Политические учения современной Латинской Америки

Развитие стран Латинской Америки изначально протекало под действием противоречивых тенденций. Довольно рано (в 20-х гг. XIX в.) избавившиеся от прямого колониального господства, молодые латиноамериканские государства быстро оказываются в экономической зависимости от ведущих западных держав. В силу этого лейтмотивом латиноамериканской политической мысли на долгое время становится тема освобождения.

Свой существенный отпечаток на развитие ибероамериканской политической мысли наложил значительный социокультурный контраст, существовавший в большинстве стран региона. «Высокая» европейская культура крупнейших городов и господствующих элит сочеталась там со средневековыми порядками аграрной глубинки, архаикой аборигенной периферии. В силу этого идеологическое противостояние в странах региона долгое время сохраняло достаточно радикальный характер.

Вскоре после обретения независимости происходит раскол господствующей верхушки на консервативный и либеральный лагеря. Либералы ибероамериканских государств, отстаивая идеи классического либерализма: свободу частного предпринимательства, свободу личности, печати, политической деятельности, - дополнительными требованиями выдвигали актуальные для стран региона отмену рабства, наделение избирательными правами коренного индейского населения и федерализацию государственного устройства. Консерваторы, не отрицая необходимости реформ, выступали за умеренный характер последних и неприкосновенность таких институтов, как церковь, семья и сильная государственная власть. Со вре менем именно из радикальных фракций либеральных партий выросли политические движения левой направленности.

Идеи социализма стали проникать в Латинскую Америку еще в XIX в. С идеей создания «социальной цивилизации», принципиально отличной от «индивидуалистической», «эксплуататорской» цивилизации Западной Европы, впервые выступил венесуэльский просветитель Симон Родригес (1771-1854). В условиях сохраняющегося значительного общественного неравенства левые идеи быстро завоевали многочисленных приверженцев в большинстве государств Латинской Америки. Уже в 70-х гг. XIX в. в Аргентине действовали секции I Интернационала, марксизм и анархизм приобрели заметное влияние, особенно в рабочей среде. После Первой мировой войны и Октябрьской революции в России в странах региона образуются компартии, ставшие частью мирового коммунистического движения.

Главными конкурентами коммунистов в борьбе за рабочее движение оказались социал-демократы, которым в условиях радикализации настроений социальных низов в первой половине XX в. было суждено потерпеть поражение. Одной из причин этого стала неспособность умеренных левых предложить программу и идеологию, близкую и понятную «трудящимся массам», в то время как в полной мере использовавшие стихию революционных настроений коммунисты сумели адаптировать марксистское учение к местным условиям. Среди наиболее заметных теоретиков латиноамериканского коммунизма можно выделить такие фигуры, как Викторио Кодовилъя и Родольфо Гиолъди (в Аргентине), Луис Корвалан (в Чили), Карлос Луис Престес (в Бразилии), Родней Ари-сменди (в Уругвае), Арнольдо Мартинес Вердуго (в Мексике), Хосе Карлос Мариатеги (в Перу), Габриэль Мачадо (в Венесуэле).

Для коммунистов, особенно на ранних этапах, была характерна твердая ориентация на СССР, участие в работе Коминтерна и взгляд на местные революционно-коммунистические движения как на часть мировой революции. Раскол в ми ровом коммунистическом движении отразился и на странах Латинской Америки, где после изгнания Л. Д. Троцкого из СССР развивается собственное троцкистское движение, особенно заметное в Мексике, куда в конечном счете эмигрировал Троцкий.

Несмотря на определенную популярность коммунистических идей, чрезмерный идейный догматизм коммунистов, ориентировавшихся прежде всего на рабочий класс, придерживавшихся интернационалистских установок и не скрывавших своей просоветской ориентации, привел к тому, что нигде, кроме Кубы (1958 г.), им не сопутствовал серьезный политический успех. В большинстве же случаев торжество левой идеи проходило, как правило, под лозунгами социализма в его различных версиях. Одним из наиболее заметных теоретиков и практиков социализма в Латинской Америке стал чилийский президент Сальвадор Альенде, представивший собственное видение справедливого общества в послании конгрессу от 21 мая 1971 г. «Наш путь к социализму». Здесь он выдвинул пять основных пунктов, которые положил в основу построения «чилийского социализма»: гарантия принципа законности, укрепление государственно-правовых институтов, соблюдение политических свобод, исключение любого насилия и обобществление средств производства.

Отличительной чертой большинства социалистических доктрин, ориентированных на условия конкретного национального государства, стал их симбиоз с идеями государственного национализма. Первым опытом на этом пути стала концепция апризма, название которой происходит от аббревиатуры APRA (Alianza Popular Revolucio naria Americana) -Американского народно-революционного альянса, созданного в 1924 г. основоположником учения, перуанским общественным деятелем В. Р. Айа де ла Торре (1895-1979). Отвергая марксизм как чуждую для ибероамериканских стран идеологию, апристы поставили целью создание учения, основанного на идеях латиноамериканской самобытности и ведущего к национальному и социальному освобождению. Придавая важное значение не только иберийским, но и индейским корням латиноамериканских обществ, сторонники учения провозгласили радикальный лозунг «Латинская Америка - индейцам». При этом вся Латинская Америка (или Индо-Америка по терминологии апристов) рассматривалась как единое недифференцированное целое. Социальные конфликты в их представлении сводились к противостоянию буржуазно-помещичьей олигархии, выступающей агентом империализма, массам трудящихся. Оптимальной социально-экономической моделью для государств региона апристы считали госкапитализм.

В Аргентине Хуаном. Доминго Пероном (1895-1974), военным диктатором республики, была создана доктрина хусти-сиализма, также называемого «аргентинским социализмом». Ее фундаментальными положениями стали лозунги экономической независимости, политического суверенитета и социальной справедливости. Перонистская доктрина отдавала предпочтение авторитарному принципу правления, провозглашая, что «вождь, руководящие кадры и организованная масса являются тремя опорами хустисиалистского режима». В области международной политики X. Д. Перон выступал за создание националистической коалиции латиноамериканских государств, противостоящих империалистическим державам. Основные идеи хустисиализма X. Д. Перон изложил в книгах «Политическое руководство», «Перонистская доктрина».

Президентом Бразилии Жетулио Варгасом (1882-1954) была выдвинута близкая по духу концепция трабалъизма, отличавшаяся крайним популизмом.

Колумбийская разновидность националистического социализма - анапизм, доктрина которого была разработана видным политическим деятелем Хорхе Элисером. Гайтаном. (1903-1948), - имела ярко выраженный левый уклон и выдвигала прежде всего антиимпериалистические и антиолигар-хические лозунги. Большое значение придавалось развитию демократических институтов.

Новейшей разновидностью латиноамериканского «социального национализма» стала концепция боливарианства, или

боливарианского социализма (якобы отражающего основные идеи творца латиноамериканской независимости Симона Боливара), выдвинутая президентом Венесуэлы Уго Чавесом (1954-2013). Можно сказать, что наиболее общей чертой всех концепций социалистического национализма является идея «третьего пути», отличного как от марксистского социализма, так и от западного капитализма. Отличаясь друг от друга степенью радикализма и глубиной теоретических обоснований, все перечисленные концепции провозглашают преобладание госсектора и корпоративных структур в экономике, последовательный антиимпериализм во внешней политике, идеалы латиноамериканской солидарности и государственную поддержку беднейших слоев населения, предполагающую широкие меры социальной эмансипации.

Существование разнообразных доктрин национального социализма привело к значительной размытости идеологических границ между правым и левым флангом, поскольку многие идейные течения Латинской Америки, оцениваемые как правые, несли в себе элементы социалистических идей. Примером наиболее правой идеологии, взятой на вооружение рядом ибероамериканских диктаторских режимов, можно считать латинизм.. Данная доктрина, основанная на позитивистских идеях О. Конта и Г. Спенсера, но при этом не лишенная элементов политического романтизма, была призвана обосновать органическое единство романских наций и культур в противовес «англосаксонскому» миру. Решающее значение в развитии региона латинисты придавали эмиграции из Европы и помощи иностранного капитала. Ведущим теоретиком данного направления выступил перуанский философ и историк Франсиско Гарсиа Кальдерон (1834-1905). Заметно более ксенофобский характер носил близкий латинизму паниспа-низм, призванный консолидировать только испаноязычные страны. Для данного течения была характерна идеализация колониальных порядков и католический традиционализм.

Наиболее яркими примерами правонационалистических концепций отдельных ибероамериканских государств являются архентинидад и бразилианидад. Первый из них представлял собой достаточно разработанную доктрину аргентинского правого национализма. Проповедуя крайне ксенофобные взгляды, архентинидад имел заметно антидемократический характер, маскируемый идеологией коммунитаризма, являвшейся осовремененным вариантом фашистского корпоративизма. Бразилианидад представлял собой не столько целостную концепцию, сколько набор лозунгов и общих представлений. Для него было характерно выпячивание португальских корней Бразилии, а также экспансионистские устремления и претензии на континентальную гегемонию, преподносимые как «высокая миссия Бразилии».

Популярность в обществе левых идей привела к симбиозу последних не только с националистическими представлениями, но и с христианским вероучением. Таким образом, на латиноамериканской почве родилась оригинальная доктрина - «теология освобождения». Ее видными представителями считаются перуанский священник Густаво Гутьеррес Мерино (род. 1928) и бразильский теолог Леонарду Бофф (род. 1938).

Многие церковные деятели, воспринявшие идеи теологии освобождения, стремились синтезировать христианство и марксизм, настаивая, что оба учения в своих основах не противоречат друг другу. С подобными идеями, в частности, выступил Г. Г. Мерино в своей фундаментальной работе «Теология освобождения». Главную цель земного существования человека - спасение души - приверженцы учения считали невозможной без экономического, политического, социального и идеологического освобождения как значимого признака человеческого достоинства. С богословской точки зрения главной отличительной чертой теологии освобождения было то, что она строилась на практических основаниях, а не на отвлеченных рассуждениях.

Крайним проявлением левореволюционных настроений в среде христианского духовенства стало участие его представителей в вооруженных действиях. Ярким представителем духовенства, чья деятельность оказала большое воздействие 334

на развитие теологии освобождения, стал колумбийский священник Камилио Торрес, погибший в 1966 г. в столкновении с правительственными войсками. Его приверженцы выдвинули лозунг «Каждый христианин должен быть революционером», а необходимость участия в вооруженной борьбе обосновывали евангелической идеей самопожертвования ради других как высшего проявления христианской любви.

Еще одним примером оригинального вклада латиноамериканской политической мысли в мировую традицию можно считать «теорию зависимости», у истоков которой стояли британский экономист Ханс Зингер (1910-2006) и его аргентинский коллега Рауль Пребиш (1901-1986). Со временем латиноамериканское направление, развивавшее данную теорию, выделилось в особую школу, связанную с идеями структурализма и, помимо Р. Пребиша, представленную работами С. Фуртадо, А. Пинто. Теория зависимости рассматривала современный мир как единую систему, которой присуще четкое деление на центр и периферию. Отношения между ними строятся на принципах господства-подчинения. Основой эксплуатации в современном мире, согласно данной теории, является эксплуатация развитым центром отсталой периферии, разрыв между которыми со временем только увеличивается. Капитализм в странах периферии имеет ряд отличительных черт, которые позволили Р. Пребишу назвать его «периферийным» [Пребиш, 1992]. В отличие от развитого капитализма центра, он может консервировать недемократические порядки, коррупцию и культурную отсталость.

Особое место в политической теории ибероамериканских стран занимают различные теории самобытного развития, в числе которых стоит выделить индеанизм (индехенизм) [Гончарова, 1979]. В основе данного направления общественной мысли и практики изначально лежало стремление теоретически осмыслить индейский вопрос и отыскать пути его разрешения в процессе национальной консолидации и внутренней интеграции своих стран. В процессе развития индеанизм выступал в двух разных качествах: как основа формирования местной националистической идеологии (боливийские националисты Ф. Тамайо, Г. Наварро, X. Мендос', мексиканские А. Рейес, А. Касо, X. Васконселос) и как идеология интеграции индейских обществ региона. Основные рассуждения теоретиков индеанизма строились вокруг вопросов сохранения национальной самобытности коренных индейских народов и проблемы их интеграции в современное общество, прав и политической автономии индейцев, самостоятельного участия в политическом процессе.

Если говорить о латиноамериканской политической мысли на современном этапе, то нельзя не упомянуть одного из наиболее оригинальных политиков и теоретиков современности -так называемого субкоманданпге Маркоса (род. предпол. 1957). Этот лидер индейского сапатистского движения мексиканского штата Чьяпас прославился своей «публичной анонимностью». Несмотря на значительную мировую известность, он продолжает скрывать свое настоящее имя под ироничным псевдонимом, а собственное лицо - под маской. Как теоретик левого движения, субкоманданте Маркос стал известен благодаря монографии «Четвертая мировая война», подвергающей ожесточенной критике неолиберальную идеологию, которую он характеризует как новую религию, направленную на доведение до конца порабощающей глобализации [Субкоманданте Маркос, 2005]. На сегодняшний день Маркос признается одним из ведущих теоретиков левого антиглобализма (алътерглобализма).

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Назовите основные факторы, повлиявшие на развитие политических учений в исламе в XX в.
  • 2. Раскройте особенности фундаменталистского идейного течения в исламской политической мысли.
  • 3. Каковы особенности модернистского идейного течения в исламе?
  • 4. Назовите основных современных авторов политических фундаменталистских концепций.
  • 5. В чем состоят особенности генезиса идеологии панафриканизма?
  • 6. Насколько идеи панафриканизма можно считать оригинальными по сравнению с аналогичными традиционалистскими доктринами Старого и Нового света?
  • 7. В чем суть коншиенсизма как политической идеологии?
  • 8. Обозначьте основные положения негритюда.
  • 9. В каком направлении шла эволюция социалистических идей, адаптируемых к латиноамериканским условиям?
  • 10. Какие общие черты можно обнаружить у левых и правонационалистических идеологий ибероамериканских государств?
  • 11. В чем суть «теологии освобождения»?
  • 12. Какие политические выводы следуют из теории «периферийного капитализма» Р. Пребиша?

Темы для рефератов и творческих заданий

  • 1. Исламские политические концепции о преобразовании человека, общества и государства.
  • 2. Панисламизм в политических концепциях XX в.
  • 3. Концепции реформаторов в современных исламских политических учениях.
  • 4. Современные религиозно-политические течения в исламе: фундаментализм и модернизм.
  • 5. Деятельность панафриканских конгрессов и становление национально-освободительной идеологии народов колониальной Африки.
  • 6. Доктрина «культурного национализма» Э. Блайдена.
  • 7. Политико-философские взгляды К. Нкрумы.
  • 8. Зарождение и развитие идеологии негритюда.
  • 9. Традиционализм и модернизм в современной Африке.
  • 10. Панафриканизм, государственный национализм и трайбализм в идеологии и политике африканских государств.
  • 11. Идеология боливарианского социализма на современном этапе.
  • 12. Идеологические метаморфозы правого национализма в странах Латинской Америки.
  • 13. Становление и развитие индеанизма в государствах Латинской Америки.
  • 14. Антиглобалистская концепция субкоманданте Маркоса.

Литература

  • 1. Васильев Л. С. История религий Востока: в 2 Т. М.: Высшая школа, 1994. Т. 2.
  • 2. Высоцкая Н. И. Эволюция национализма в Тропической Африке. XX век. М.: Ин-т Африки РАН, 2003.
  • 3. Гончарова Т. В. Индеанизм: идеология и политика. Боливия, Перу, Эквадор. 50-60-е годы XX века. М.: Наука, 1979.
  • 4. Добаев И. П. Исламский радикализм: генезис, эволюция, практика. Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2003.
  • 5. Давидсон А. Б. Антирасистский расизм // Новая и новейшая история. 2002. № 2. С. 51-71.
  • 6. Игнатенко А. А. Ислам и политика: сб. статей. М.: Ин-т религии и политики, 2004.
  • 7. Идейные течения в Тропической Африке. М.: Наука, 1969.
  • 8. Левин 3. И. Реформа в исламе. Быть или не быть? М.: ИВ РАН: Крафт, 2005.
  • 9. Национализм в Латинской Америке: политические и идеологические течения. М.: Наука, 1976.
  • 10. Нкрума К. Африка должна объединиться. М.: Наука, 1964.
  • 11. Пребиш Р. Периферийный капитализм: есть ли ему альтернатива? М.: ИЛА РАН, 1992.
  • 12. Семенов С. И. Мутации левой политической культуры в цивилизационном контексте Латинской Америки. Сер. Аналитические тетради ИЛА РАН. М., 1999. Вып. 6.
  • 13. Степанянц М. Т. Мусульманские концепции в философии и политике (XIX-XX вв.). М.: Наука, 1982.
  • 14. Субкоманданте Маркос. Четвертая мировая война. Екатеринбург: Ультра: Культура, 2005.
  • 15. Фадеева И. Д. Концепция власти на Ближнем Востоке. Средневековье и Новое время. 2-е изд. М.: Восточная литература, 2001.
  • 16. Френкель М. Ю. Общественная мысль Британской Западной Африки во второй половине XIX в. М.: Наука, 1977.
  • 17. Фролова Е.А. Арабская философия. Прошлое и настоящее. М.: Языки славянских культур, 2010.
  • 18. Хомейни И. Путь к свободе: Речи и завещание. М.: Пе-лея, 1999.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >