.

Сразу после оккупации Чехословакии Великобритания и Франция начали зондаж по поводу переговоров с Москвой о создании системы коллективной безопасности в Европе. В Лондоне и Париже прекрасно понимали, что без Москвы полноценное противостояние Берлину и его союзникам невозможно. Одновременно западные страны несколько недооценивали силу Красной армии, по их мнению, серьезно ослабленную репрессиями. В мае — июле 1939 г. между СССР, Францией и Великобританией начались переговоры о заключении договора о взаимопомощи. Они проходили в Москве, в обстановке серьезного недоверия сторон друг к другу.

Советскую делегацию возглавил народный комиссар обороны, маршал К. Е. Ворошилов, председательствовавший на переговорах. Французской делегацией руководил генерал Ж. Думерг, английской - адмирал П. Драке. Оба представителя Запада не занимали серьезных должностей ни в структурах министерства обороны, ни иностранных дел. Мало того, ни тот ни другой не имели полномочий на заключение каких-либо соглашений с советской стороной. Переговоры постоянно осложнялись взаимными претензиями сторон и внезапными препятствиями, вызванными противодействием третьих стран. Так, Польша категорически отказывалась пропустить через свою территорию советские войска. Тем не менее стороны продолжали консультации. Для Великобритании и Франции важным было навязать большевикам такое соглашение, в котором их обязательства были бы минимальными, что, естественно, совершенно не устраивало советскую сторону, предлагавшую равноценное партнерство.

После того как англо-франко-советские переговоры в очередной раз зашли в тупик, а руководитель английской миссии адмирал Драке даже заметил: «Я полагаю, что наша миссия закончена», английская и французская делегации 17 августа предложили сделать перерыв в переговорах. 20 августа адмирал Драке предложил назначить следующее заседание на 23 августа, однако к тому времени Сталин сделал окончательный выбор в пользу Гитлера. Одновременно германское посольство в Москве и Берлин засыпают наркомат иностранных дел нотами, телеграммами и звонками с предложением немедленно начать переговоры о заключении пакта о ненападении. 19 августа 1939 г. в Берлине было подписано весьма выгодное для СССР советско-германское соглашение о торговле и кредите, переговоры о котором безрезультатно велись с начала 1939 г. Оно предусматривало размещение советских заказов на производство самого современного промышленного оборудования в Германии в течение двух лет в счет кредита на сумму 200 млн марок взамен поставки советских сырьевых товаров на сумму 180 млн марок под весьма умеренные проценты. 23 августа

4.2. Международные отношения в годы Второй мировой войны (1.09.1939 - 2.09.1945) делегация Германии во главе с Риббентропом на двух транспортных «Конкордах» прибыла в Москву и в тот же день был подписан советско-германский пакт о ненападении.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >