Скверы и площадки отдыха: распределение и доступность

Пространства для повседневного отдыха

Зеленые пространства активно используются для повседневного отдыха жителями населенных пунктов.

В нашей стране городские центральные парки культуры и отдыха представляют собой крупнейшие общественные учреждения с разнообразными развивающимися функциями. Так, главный парк города Минска - Центральный парк культуры и отдыха им. Победы после реконструкции превратится в крупнейший многопрофильный парк.

Но крупные парки и сады не удовлетворяют повседневную потребность в рекреации, ими может пользоваться лишь небольшое число людей, живущих в непосредственной близости от них. Необходимо, чтобы жители каждой группы домов имели свое зеленое пространство для повседневного пользования. Таким пространством может быть сквер, удовлетворяющий следующим условиям. Он должен быть засажен деревьями и кустарниками как парк или сад и иметь размеры, при которых он производит впечатление парка, по крайней мере, для посетителя, находящегося на середине его территории. Тогда ширина его должна быть не менее 50 м, а длина для прогулок и бега 100-120 м и, следовательно, площадь - 0,5-0,6 га (около десятой части территории одного некрупного жилого квартала). Чтобы его территория не была проходной или чтобы дорожки и площадки сквера, которые посещают в рекреационных целях, были отделены от путей движения людей на работу.

Доступные небольшие зеленые пространства скверов должны распределятся по городу с интервалами, обеспечивающими их легкую доступность. Очевидно, что такие пространства не сложно создать в существующей застройке на территории каждого квартала, где озелененная территория должна по нормам составлять не менее 40 % всей территории. Пешеходная доступность внутриквартальных скверов (при обычных размерах кварталов 4-6 час.) составит не более трех минут. Это время в некоторых исследованиях рассматривается как лимит, превышение которого оказывает уже серьезное психологическое воздействие на человека, заставляя его пренебрегать этой важной жизненной функцией.

В интересах архитектуры города целесообразно, чтобы внутриквартальное зеленое пространство скверов объединялось с озеленением улицы. В Свердловске можно встретить много таких приемов, примененных архитекторами в 30-х годах, когда образ города связывался с заботой о его озеленении и здоровье жителей.

При реконструкции существующей застройки, когда строятся отдельные, как правило, высотные здания на ограниченном участке, и при недостатке внутриквартальной территории архитектор должен всемерно стремиться к сохранению существующих и созданию новых парков, садов и скверов, удовлетворяющих приведенным выше требованиям. Заметим, что именно внешние зеленые пространства - скверы, сады, парки при улицах и площадях создают красоту и своеобразие многих старых городов в условиях, когда плотность застройки и их центральных кварталов достигает 90-95 %.

Доступность озелененных территорий города

Для повседневного отдыха жителей центральной части больших городов необходимо создавать зеленые участки скверов, садов, площадок с радиусом пешеходной доступности 200-250 м (3 минуты ходьбы), т.е. с промежутками через 500 м. Рекомендуемая ширина таких участков - не менее 50, площадь - 0,5-0,6 га.

С ростом территории городов и увеличением населения возрастает потребность жителей в рекреации на открытых пространствах, в общении с природой. Она может быть удовлетворена созданием системы озелененных территорий в городе, рассчитанной на различные формы рекреации, обеспечивающей как периодическую, так и легкую ежедневную доступность населения.

Озелененные территории города образуют систему зеленых пространств различного типологического назначения. Относительно крупные пространства, преимущественно периодического пользования - парки и сады - должны служить полноценными элементами экологической инфраструктуры города, удовлетворять потребности горожан в общении с естественной природной средой и в то же время служить местом массовой рекреации населения. Должны получить развитие и совершенствование разнообразные функции парков культуры и отдыха, что требует творческого участия среди других специалистов архитекторов и дизайнеров. В городе активная роль в рекреации населения должна принадлежать районным паркам, паркам и садам специального назначения, детским, старинным паркам, дендропаркам, ботаническим садам и другим разнообразным паркам и садам, удовлетворяющим и периодические, и повседневные потребности в отдыхе.

В конкретном решении зеленых пространств повседневного пользования архитектор должен дать большую свободу для выбора и самодеятельности жителей, а следовательно, заранее учесть их требования при проектировании.

На Западе проблема обострена тем, что во многих крупнейших городах, где отдельные зеленые территории, находящиеся в частном владении, не могут потребляться обществом. Общественные территории только в центрах городов, они создают видимость благополучия, бесперспективность положения, остроту проблемы.

«Открытые пространства, - пишет английский исследователь Э. Картер, - это не клиника для преступно опасных, социально больных парней и девиц; владение ими есть абсолютное право всех сотен и тысяч абсолютно нормальных граждан, и именно они должны определять их содержание и научить нас тому» (Carter Е., 1962. Р. 132). Рассматривая вопросы использования и расположения открытых зеленых пространств в своих исследованиях и предложениях по реконструкции Лондона, Э. Картер, указывает, что открытые пространства должны дать благоприятные возможности для проведения игр, атлетических занятий и отдыха.

Промышленность в городе: связь жилища и места приложения труда

Искусственное разделение жилых территорий и безвредных промышленных предприятий как мест приложения труда создает дискомфорт в повседневной практической и эмоциональной жизни людей. Максимальная компактность застройки территории крупных промышленных предприятий, предельно возможное снижение и ликвидация производственных вредностей (загрязнение воздуха, шум, тяжелый транспорт и др.) технологическими и техническими средствами - основной путь совершенствования и гармонизации производственной среды.

До недавнего времени существовала тенденция дистанционного разделения территории города на крупные зоны «работы» и «жизни» и изгнания всякого промышленного объекта с основной городской территории. Однако эти требования не относились к другим объектам приложения труда, к государственным учреждениям, учебным заведениями и научно-исследовательским институтам, а также к объектам сети обслуживания. Правильным было положение о том, что концентрация объектов массовой посещаемости резко увеличивает пассажиропоток и количество автотранспорта в общей структуре генерального плана города. Разделение промышленности и жилой застройки стандартными санитарно-защитными зонами, многорядное размещение предприятий в промышленных районах - вторичные средства снижения вредного воздействия производственных выбросов на человека. Это малоэффективны меры с точки зрения проблемы оптимизации взаимосвязи места проживания и применения труда.

Опыт советского градостроительства показывает, что сеть культурно-бытового, учебновспомогательного и частично медицинского обслуживания населения должна быть децентрализованной, т.е. приближенной к месту жительства населения. Подобное решение повысит удобства городской жизни (Баранов Н.В., 1962). Если рассматривать эти положения не только с точки зрения функционирования города-механизма, но и в социально-психологическом аспекте с учетом социальной структуры, то закономерным становится требование распространения их на любые объекты основного приложения труда. Сегодня повсюду отвергается популярная когда-то идея «городов-спален» или подобных им жилых районов. Во многих наших крупных городах, на территориях, непосредственно прилегающих к жилым районам, строятся и функционируют промышленные объекты с безвредным производством. Такое их децентрализованное строительство связано с экономической и социальной проблемой, возможно более полной занятости населения в продуктивном производстве при обеспечении удобной связи жилья и места работы. Тем не менее, по свидетельству доктора архитектуры Н.Н. Кима, «размещение предприятий в городской структуре еще в значительной степени остается нерациональным. Вместе с предприятиями химической индустрии, металлургии удаляются от жилых зон и безвредные заводы и фабрики, на которых трудится большое количество людей. Это приводит к неоправданному удорожанию строительства, удлинению инженерных коммуникаций, транспортных магистралей, увеличению времени на переезды многих тысяч людей к месту работы и обратно» (Ким Н., 1984. С. 3).

Тенденция изгнания всякого промышленного объекта с основной и особенно центральной территории города обуславливалось и психологически негативным отношением к характеру архитектуры и внешнего облика промышленных объектов. Опыт проектирования и строительства децентрализованных, как правило, многоэтажных производственных зданий электронной и радиотехнической, станкостроительной, полиграфической, приборостроительной, легкой и другой промышленности в Москве, Ленинграде, Минске, Свердловске выявляет возможности современной промышленной архитектуры лаконично вписываться в общий характер масштабной гуманизированной архитектуры жилых районов, придавать им большое разнообразие и выразительность. В этом нет ничего удивительного, так как история русских городов являет нам примеры блестящих ансамблевых решений центров городов, где главными зданиями служили промышленные объекты, такие как Адмиралтейство в Ленинграде (здесь до 1844 г. строились корабли), корпуса заводов Урала второй половины XVIII века (например, корпус бывшей оружейной фабрики в Ижевске), ансамбли заводских корпусов бывших Невьянского и Нижнетагильского заводов.

По свидетельству доктора архитектуры Н.С. Алферова, на уральских заводах в конце XVIII - первой половине XIX в. одновременно работало более 30 архитекторов с высшим академическим образованием, занимавших должности заводских архитекторов, которые проектировали заводы и одновременно решали генпланы и застройку городов на уровне высоких образцов архитектуры своего времени (Алферов Н.С., 1960). В истории советского градостроительства модель линейного города, описанная Н.А. Милютиным, наиболее ярко и убедительно отражала идею непосредственной связи жилой и производственной зоны, предполагая, очевидно, координацию между конкретными жилыми домами и конкретными производственными участками.

Один из известных примеров сохранения в центре города пространства и объектов старого завода - Исторический сквер с музейным комплексом в городе Свердловске. Здесь на территории бывшего Екатеринбургского железноделательного завода, включенного в зеленый диаметр центра города, в восстановленных заводских корпусах размещен музей архитектуры, создан один из первых в стране музеев отечественной промышленной техники под открытым небом (авторы проекта: Н.С. Алферов, Г.И. Дубровин, А.Э. Коротковский, А.В. Овечкин, В.А. Пискунов, Л.П. Винокурова). Перспективным и целесообразным представляется путь сохранения, реставрации и восстановления промышленных объектов - памятников архитектуры в застройке города, функционирующих как объекты приложения труда. Например, руководством и коллективом Невьянского механического завода на Урале принято предложение Свердловского архитектурного института по восстановлению центрального ансамбля города - старого собора, знаменитой наклонной башни Демидова, домны и промышленных корпусов - для размещения показательного производства металлических изделий традиционного для места народного промысла. Работники завода хотят видеть свой город красивым, привлекательным, носящим видимую печать славной истории трудового Урала.

В современной западной социально-утопической литературе проблема восстановления связи между «жизнью и работой» рассматривается как центральная для «здорового общества». Для ее решения выдвигается требование перераспределения всех рабочих мест по всей территории, где живут люди.

В советской практике первых пятилеток получил развитие принцип организации при крупных промышленных предприятиях относительно обособленных жилых районов - соцгородков, представляющих собой единое планировочное образование, структура которого отражает пешеходную связь жилья и главной предзаводской площади завода.

В соцгородке предусматривались наиболее комфортабельные условия проживания - сочетание многоэтажной, двухэтажной и одноэтажной застройки, более высокий по тому времени уровень благоустройства и санитарной техники, обилие зелени, удобные квартиры, выразительный архитектурный облик жилых домов. Такой подход, стимулировавшийся определенным социально-психологическим отношением к процессу индустриализации страны, должен служить образцом и в современных условиях массового жилищного строительства и архитектурного формирования комплексных промышленно-селитебных районов городов. Образ промышленного района социалистического города должен быть четко противопоставлен сложившемуся облику индустриальных районов капиталистических городов, где «к промышленности относятся как к болезни. Территории, на которых она располагается, непременно грязны и заброшены. Они содержатся как находящиеся «по другую сторону дороги», как то, что сметается с ковра. И люди совершенно забывают, что вещи, которые их окружают в повседневной жизни: хлеб, химические продукты, автомобили, нефть, провода, радиоприемники, стулья - все это делается в этих забытых промышленных зонах. В этих условиях не удивительно, что людям их жизнь представляется нереальной шарадой, коль скоро они забывают простейшие реальности и факты их существования» (Alexander С., 1979. Р. 228).

В современном градостроении наиболее рациональной с точки зрения связи мест применения труда и жилья считается ленточная планировка территорий промышленных районов. В советском градостроительстве рекомендуется как однорядная, так и многорядная ленточная планировка, когда в первые ряды (со стороны жилой части города) размещаются предприятия, имеющие меньшие санитарные вредности и не требующие железнодорожных подъездов. При этом, если планировочная структура не позволяет создать удобного параллельного размещения промышленности и селитьбы, размеры промышленных районов должны быть ограничены (Баранов Н.В., 1962).

В структуре города ленты промышленных районов располагаются вдоль транспортных магистралей и в направлении развития города. Из условий удобства связи с жилыми районами ширина лент должна быть максимально ограничена. Часто она устанавливается заранее, без учета конкретных условий размещаемого производства, - на основе единого укрупненного планировочного модуля. Рекомендован единый модуль - 350 м, из условий технологически целесообразной ширины лент - от 200-300 м для легкой промышленности и 500-800 м для машиностроительной промышленности; а также предлагаемого соотношения размеров сторон территории 1:2. Требуемые по нормам разрывы между жилыми районами и промышленными предприятиями в зависимости от их класса вредности при сложившейся технологии составляют от 50 до 1000 м, то есть границы территории промышленных предприятий находятся в пределах 10-20-минутной доступности от границ жилых районов. Вопрос заключается в величине затрат времени при подходе и подъезде работающих к предприятию по территории жилых районов и движении их по территории промышленного предприятия (Баранов Н.В., 1962. С. 83).

Естественно, что предприятия разных производств вписываются в стандартные модульные территории с большим запасом. Значительные площади при этом выделяются под озеленение, которое не выполняет здесь той роли, которая отводится ему на территории жилых районов, но создает видимость целесообразно используемой территории земель. Зелень может быть размещена на участках необходимых пожарных и санитарных разрывов, с учетом конфигурации зданий.

Следует признать, что модульный принцип многорядной застройки не стимулирует сокращения ширины лент промышленных территорий и не поддерживает требование внедрения безвредной технологии производства, коль скоро предприятия с санитарными вредностями могут размещаться во втором и третьем рядах, оказывая вредное воздействие на работающих на безвредных предприятиях, расположенных в первом ряду. Некоторые зарубежные исследования показывают, что при современной технологии большинство предприятий, размещаемых в промышленных зонах города, могут иметь следующие размеры территорий: 71,2 % предприятий - до 2 га, 13,6 % - от 2 до 4 га и 9,9 % от 4 до 10 га. Ширина промышленного района может не превышать 150-250 м (Boley R.E., 1961).

Пассивному принципу модульной организации территории промышленных районов должен быть противопоставлен принцип конкретного расчета пешеходной доступности, достижения максимальной плотности и максимального целесообразного сокращения ширины ленты застройки промышленной территории при внедрении совершенной технологии и строгом ограничении вредных выбросов в атмосферу, уровня шума. При этом должно быть обеспечено одновременное градостроительное проектирование и управление реконструкцией промышленных и жилых территорий. Одну из причин существующего ненормального положения видят в том, что «проектирование промышленных и жилых зон ведется раздельно. А ведь промышленные и жилые зоны взаимосвязаны друг с другом, значит и содержаться должны под единым градостроительным управлением, независимо от ведомственной принадлежности» (Ким Н., 1984. С. 3).

В настоящее время такой принцип практикуется при установлении ширины санитарнозащитных зон между территориями предприятий и жилыми районами. Внедряются нормативные документы с расчетами распространения в атмосфере вредных веществ и ограничениями на их основе выбросов[1]. Расчеты показывают, что в одних случаях принятые стандартные разрывы оказались на практике завышенными, в других - недостаточными. При реконструкции некоторых городов, по данным ЦНИИпромзданий, меры по совершенствованию технологии производства и повышению эффективности очистных сооружений (затраты 80 млн рублей) более целесообразны, чем перенос жилого и общественного фонда (около 400 млн рублей). Анализ такой проектной практики показывает, что главная роль в решении вопросов охраны среды, уменьшения разрывов и достижения оптимальной по времени доступности промышленных предприятий должна принадлежать архитектору и проектным организациям, разрабатывающим генеральные планы городов (Жданович Ю., 1984).

Итак, между территориями предприятий и жилыми районами должна устанавливаться оптимальная ширина санитарно-защитных зон. В то же время на территории города должны равномерно размещаться приближенные к жилью места приложения труда, в том числе безвредные промышленные предприятия, не требующие больших площадок. (Большинство таких предприятий расположены на территории до 2 га и, как правило, в многоэтажных зданиях.) При этом необходимо стремиться к сохранению лимита 20-30-минутной пешеходной доступности рабочего места (1500-2250 м). Необходимо сохранение и восстановление памятников промышленной архитектуры и использование их как объектов приложения труда или общественных зданий.

Промышленные районы следует проектировать в структуре генерального плана города в виде лент с шириной не более 250-300 м, вдоль вылетных транспортных магистралей, ориентированных в направлении развития города с максимально возможным приближением к жилым районам, определяемым расчетом и требованиями по ограничению вредных выбросов.

  • [1] Указание по расчету рассеивания в атмосфере вредных веществ, содержащихся в выбросах предприятий(СН 396-74, 1975)
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >