Парадоксы эпохи Просвещения

XVIII век наполнен историческим оптимизмом. Уж очень хотелось просветителям верить в то, что образование исправляет нравы, что промышленность и торговля обеспечат вскоре благосостояние людей, что беспокойный дух индивидуализма и свободы, терпимости и прагматизма сумеет выручить человечество, погрязшее в трясине предрассудков и варварского насилия монархов и феодалов[1]. Мистика демистификации, иллюзия свободы от иллюзий и миф о смерти мифов - вот главные парадоксы эпохи Просвещения, которая оказалась не менее противоречива, чем век барокко.

Так, Вольтер в течение десятков лет развивал и обострял свои антицерковные и антихристианские аргументы. В последние же годы жизни он стал сторонником «естественной религии», стал писать о том, что без естественной веры в Высшее Существо и законы морали властители станут убийцами, а торговцы - обманщиками.

Идеи Просвещения и мечты о новом свободном обществе были положены в основу французской революции 1789г. Революционеры захотели заставить людей быть свободными при помощи штыков, террора и гильотины.

В1787 году рождается социальный проект Иеремии Бентама - проект идеальной тюрьмы. Чтобы надзор за преступниками был абсолютным и

неотвратимым, Бертам предлагал строить круглые в плане места заключения, по периметру которых располагались бы камеры (клетки). В центре возвышается башня надзора, имеющая смотровые щели и позволяющая надсмотрщикам в любой момент детально видеть все, что происходит в клетках. Заключенные же, напротив, не видят надсмотрщиков и не могут знать, когда за ними наблюдают, а когда - нет. Но у них возникает ощущение, что за ними надзирают всегда, надзор и контроль превращается в тотальный. Пристальный взор проверяющих впоследствии был реализован не только в тюрьмах, но и на фабриках, конторах, в школах и т.д.

Главный миф XVIII века - миф о доступности свободы и терпимости, до которых рукой подать. Свобода и терпимости были и раньше, существовали всегда и везде, «единственно христианская Европа оказалась нетерпимой, подозрительной, жестокой и свирепой и уничтожала свободу людей во имя предрассудков и интересов жреческого сословия. Миф о свободе и терпимости проецировался на классическую античность Греции и Рима»[2]. Раздел «Терпимость» в Вольтеровском «Философском словаре» гласил: «Римляне разрешали все культы, даже иудейские, даже египетские, при всем том, что те и другие вызывали у них величайшее презрение. Почему же римляне проявляли такую снисходительность? Потому что ни египтяне, ни даже иудей не пытались уничтожить древнюю религию империи; они не странствовали по морю и по суше с целью завоевать себе сторонников, а думали о том, чтобы зарабатывать деньги» .

Эпоха Просвещения сочинила и пустила в обращение красивый и эффектный миф о том, что история разных людей и народов демонстрирует их склонность к терпимости и свободе, к человечности и взаимопомощи. Уже в последние десятилетия XVII века появляется целый ряд произведений художественной литературы, путевых заметок, философских сочинений, где с симпатией повествуется о турках, персах, китайцах и индусах, причем в этой симпатии содержится косвенный упрек европейским обычаям, законам и религиям. Просветители предлагают непринужденно и изящно отмахнуться играючи от норм и предписаний своих стран, своих традиций, своей религии. Возникает ощущение большого, всемирного простора, по которому движется ~ 46

мысль и который в целом принадлежит просвещенному человеку .

Однако критический ум Просвещения сначала начнет истреблять собственных врагов, затем единомышленников и почитателей и, наконец, самого себя. Просвещение исполнено было предвосхищением нового

будущего, нового общества, но странным образом в этом новом обиталище было что-то от застенка или лабиринта: «праздник обещан и вероятен, но это будет праздник свободы в лабиринте, торжество разума в доме умалишенных, в просматриваемых насквозь клетках Бентама»47.

Задания для практикума

В XVII веке в Европу приходит мода на китайское искусство. В Санкт-Петербурге по приказу Екатерины II в Александровском парке Царского Села была построена деревня в китайском стиле на основе китайской гравюры из ее личной коллекции. Рассмотрите иллюстрации построек и мостиков в китайской деревне и попытайтесь определить, что, на ваш взгляд, соответствует традициям китайской культуры, а что является данью моде, «китайщиной». Свое мнение аргументируйте.

  • [1] Якимович А.К. Новое время. Искусство и культура XVII - XVIII веков. - СПб.: Азбука-классика, 2004. С. 306.
  • [2] иЯкимович А.К. Новое время. Искусство и культура XVII - XVIII веков. - СПб.: Азбука-классика, 2004. С. 301. 2 Там же. С. 301. 3 Там же. С. 302.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >