Разновидности медийной грамотности

Помимо различных видов грамотности как таковой, в зарубежной науке принято различать отдельные разновидности и в рамках самой медийной грамотности. В частности, достаточно распространенным является подход, в соответствии с которым выделяют смысловую (media content literacy), технологическую (media grammar literacy) и видовую (media medium literacy) медийные грамотности.

Первая предполагает умение декодировать заложенные в медиа-сообщении явные и латентные идеи и смыслы. В центре внимания в данном случае находится исключительно содержание транслируемого текста. Вторая разновидность медийной грамотности подразумевает внимание к техническим особенностям оформления сообщения — таким, например, как крупные планы, соответствующее освещение и цветовое оформление в телевидении, пространственная структура номера, размер и тип шрифта в печатной прессе, звуковое сопровождение эфира на радио и т. д. Наконец, видовая медийная грамотность означает осознание различий между разными типами СМИ — прессой, радио, телевидением, Интернетом; понимание возможностей и ограничений, с которыми сталкиваются представители того или иного вида медиа[1].

Отдельно выделяют также и структурную медийную грамотность (с акцентом на учете социально-экономических и политических условий, в которых функционируют массмедиа в конкретной стране, — степени их свободы / несвободы, распространенных формах собственности медиа-организаций, особенностях общественного запроса на независимую информацию и т. д.)[2], однако в западной науке эта разновидность упоминается реже, чем три предыдущих.

Между тем, в контексте политической культуры именно этот — структурный — вид медийной грамотности является особенно важным. Не умаляя значимости трех рассмотренных выше разновидностей, подчеркнем, что осознание специфики той внутренней и внешней среды, в которой функционируют СМИ, адекватная оценка актуального уровня свободы слова и печати, объективное восприятие потребностей социума в получении качественной информации — все это можно рассматривать в качестве неотъемлемых атрибутов зрелой политической культуры общества.

Завершая разговор о различных разновидностях медийной грамотности, нужно упомянуть еще два весьма распространенных в современной науке подхода. Первый из них предполагает использование такого концепта, как новая медийная грамотность (new media literacy). Считается, что стремительное развитие новых информационных и телекоммуникационных технологий на рубеже XX и XXI веков (в первую очередь — переход к Web 2.0) серьезным образом изменило и требования к человеку в плане его способностей использовать данные ресурсы. Сторонники этого подхода полагают, что набор навыков и умений, которыми сегодня должен обладать медийно грамотный индивид, значительно шире и разнообразнее того спектра компетенций, который был необходим для этого еще двадцать лет назад[3].

Второй из упомянутых подходов вводит в научный дискурс понятие критической медийной грамотности (critical media literacy). По мнению его сторонников, ключевыми постулатами этого направления являются следующие идеи: все медиатексты сконструированы их создателями с определенной целью и с использованием соответствующего языка, несут в себе конкретные заложенные в них журналистами идеи и смыслы; разные люди по-разному воспринимают одни и те же информационные сообщения; СМИ по своей природе ориентированы либо на получение прибыли, либо на приобретение социально-политического влияния для тех субъектов, которые за ними стоят[4]. Иными словами, в полном соответствии с наименованием данного подхода, акцент здесь делается на необходимости критического отношения к современным медиа: медийно грамотный человек должен не идеализировать их роль в обществе, а видеть у них вполне конкретные, зачастую корыстные интересы.

Каждая из упомянутых разновидностей медийной грамотности (смысловая, технологическая, видовая, структурная, новая, критическая и др.) в той или иной степени актуализирует отдельный аспект рассматриваемого феномена. В одном случае на первый план выводится непосредственное содержание сообщения, в другом — технологические особенности информационного канала, по которому оно передается, в третьем — еще что-то. Предложенные западными учеными виды, разумеется, имеют право на существование. Причем особенно продуктивным использование одной или нескольких из этих разновидностей может быть тогда, когда анализируются вполне конкретные навыки людей по обработке транслируемой журналистами информации.

Вместе с тем, в нашем случае — когда все эти способности рассматриваются в политическом контексте — более целесообразно использовать «рамочный» термин «медийная грамотность». Во-первых, это позволит избежать терминологических путаницы и нагромождения, а, во-вторых, медийная грамотность сама по себе — в том виде, в котором она была определена выше, — включает в себя практически все, на чем делается акцент в рамках многочисленных ее разновидностей и ин- интерпретаций.

Таковы основные теоретические моменты, связанные с медийной грамотностью. В современной науке до сих пор ведутся активные споры в отношении самых различных сторон данного феномена — его функционала, «дисциплинарной принадлежности», обязательности или факультативности соответствующих курсов в рамках образовательных учреждений, наиболее действенных способов культивирования навыков, нацеленных на повышение уровня медийной грамотности, и т. д. В рамках данной главы были рассмотрены лишь те сюжеты, которые принципиально важны в контексте настоящего учебника.

Несмотря на весьма большое количество самых различных новейших моделей и разновидностей медийной грамотности, каждая из них, делая акцент не чем-то специфическом, достаточно четко укладывается в рамки медийной грамотности в привычном ее понимании. Поэтому, держа в уме все возможные «специфические» варианты этой категории, в дальнейшем будем использовать наиболее конвенциональный способ ее наименования.

В частности, в следующей главе речь пойдет о политической составляющей медийной грамотности. Более подробно будет рассмотрена ее роль в формировании политической культуры отдельного человека и общества в целом, а также ее место и значение в контексте демократического развития государства.

Вопросы и задания

  • 1. Сравните особенности развития идей и принципов медийной грамотности в России и других странах.
  • 2. Какие навыки, способности и умения чаще всего упоминаются в определениях медийной грамотности?
  • 3. Сформулируйте собственное определение медийной грамотности, не дублирующее те, что приведены в данной главе.
  • 4. В чем заключается специфика термина «медийная грамотность» по сравнению с близкими, но не тождественными ей понятиями (информационная грамотность, мультимодальная грамотность, множественная медиаграмотность, медиакомпетентность и др.)?
  • 5. Какие разновидности медийной грамотности принято выделять в современной науке? Поясните смысл каждой из них.

  • [1] Meyrowitz J. (1998). Multiple Media Literacies. Journal of Communication, 48, 97-ЮЗ;; Jeong S., Cho)., Hwang Y. (2012). Media literacy interventions: A meta-analyticreview. Journal of Communication, 62,455.
  • [2] Lewis ]., Jhally S. (1998). The struggle over media literacy. Journal of Communication, 48 (1), 109-120.
  • [3] Chen D.-T., Wu j., Wang Y.-M. (2011). Unpacking new media literacy. Journal onSystemics, Cybernetics and Informatics, 9(2), 85-87; Lin T., Li J., Deng F., Lee L.(2014). Understanding new media literacy: An explorative theoretical framework.Educational Technology & Society, 16(4), 160-162.
  • [4] Kellner D., Share J. (2005). Toward critical media literacy: Core concepts, debates, organizations, and policy. Discourse: Studies in the Cultural Politics of Education, 26(3), 374-376.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >