СОЦИАЛЬНАЯ ДОКТРИНА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Заметной вехой в жизни РПЦ стал юбилейный Архиерейский собор 2000 г. После долгих разногласий и споров на соборе был канонизирован последний российский царь Николай II и члены его семьи, расстрелянные вместе с ним летом 1918 г. Кроме того, собор причислил к лику святых 1090 новомучеников и исповедников российских, пострадавших в XX в.

Важнейшим событием стало принятие Архиерейским собором 2000 г. «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви». Это поистине выдающийся прецедент не только в жизни Русской православной церкви, но и всего православия. За всю историю существования православия ни одна из церквей не принимала документ, в котором бы была сформулирована позиция Церкви по широкому кругу проблем жизни общества. Отметим, что католическая церковь такого рода документы обнародует достаточно регулярно. Как отмечал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, председатель Отдела внешний церковных связей (нынешний патриарх), социальная концепция церкви имеет свои основания в Священном Писании и Священном Предании, а также в богословской традиции.

В «Концепции», как стали кратко называть принятый на соборе документ, нашла отражение антидемократическая позиция церкви по многим проблемам. Например, по отношению к провозглашенной в [1]

Конституции Российской Федерации свободе совести. «Утверждение юридического принципа свободы совести свидетельствует об утрате обществом религиозных целей и ценностей», «о распаде системы духовных ценностей» и допустимо лишь в той степени, в какой «оказывается одним из средств существования Церкви в безрелиги- озном мире, позволяющим ей иметь легальный статус в секулярном государстве и независимость от инаковерующих и неверующих слоев общества» . В «Концепции» явно прослеживается стремление представителей епископата РПЦ сделать церковь направляющей и руководящей силой общества по многим вопросам — таким, например, как наука и образование. Чтобы лучше понять это, необходимо познакомиться с основными положениями «Концепции».

«Концепция» состоит из 16 разделов. Первый из них называется «Основные богословские положения». Он посвящен православному пониманию взаимоотношений между Церковью и светским обществом. Церковь призывает своих последователей к активному участию в жизни общества. Это участие должно основываться на принципах христианской нравственности. «Участие христианина в ней (в жизни окружающего мира. — Т.Б.) должно основываться на понимании того, что мир, социум, государство являются объектом любви Божией, ибо предназначены к преображению и очищению на началах богозапове- данной любви... Нераздельный церковный организм участвует в жизни окружающего мира во всей полноте, однако духовенство, монашествующие и миряне могут по-разному и в разной степени осуществлять такое участие»[2] [3].

Во втором разделе — «Церковь и нация» представлен богословский подход к национальным вопросам. «Церковь по самой своей природе имеет вселенский и, следовательно, наднациональный характер... Церковь не делит людей ни по национальному, ни по классовому признаку»[4]. Вместе с тем в документе отмечается, что вселенский характер Церкви не означает того, что христиане не имеют права на национальную самобытность, национальное самовыражение. При этом авторы документа ссылаются на то, что в Церкви соединяются вселенское начало с национальным. Ведь сама Православная церковь состоит из множества Поместных Автокефальных церквей, кроме того православные, считая себя гражданами Небесного Отечества, не должны забывать о своей земной Родине.

«Культурные отличия отдельных народов находят свое выражение в литургическом и ином церковном творчестве, в особенностях христианского жизнеустроения. Все это создает национальную христианскую культуру»1. Христианин должен быть патриотом, он призван любить свое отечество (государство) и своих братьев по крови, которые живут по всему миру. «Патриотизм православного христианина должен быть действенным. Он проявляется в защите отечества от неприятеля, труде на благо отчизны, заботе об устроении народной жизни, в том числе путем участия в делах государственного управления. Христианин призван сохранять и развивать национальную культуру, народное самосознание» .

С другой стороны, в «Концепции» отмечается, что с православной этикой несовместимы такие явления, как агрессивный национализм, деление народов на лучшие и худшие, ксенофобия, межэтническая вражда, национальная исключительность. Церковь старается осуществлять миссию примирения между враждующими нациями, не выступая на чьей-либо стороне.

Третий раздел — «Церковь и государство». Здесь отмечается: «Церковь не только предписывает своим чадам повиноваться государственной власти независимо от убеждений и вероисповедания ее носителей, но и молиться за нее»[5] [6] [7].

Во взаимоотношениях между Церковью и государством должно учитываться различие их природ. Согласно «Концепции», Церковь установлена самим Богом, а государство — людьми, целью Церкви является спасение людей, целью же государства — материальное благополучие людей, поэтому они должны заниматься своими делами. Однако, «если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредитель- ным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении»[8].

Церковь заявляет о приверженности принципу, сформулированному на Архиерейском соборе РПЦ 1994 г., о «непредпочтительности для Церкви какого-либо государственного строя, какой-либо из существующих политических доктрин»[9].

Церковь может сотрудничать с государством в делах, которые служат благу самой Церкви, общества и личности. В таком случае взаимодействие с государством является частью спасительной миссии Церкви, проявлением заботы о человеке.

Сотрудничество Церкви и государства может осуществляться в следующих областях: а) миротворчество; б) забота о сохранении нравственности в обществе; в) духовное, культурное, нравственное и патриотическое образование и воспитание; г) дела милосердия и благотворительности, выполнение совместных социальных программ; д) охрана, восстановление и умножение исторического и культурного наследия; е) диалог с органами государственной власти любых уровней по важным для Церкви и общества вопросам; ж) попечение о воинах и сотрудниках правоохранительных учреждений, их духовнонравственное воспитание; з) труды по профилактике правонарушений, попечение о лицах, находящихся в местах лишения свободы; и) наука — гуманитарные исследования; к) здравоохранение; л) культура и творческая деятельность; м) работа церковных и светских средств массовой информации; и) деятельность по сохранению окружающей среды; о) экономическая деятельность на пользу церкви, государства и общества; п) поддержка института семьи, материнства и детства; р) противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества1.

Существуют вопросы, по которым священнослужители и канонические церковные структуры не могут оказывать помощь государству: а) политическая борьба, предвыборная агитация; б) ведение гражданской войны или агрессивной внешней войны; в) участие в разведывательной и любой другой деятельности, требующей сохранения тайны даже на исповеди[10] [11].

Четвертый раздел — «Христианская этика и светское право»[12].

Исторически религиозное и светское право происходят из одного источника и долгое время являлись двумя аспектами единого правового поля. Как сказано в разделе, соблюдение богоданных заповедей утверждает жизнь, отступление от них с неизбежностью приводит к ущербу и смерти. В земном порядке вещей грех и воздаяние часто не следуют друг за другом, но бывают разделены многими годами и даже поколениями: за вину отцов будут наказаны дети до третьего и четвертого рода. Здесь же авторы «Концепции» дают разъяснение подобной разведенности преступления и наказания во времени: это, с одной стороны, сохраняет за человеком свободу, а с другой — заставляет людей разумных и благочестивых изучать Божественные установления, чтобы научиться отличать законное от беззаконного, правильное от неправильного.

Далее в «Концепции» подробно освещаются правовые проблемы. Право признается проявлением единого Божественного закона мироздания, однако всякая система права, создаваемая людьми, рассматривается как продукт исторического развития, несущий на себе печать ограниченности и несовершенства. Поведение и действия людей регламентируются действующим законодательством, предусматривающим принуждения для подчинения закону. Такой порядок вещей надежно скрепляет общество.

Следуя историческому методу, авторы «Концепции» утверждают, что сложившийся порядок действует до тех пор, пока не будет опрокинута вся система существовавшего права, как это не раз бывало в истории. После этого возникнет новая законодательная система, поскольку без права человеческое сообщество существовать не может.

Право содержит некоторый минимум нравственных норм, обязательных для всех членов общества. «Задача светского закона не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад»[13]. В религиозно целостном обществе люди рассматриваются в двух планах: как уникальные личности и как члены единого общественного тела. Второй план дает основание судить человека общественным судом, ибо действия одного влияют на многих. При этом считается, что человеческий закон никогда не содержит полноту закона Божественного.

В «Концепции» обращается внимание на последствия отхода человеческого закона от «Божественной нормы» и замены последней нормой противоположной.

Известны случаи, когда человеческий закон совершенно отвергал Божественную норму, заменяя ее противоположной. В таком случае он перестает быть законом и превращается в беззаконие, независимо от того, в какие правовые одежды его обрядят. Противоречащая Божественной заповеди правовая норма делает преступником не нарушителя такого закона, а самого законодателя. Поэтому человеческий закон никогда не содержит полноту закона Божественного.

Касаясь некоторых современных правовых проблем, создатели «Концепции» дают им религиозное обоснование. Так, соглашаясь с тем, что в современном светском правосознании одним из доминирующих принципов стало представление о неотъемлемых правах личности, они утверждают, что в основе таких прав лежит идея человека как образа и подобия Божьего. Подчеркивается, что христианская этика требует сохранить для человека автономную сферу, в которой его совесть остается самовластным хозяином, ибо спасение или гибель зависят в конечном счете от свободного волеизъявления. Внутренние права на веру, на жизнь, на семью дополняются и гарантируются другими, внешними, правами, например, на свободу передвижения, создание имущества, получение информации и т.д. Примечательно, что в рассматриваемом современном документе благим деяниям Бога противопоставляются злокозненные деяния Сатаны: Бог хранит свободу человека, никогда не насилуя его волю, напротив, Сатана стремится поработить волю человека и завладеть ею.

Одной из причин несовершенства светского права создатели «Концепции» считают секуляризацию. По их мнению, по мере секуляризации высокие принципы неотчуждаемых прав человека превратились в понятие о правах индивидуума вне его связи с Богом. «При этом охрана свободы личности трансформировалась в защиту своеволия...»1. В системе светского права человек трактуется не как образ Божий, но как самодостаточный и самодовлеющий субъект. Одновременно с критикой секулярных процессов в правовой сфере в «Концепции» даются рекомендации христианину, как и для чего он должен следовать правовым нормам. «Права нужны христианину прежде всего для того, чтобы, обладая ими, он мог наилучшим образом осуществить свое высокое призвание к подобию Божию, исполнить свой долг перед Богом и Церковью, перед другими людьми, семьей, государством, народом и иными человеческими сообществами»[14] [15].

Во всем, что касается исключительно земного порядка, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или удачны. Но в тех случаях, когда исполнение требования закона предполагает акт вероотступничества или совершения иного греха перед Богом, христианин должен открыто выступить против нарушения обществом заповедей Божиих. В случае невозможности законного выступления он должен занимать позицию гражданского неповиновения.

Раздел пятый — «Церковь и политика» посвящен участию представителей РПЦ в политических процессах. Еще на предыдущих Соборах были приняты решения, запрещающие иерархам и священнослужителям участвовать в деятельности политических организаций, в предвыборных процессах, таких как публичная поддержка участвующих в выборах, агитация и т.д. Но Церковь не отказывается от публичного выражения позиции по общественно важным вопросам. Миряне имеют право, исполняя свой гражданский долг, участвовать в политических мероприятиях, в работе органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Однако их деятельность не должна отождествляться с позицией Церкви.

Раздел шестой — «Труд и его плоды» рассматривает вопросы религиозного значения труда «как творческого раскрытия человека, которому в силу изначального богоподобия дано быть сотворцом и соработником Бога»[16]. Но после грехопадения труд становится наказанием. Однако труд является важной составной частью человеческого существования. Апостол Павел поучал: «Если кто не хочет трудиться, то и не ешь» (2 Фес. 3, 10). С точки зрения православия труд необходим, чтобы питаться самому и чтобы подавать нуждающемуся. «Продолжая на земле служение Христа, который отождествил себя именно с обездоленными, Церковь всегда выступает в защиту безгласных и бессильных. Поэтому она призывает общество к справедливому распределению продуктов труда, при котором богатый поддерживает бедного, здоровый — больного, трудоспособный — престарелого»[17]. Кстати, еще патриарх Алексий, выступая на Епархиальном собрании г. Москвы 21 декабря 2005 г., призывал иерархов церкви и священнослужителей к скромности и аскетизму: «В наше нелегкое время, когда значительная часть российского общества живет в весьма стесненных обстоятельствах, священнослужитель, стремящийся к стяжанию материальных благ, нередко делает больше вреда для Церкви, чем глубоко убежденный атеист советского времени. Да и сегодня за примерами далеко ходить не нужно. Достаточно выйти из этого зала и взглянуть на то множество дорогих иномарок, на которых приехали на это собрание клирики и старосты храмов. Для людей обездоленных это никак не служит миссионерской проповедью». Но, как показывает действительность, этот призыв повис в воздухе.

Седьмой раздел — «Собственность» отражает отношение Церкви к собственности. Каждый получает все блага от Бога, настоящего собственника, поэтому собственность есть дар Божий. Это дар нужно использовать на благо себе и ближним. Особой формой признается собственность религиозных организаций, главную часть ее составляют добровольные пожертвования верующих. Жертвователи подают Богу, а не священнику. Жертва Богу — неприкосновенна, а поэтому не должна облагаться налогом. Подобный подход облегчает Церкви умножение ее собственности, чему не мешает признание того, что церковь должна платить налоги только с предпринимательской деятельности.

Очень важен и актуален восьмой раздел — «Война и мир». В нем война определяется как зло, причиной которого является грех. Но церковь не запрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если надо защищать своих ближних или восстанавливать справедливость. Однако прежде чем начать войну, следует использовать абсолютно все мирные средства. Даже справедливая война должна вестись не со злобою, а с гневом праведным. В связи с этим Церковь особо заботится о воинстве, призывая воспитывать его в духе высокой нравственности. «РПЦ стремится осуществлять миротворческое служение как в национальном, так и в международном масштабе, стараясь разрешить различные противоречия и привести к согласию народы, этнические группы, правительства, политические силы»1.

Девятый раздел — «Преступность, наказание, исправление» показывает озабоченность Церкви этими проблемами. Христиане должны быть законопослушными гражданами земного отечества, помня поучение апостола Павла: «Всякая душа да будет покорна высшим властям» (Рим, 13, 1). Однако человеческая греховность порождает преступления. Поэтому необходима профилактика преступности через воспитание и просвещение, в которых утверждаются истинные духовные и нравственные ценности. В этих вопросах Церковь считает своим долгом сотрудничество со школой, средствами массовой информации, правоохранительными органами. Священнослужители должны делать все от них зависящее, чтобы помогать людям, особенно верующим, не совершать правонарушений. А если таковое произошло, то помочь человеку осознать свою вину и покаяться в содеянном. Церковь считает очень важным свое служение в местах лишения свободы, проводя там богослужения и таинства, беседы и передачи осужденным одежды, лекарств и других необходимых вещей. Вопрос о смертной казни должен решаться обществом свободно, с учетом многих обстоятельств, главным из которых являются соображения охраны жизни всех членов общества.

В десятом разделе — «Вопросы личной, семейной и общей нравственности» говорится о важности брака и семьи, о необходимости соблюдения целомудрия до брака и верности в браке, об ответственности родителей за воспитание детей, о почтительном отношении детей к родителям.

Для церковного брака обязательна общность веры вступающих в брак, но церковь признает законными браки между православными и нехристианами, оформленными в законном порядке. «Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости церковного брака»[18] [19], кроме особых обстоятельств.

Церковь осуждает пропаганду порока, порнографии, принципов свободной любви. «Церковь не может поддержать те программы «полового просвещения», которые признают нормой добрачные связи, а тем более различные извращения... Школа призвана противостоять пороку, разрушающему целостность личности, воспитывать целомудрие, готовить юношество к созданию крепкой семьи, основанной на верности и чистоте»[20]. С этими суждениями может согласиться любой порядочный человек, какого мировоззрения он бы ни придерживался.

В разделе одиннадцатом — «Здоровье личности и народа» подчеркивается постоянная забота церкви о душевном и телесном здоровье человека, ее уважительное отношение к врачебной деятельности. Причина телесного неблагополучия связывается с идеей греха: Церковь напоминает людям, что причиной многих болезней является порабощение человека греховными страстями. Преодоление же подобного неблагополучия усматривается главным образом в обращении к религии: «Когда человеческие средства исчерпаны, христианину надлежит вспомнить, что сила Божия совершается в человеческой немощи и что в самых глубинах страданий он способен встретиться со Христом, взявшим на себя наши немощи и болезни» . Посему человек должен принимать участие в спасительных таинствах, молиться и освобождаться от ненужных и греховных страстей. «Церковь призвана ... участвовать в выработке такого понимания охраны здоровья нации, при котором каждый человек мог бы осуществить свое право на духовное, физическое и психическое здоровье и социальное благополучие при максимальной продолжительности жизни»[21] [22]. Церковь осуждает пьянство, наркоманию, отмечая, что их причинами является духовная опустошенность, потеря смысла жизни, размытость нравственных ориентиров. Поэтому людям, страдающим этими пороками, необходима не только медицинская, но и духовная поддержка.

Раздел двенадцатый — «Проблемы биоэтики» посвящен оценке новых биомедицинских технологий и старых проблем: абортов, контрацепций и т.д. «С древнейших времен Церковь рассматривает намеренное прерывание беременности (аборт) как тяжкий грех. Канонические правила приравнивают аборт к убийству»[23]. Только прямая угроза жизни матери при беременности оправдывает снисхождение. Применение противозачаточных средств, особенно обладающих абортивными действиями, недопустимо. Главной целью брака является рождение детей, а посему отказ от их рождения из эгоистических побуждений представляет собой серьезный грех.

Важной проблемой Церковь считает бесплодие супругов. Если ее не решает никакое лечение, то с точки зрения Церкви допустимо искусственное оплодотворение половыми клетками мужа. Донорство половых клеток неприемлемо, так как оно «нарушает целостность личности и исключительность брачных отношений».

«Суррогатное материнство» противоестественно и морально недопустимо, как и все разновидности экстракорпорального (внетелесно- го) оплодотворения. Пренатальная (дородовая) диагностика оправдана только тогда, когда она нацелена на лечение выявленных недугов на ранней стадии, на подготовку родителей к особой заботе о больном ребенке. Как показывают недавние решения Церкви, этот вопрос ею не только не пересмотрен, но даже ужесточилось отношение к суррогатному материнству.

К проблеме клонирования Церковь относится неоднозначно. Клонирование существ, особенно человека, представляет собой «вызов самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого является свобода и уникальность личности»1. Клонирование изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности, поэтому оно может быть полезным в биологической и медицинской практике. Церковь отвергает методы фетальной терапии, использующей ткани и органы человеческих зародышей для лечения и омоложения организма. Эвтаназия (намеренное умерщвление больных) даже по их желанию рассматривается как форма убийства или самоубийства.

Священное Писание и учение Церкви «осуждают гомосексуальные половые связи, усматривая в них порочное искажение богоданной природы человека»[24] [25]. Церковь осуждает всякую пропаганду и оправдание гомосексуализма, а также попытку изменения пола (транссексуализм).

В тринадцатом разделе — «Церковь и проблемы экологии» выражается беспокойство в связи с проблемами, порожденными современной цивилизацией. Среди них важное место занимают экологические: загрязнение природы и истощение многих природных богатств и ресурсов. Все это происходит на фоне невиданного роста общественного потребления в развитых странах, где стремление к изобилию и роскоши стало нормой жизни. «Отношения между человеком и окружающей природой были нарушены в доисторические времена, причиной чего послужило грехопадение человека и его отчуждение от Бога»[26]. Сегодня наблюдается определенное осознание того, что современное общество платит за блага цивилизации слишком высокую цену. Получает развитие экологическая этика, общественное сознание высказывается против потребительского образа жизни. Православная Церковь по достоинству оценивает труды по преодолению экологического кризиса и отмечает, что такие труды будут более плодотворными, если отношения человека с природой строить не на сугубо гуманистических, а на христианских основах.

В основу понимания природы «Концепция» предлагает положить: идею теоцентризма: «Бог, дающий всему жизнь и дыхание и все (Деян. 17, 25), является Источником бытия»1. Однако экологические беды признаются делом людей.

Экологические проблемы носят антропологический характер, будучи порождены человеком. Взаимосвязь антропологии и экологии с предельной ясностью открывается в наши дни, когда мир переживает одновременно два кризиса: духовный и экологический. Церковь утверждает, что «полное преодоление экологического кризиса в условиях кризиса духовного немыслимо»[27] [28] [29]. Преобразование природы должно начинаться с преображения души, поэтому человек может превратить всю землю в рай только тогда, когда будет носить рай в своей душе.

В разделе четырнадцатом — «Светская наука, культура, образование» признается положительная роль светской культуры в развитии общества, а также проявляется стремление представить христианство в качестве источника культуры и защитника позитивных аспектов светской культуры. В то же время кризисы и катастрофы объясняются «влиянием секулярных идеологий». Таким образом, получается, что, с одной стороны, христианство способствовало возникновению научного естествознания; и со временем науки стали важнейшей составляющей культуры и определяющим фактором цивилизации. Под влиянием секулярных идеологий наука породила такие последствия, как экологический и другие кризисы, способные в несколько часов вызвать глобальную катастрофу, в которой могут погибнуть все высшие формы жизни. Поэтому для нормализации человеческой жизни необходимо в соответствии с «Концепцией» возвращение к связи науки с религиозными нравственными и духовными ценностями. «Церковь предостерегает человека от искушения рассматривать науку как область, совершенно независимую от нравственных принципов» . Как показывает практика, науки могут дать человеку благо, но могут отнять у него жизнь.

Культура, говорится в «Концепции», также имеет религиозные корни. О чем свидетельствует и этимология слова «культура» от латинского «культус» — почитание, поклонение, культ. Церковь переплавляет многое из созданного человечеством в горниле религиозного опыта, «стремясь очистить их от душепагубных элементов, а затем преподать людям»[30]. Светская культура способна быть источником религиозных знаний. Иногда она является единственным их источником для многих людей. Так бывает, когда влияние религии ослабевает или когда религия запрещена. «Если творчество способствует нравственному и духовному преображению личности, Церковь благословляет его. Если же культура противопоставляет себя Богу, становится антирелигиозной или античеловечной, превращается в антикультуру, то Церковь противостоит ей»1. Таким образом, антирелигиозная культура, по мнению Церкви, является антикультурой. С этим тезисом связано и стремление ее идеологов подчинить религии систему образования, хотя при этом декларируется, что христианство всегда с уважением относилось к светскому образованию. Но Православная церковь считает, что в идеале вся система образования должна быть построена на религиозных началах.

Преподавание христианского вероучения в светских школах по желанию учеников или их родителей, а также и в вузах, по мнению Церкви, необходимо и полезно. В то же время она «считает недопустимым намеренное навязывание учащимся антирелигиозных и антихристианских идей, утверждение монополии материалистического взгляда на мир»[31] [32].

Раздел пятнадцатый — «Церковь и светские средства массовой информации». Относясь с уважением к работе журналистов, Церковь считает, что информация должна быть не только правдивой, но и нравственной. «Недопустимыми являются пропаганда насилия, вражды и ненависти, национальной, социальной и религиозной розни, а также греховная эксплуатация человеческих инстинктов, в том числе и в коммерческих целях»[33].

Раздел шестнадцатый — «Международные отношения. Проблемы глобализации и экуменизма». Церковь считает, что и в личных, и в международных отношениях нужно руководствоваться «золотым правилом»: «во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф, 7, 12). Все конфликты и противоречия должны решаться мирным путем, использование военной силы возможно лишь в качестве крайнего средства защиты от вооруженного нападения со стороны других государств. Принципы суверенитета и территориальной целостности являются определяющими в межгосударственных отношениях. На практике положение часто осложняется тем, что государство стремится к сохранению целостности, а его отдельные части стремятся к самостоятельности. «Помня о том, что единство есть благо, а разобщенность — зло, Церковь приветствует тенденции к объединению стран и народов, особенно имеющих историческую и культурную общность при условии, что эти объединения не направлены против третьей стороны»[34]. Церковь считает возможным разделение многонациональных государств, если один из народов явно угнетен или большинство жителей страны выразило желание не сохранять единое государство.

Вопросы для самопроверки

  • 1. Что такое социальная доктрина РПЦ?
  • 2. Сколько разделов в социальной доктрине?
  • 3. Каковы важнейшие проблемы, рассматриваемые в социальной доктрине?

  • [1] Историческое и политическое измерения. М., 2006. С. 318.
  • [2] Социальная концепция Русской Православной Церкви. М.: Даниловскийблаговестник, 2001. С. 55.
  • [3] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. М.:Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 41.
  • [4] Там же. С. 42.
  • [5] Социальная концепция Русской Православной Церкви. М.: Даниловскийблаговестник, 2001. С. 44.
  • [6] Там же. С. 45.
  • [7] Там же. С. 48.
  • [8] Там же. С. 57.
  • [9] Там же. С. 59.
  • [10] Социальная концепция Русской Православной Церкви. М.: Даниловскийблаговестник, 2001. С. 59-60.
  • [11] Там же. С. 60.
  • [12] Там же. С. 63.
  • [13] Социальная концепция Русской Православной Церкви. М.: Даниловскийблаговестник, 2001. С. 65.
  • [14] Социальная концепция Русской Православной Церкви. М.: Даниловскийблаговестник, 2001. С. 69.
  • [15] Там же. С. 69.
  • [16] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 80.
  • [17] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 83.
  • [18] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 93.
  • [19] Там же. С. 104.
  • [20] Там же. С. 112.
  • [21] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 114.
  • [22] Там же. С. 115.
  • [23] Там же. С. 120.
  • [24] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 127.
  • [25] Там же. С. 131.
  • [26] Там же. С. 135.
  • [27] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 136.
  • [28] 1 Там же. С. 137.
  • [29] Там же. С. 140.
  • [30] Там же. С. 141.
  • [31] Основы социальной концепции РПЦ. М.: Изд-во Московской Патриархии, 2000. С. 143.
  • [32] 1 Там же. С. 144.
  • [33] Там же. С. 146.
  • [34] Там же. С. 151.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >