Медийная грамотность — близкие ей понятия

Вообще, вопрос о том, как правильнее и точнее называть комплекс рассматриваемых умений, до сих пор сохраняет свою актуальность. Помимо собственно «медийной грамотности», учеными предлагаются и другие категории. Так, например, в трудах уже упоминавшегося А. В. Федорова, в немецкоязычных странах и в Скандинавии достаточно часто используется термин «медийная компетентность»[1]. Кроме этого, нередко можно встретить упоминания информационной, визуальной и цифровой грамотности. Первая чаще всего подразумевает эффективное использование разнообразных библиотечных ресурсов для поиска необходимых человеку сведений, вторая — способность грамотной интерпретации изображений[2], третья— умение находить необходимую информацию в Интернете[3].

Учитывая видовое многообразие современных медиа и, как следствие, весьма широкий круг умений, необходимых для их анализа, отдельные исследователи предлагают отразить это и в самом термине, расширив «медийную грамотность» до «мультимодальной грамотности»[4], «множественной медиаграмотности»[5], «мультиграмотности»[6] или «мета-медийной грамотности»[7]. Кто-то же считает целесообразным использовать ставший уже привычным термин, но при этом слово «грамотность» использовать во множественном числе[8].

Думается, что «медийная грамотность» вполне адекватно отражает суть описываемых умений. Она, несомненно, шире, чем грамотность информационная или визуальная, и по своему внутреннему содержанию предполагает способность человека ориентироваться в различных видах медиа. Поэтому я не вижу здесь острой необходимости в подчеркивании «множественности» ни через добавление соответствующих определений, ни уж — тем более — посредством использования слова «грамотность» во множественном числе (если в английском «literacies» звучит вполне привычно, то в русском языке слово «грамотности» выглядит весьма странно).

Вместе с тем, наряду с «медийной грамотностью» абсолютно правомерно и оправданно использовать термин «медийная компетентность». Если под компетентностью понимать наличие опыта и знаний, необходимых для успешной деятельности в конкретной сфере, то в таком случае это будет четко вписываться в те смыслы, которые принято вкладывать в понятие медийной грамотности. В данном учебнике «грамотность» и «компетентность» вполне могут использоваться как синонимы. Небольшое предпочтение, которое будет отдаваться первому термину, по большому счету, продиктовано двумя обстоятельствами.

Во-первых, тем, что в западной науке более распространенной и привычной является все же медийная «грамотность» (media literacy), а не «компетентность». Во-вторых, желанием на уровне восприятия слов подчеркнуть важность формирования у каждого человека анализируемых навыков: быть «компетентным в чем-либо» обычно воспринимается как нечто желаемое, но не абсолютно необходимое, а вот быть «грамотным» (пусть и применительно к отдельно взятой медийной сфере) звучит как нечто само собой разумеющееся. К тому же, само понятие грамотности за последние полвека существенно трансформировалось. Если раньше под этим понималось исключительно умение читать и писать, то теперь сюда включается более широкий спектр навыков социальной коммуникации, включая способность эффективно перерабатывать информацию, получаемую из массмедиа. Это своего рода «расширенная грамотность»[9], только обладая которой, человек может полноценно участвовать в жизни современного общества.

  • [1] Baacke D. (1996). Medienkompetenz— Begrifflichkeit und sozialer Wandel. InA. von Rein (ed.), Medienkompetenz als Schliisselbegriff 114. Bad Heilbrunn: Klink-hard; Lankshear C., Knobel M. eds. (2008). Digital Literacies. Concepts, Policies andPractices. New York: Peter Lang.
  • [2] Erstad 0., Synnove Amdam (2013). From Protection to Public Participation: A Reviewof Research Literature on Media Literacy. Javnost— the Public, 20.2: 86; Messaris P.(1994). Visual literacy': Image, Mind and Reality. Boulder: Westview Press.
  • [3] Bawden D. (2008) Origins and concepts of digital literacy. In: Lankshear C. andKnobel M. (ed.) Digital Literacies: Concepts, Policies and Practices. New York: PeterLang, 17-32; Gilster P. (1997) Digital Literacy. New York: Wiley; Koltay T. (2011).The media and the literacies: Media literacy, information literacy, digital literacy.Media, Culture & Society, 33(2), 211-221.
  • [4] Jewitt С. (2008). Multimodality and Literacy in School Classrooms. Review of Research in Education 32, 241-267; Kress G. 2003. Literacy in the New Media Age.London: Routledge.
  • [5] Meyrowitz J. (1998). Multiple Media Literacies. The Journal of Communication 48,1,96-108.
  • [6] Cope B., Kalantzis M. eds. (2000). Multiliteracies: Literacy Learning and the Designof Social Futures. London: Routledge.
  • [7] Lemke J. L. (2004). Metamedia Literacy: Transforming Meanings and Media. InC. Handa (ed.). Visual Rhetoric in a Visual World: A Critical Sourcebook, 71-93. Boston: Bedford/St. Martin's.
  • [8] Erstad O., Synnove Amdam (2013). From Protection to Public Participation: AReview of Research Literature on Media Literacy, javnost — the Public, 20.2: 87.
  • [9] Cappello G., Felini D., Hobbs R. (2011). Reflections on global developments inmedia literacy education: Bridging theory and practice. Journal of Media LiteracyEducation, 3 (2), 68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >