Психологическая природа личностных ценностей и их место во внутреннем мире личности

Д.А.Леонтьев [1999] выделяет в специальной литературе три варианта понимания психологической природы индивидуальных ценностей. К первому7 относится трактовка ценности в одном ряду7 с такими понятиями, как мнение, представление или убеждение. При этом считается, что ценности не обладают самостоятельной побудительной силой. Среди авторов, работающих в рамках данного направления, В. Брожик, А. А. Ручка, М. Рокич.

Второй подход представлен работами В. А. Ядова, Ч. Морриса и рассматривает ценностные ориентации как аналог социальных установок. Ценностная регуляция в этом случае заключается в исполнении ценностями функции направления и структурирования. Под термином «установка» понимается чаще всего «динамическое состояние готовности к определенной форме реагирования» (А. Г. Асмолов), см. публикацию [Битуева, 2000]. Механизм действия ценностных ориентаций на поведение личности не вписывается в жесткую схему причинно-следственных отношений, а является опосредованным. Более того, говоря об установке, акцент делают на ее динамической составляющей, а для ценностных ориентаций важным является содержание.

По мнению Д. А. Леонтьева, наибольшим объяснительным потенциалом обладает третий подход, ставящий понятие ценности в один ряд с понятиями потребности и мотива, что подчеркивает побудительную силу ценностей. Представителями этого подхода являются Ф.Е. Василюк, Г. Г.Дилигенский, Б. И. Додонов, А. Маслоу. Личные ценности и потребности по своим функциям действительно являются тождественными образованиями - устойчивыми надситуативными источниками мотивации. Однако между7

этими феноменами имеются существенные различия, которые подробно анализирует Д. А.Леонтьев [1999]. Потребности представляют собой форму непосредственных отношений субъекта с миром. Они отражают актуальную ситуацию взаимодействия человека с ним. Потребности побуждают человека к деятельности, направленной на их насыщение и дезактуализацию. Личностные ценности же представляют собой отношения субъекта с миром, опосредованные опытом социальной группы, в которую входит субъект. Ценности практически не зависят от ситуативных факторов. Они не насыщаемы и задают общее направление жизнедеятельности субъекта.

А. И. Донцов определяет ценностные ориентации как «смысловые установки субъекта, осознанные им в процессе социализации (вхождения в общество) и сформулированные в предлагаемых обществом, средствами массовой информации и т.д. терминах, позволяющих индивидуальному сознанию сделать общественную духовную ценность своим достоянием, посредством уже принятых в обществе и зафиксированных в языке значений» (цит. по статье [Битуева, 2000]). Таким образом, в определении А. И. Донцова подчеркивается влияние ценностных ориентаций на поведение личности; это влияние проявляется, с его точки зрения, как основанная на личностных смыслах предрасположенность субъекта к выбору того или иного варианта поведения.

Существует также тесная связь между феноменами ценности и мотива. Но всё же нельзя сказать, что ценность и есть мотив или некоторый род мотивов. Хотя ценность может выполнять роль мотива, т.е. смыслообразовывать, побуждать и направлять реальное поведение, между ними есть различия. Мотив является непосредственным поводом для совершения поступка, он более ситуативен и индивидуален, чем ценность. Ценности, в отличие от мотивов, приобщают человека к некой надындивидуальной общности. Ценность есть более высокий, чем мотив, уровень регуляции поведения. Ценности являются более глобальными побудительными факторами, так как они связаны с мировоззрением и интересами личности. Ценность определяет иерархию мотивов [Кирилова, 1997; Леонтьев, 1996а].

Таким образом, в отечественной психологии представители разных научных школ рассматривали ценностные ориентации в связи с различными личностными образованиями и аспектами жизнедеятельности. Но, несмотря на различия между школами, в качестве ведущей личностной характеристики при трактовке ценностей выделяется направленность. Направленность личности рассматривается как системообразующее свойство личности, определяющее ее психологический склад. С. Л. Рубинштейн [2004] выделяет в направленности динамический и содержательный аспекты. Содержательный компонент направленности находит свое отражение во внутренних элементах личности: в потребностях, установках, ценностных ориентациях, интересах, целях, идеалах.

В концепции В. А. Ядова ценностные ориентации представлены как высшая диспозиция, т.е. «предрасположенность, готовность», регулирующая социальное поведение личности. Высший уровень диспозиций личности соответствует высшим социальным потребностям и отвечает за отношение человека к жизненным целям и средствам их удовлетворения. Высшие диспозиции наиболее устойчивы, что соответствует относительно большей стабильности общих социальных условий деятельности личности; они активно воздействуют на диспозиции нижележащих уровней. Разные диспозиционные уровни в концепции В. А. Ядова различаются долей биологического и социального в их содержании, а также степенью осознанности; их суть отражается в целях, которые личность ставит перед собой (см. издание [Яницкий, 2000]).

В. А. Ядов разграничивает социально-психологический и общепсихологический подходы к исследованию ценностных ориентаций. В социальной психологии это «сфера исследования социализации индивида, его адаптации к групповым нормам и требованиям, а в общей психологии - изучение высших мотивационных структур жизнедеятельности» (цит. по работе [Кирилова, 1997, с. 16]).

Ш. А. Надирашвиви на основе теории установки Д.Н. Узнадзе предложил идею о трех качественно различных уровнях регуляции психической активности человека. Ее высший уровень - волевая активность - регулируется всецело ценностными ориентациями индивида (см. публикацию [Алексеева, 1984]).

О. А.Тихомандрицкая и Е.М. Дубовская описывают ценности как одновременно мотивационные и когнитивные образования. Мотивационная сторона ценностей проявляется в том, что ценности регулируют социальное поведение людей. В форме ценностных ориентаций ценности направляют и корректируют процесс целеполагания человека, дают возможность принять решение в ситуации выбора, активизируют и направляют поведение человека, а также определяют особенности и характер отношений личности с окружающей действительностью [Тихомандрицкая, 1999]. Особенностью регулятивной функции ценностных ориентаций как формы существования ценностей является то, что «их действие распространяется не только на высшие структуры сознания, но и на те, которые обозначаются обычно как подсознательные структуры. Они определяют направленность воли, внимания, интеллекта» (цит. по изданию [Яницкий, 2000, с. 32]).

Когнитивная сторона ценностей проявляется в том, что ценности выступают для индивида как некоторые критерии оценки действительности, в том числе других людей и самого себя. Восприятие человеком окружающей действительности преломляется через иерархию его ценностей. Таким образом, ценности выступают основанием для познания и конструирования целостного образа социального мира [Тихомандрицкая, 1999]. Восприятие и познание индивидом социальной действительности не может быть внеценностным.

Объединяя в себе когнитивную и мотивационную сферы, ценности связывают их в единую смысловую сферу и придают таким образом личности определенную целостность [Тихомандрицкая, 1999].

Ценностные ориентации как систему, обладающую сложной структурой, исследовала С.С.Бубнова. Она пишет: «...ценностные ориентации, как и любую психологическую систему, можно представить как многомерное динамическое пространство, каждое измерение которого соответствует определенному виду7 общественных отношений и имеет у каждой личности различные веса» [Бубнова, 1999, с. 36]. Эта система не является чем-то абсолютно упорядоченным и неподвижным, напротив, она противоречива и динамична, отражает как главные, существенные изменения взаимосвязи личности с миром, так и смену7 текущих, мимолетных жизненных ситуаций. В результате своих исследований С. С. Бубнова [1999] выделила такие характеристики системы ценностных ориентаций, как многоуровневость (иерархичность) и нелинейность (многомерность).

Многоуровневость системы ценностных ориентаций проявляется в ее иерархическом строении. В результате теоретического анализа классификаций ценностей С. С. Бубнова [1994? 1999] выделила три иерархических уровня ценностных ориентаций личности:

  • 1. Наиболее обобщенные, абстрактные ценности: духовные, социальные, материальные. В системе духовных ценностей выделяются познавательные, эстетические, гуманистические и др. В системе социальных ценностей выделяются ценности социального уважения, социальных достижений и социальной активности ит.д. - «ценности-идеалы».
  • 2. Ценности, закрепляющиеся в жизнедеятельности и проявляющиеся как свойства личности (например, общительность, любознательность, активность), названные «ценностными свойствами личности».
  • 3. Наиболее характерные способы поведения личности как реализация и закрепление ценностей-свойств, или реальные ценностные ориентации.

Большинство авторов признают, что принцип иерархичности работает при формировании системы ценностных ориентаций в индивидуальном сознании. Однако возможно, что принцип иерархичности работает не всегда. Так, в одном из исследований Д. А. Леонтьева респондентам предлагалось проранжировать ценности-цели (терминальные ценности) и ценности-средства (инструментальные ценности) из методики М. Рокича, а также бытийные ценности, выделенные А. Маслоу, и было обнаружено, что, в отличие от терминальных и инструментальных ценностей, бытийные ценности не поддаются ранжированию, иерархизации [Маслоу, 1997]- Размышляя о полученном результате, Д.А.Леонтьев подчеркивает, что не-иерархизируемость ценностных ориентаций создает условия, возможность для ситуации истинного выбора: «На уровне духовности поведение определяется высшими ценностями, но не одной или несколькими, а полем ценностей, оставляющим мне возможности выбора. Поскольку7 они не иерархичны по отношению друг к другу7, мое поведение оказывается не предопределенным, свободным, альтернативным: все ценности одинаково значимы, а выбор остается за мной» [Леонтьев, 2005, с. 20].

В иерархию ценностей каждого человека включен ряд базовых социальных ценностей, которые являются устойчивыми. Помимо них, есть ряд ценностей, подверженных изменению. Неудовлетворенность какой-либо потребности в каждый момент времени повышает значимость ценности, способной удовлетворить эту потребность, для данной личности.

Многомерность системы ценностных ориентаций заключается в том, что «критерий их иерархии - личностная значимость - включает в себя различные содержательные аспекты, обусловленные влиянием разных типов и форм социальных отношений» [Бубнова, 1999, с. 39].

В отечественных и зарубежных исследованиях часто прямо или косвенно затрагивается вопрос о существовании декларируемых ценностей и «истинных», внутренне принимаемых ценностей (Б. С. Братусь, Ш. Шварц, С. С. Бубнова, Д. А. Леонтьев, Л. Б. Эрштейн, К. Роджерс). Так, Ш. Шварц выделяет два уровня существования ценностей: на уровне убеждений (нормативных идеалов) и на уровне поведения, причем далеко не всегда ценности на этих уровнях пересекаются (ценность - «нормативный идеал» может не обнаруживаться в поведении, а «поведенческая ценность» не всегда может осознаваться как идеал), см. работу7 [Карандашев, 2004]. Э. Фромм заметил, что существует разрыв между тем, что человек считает своими ценностями, и действительными ценностями, которыми он руководствуется и которые им не осознаются. Таким образом, Э. Фромм разделил ценности на две категории: ценности официально признанные, осознанные (религиозные и гуманистические - индивидуальность, любовь, сострадание, надежда и т.п.); бессознательные ценности, служащие непосредственными мотивами человеческого поведения (ценности, порожденные социальной системой, - собственность, потребление, общественное положение, развлечения, сильные ощущения и др.), см. публикацию [Третьякова, 2009].

Критерием разделения данных типов ценностей называют регуляцию ими реальной жизнедеятельности субъекта (Б. С. Братусь, Ш. Шварц, Д. А.Леонтьев). Д. А.Леонтьев считает, что промежуточным этапом на пути перехода ценности из категории декларируемых в категорию действительных является включение данной ценности в воображаемый образ идеального человека.

Существует мнение, что декларируемыми являются «ценности самых низких порядков, от которых человек может отказаться в любой момент времени» [Эрштейн, 2008, с. 25], и тогда вопрос о разделении реальных и декларируемых ценностных ориентаций сводится к вопросу об определении места ценностной ориентации в иерархии. На наш взгляд, декларируемыми могут оказаться не только малозначимые ценностные ориентации, но и те из них, которые имеют высокую значимость. Более того, если человек готов легко отказаться от какой-либо ценности, то возникает вопрос о правомерности отнесения данного психического конструкта к ценностным ориентациям личности.

Вопрос о действующих и декларируемых ценностных ориентациях имеет большую значимость как для теории психологии, так и для психологической практики, так как только внутренне принимаемые ценности являются психической реальностью, воздействие на которую приводит к действительным изменениям в мировоззрении и жизни личности. Д. А.Леонтьев [1998, с. 15] приводит следующие объяснения расхождению декларируемых и проявляющихся в поведении ценностных ориентаций: «Во-первых, недостаточно устоявшаяся и плохо структурированная система личностных ценностей и/или недостаточно развитая рефлексия не позволяют человеку адекватно определить реальную роль и значимость тех или иных ценностей в его жизни. Во-вторых, значимость тех или иных ценностей может субъективно преувеличиваться или преуменьшаться под действием механизмов стабилизации самооценки и психологической защиты. В-третьих, причиной рассогласований может выступать наличие в сознании любого человека самого разного рода ценностных представлений».

Л.Б.Эрштейн [2008], соглашаясь с Д.А.Леонтьевым, основной причиной существования декларируемых ценностей считает наличие конфликта между ценностями среды и индивидуальными личностными ценностями, побуждающего личность демонстрировать свою лояльность среде.

Попытка эмпирического исследования декларируемых и проявляющихся в поведении ценностей осуществлена в работах С. С. Бубновой и А. Н. Сытина, Е. Е. Насиновской, Л. 3. Сафиуллиной.

На наш взгляд, результаты исследования С. С. Бубновой представляют интерес, однако не могут описывать ценности, проявляющиеся в поведении, надежно. Это связано с тем, что «реальные» ценностные ориентации оценивались в этом исследовании с помощью опросника, в котором респонденту предлагается выбрать те варианты деятельности, которыми он занялся бы, если бы у него было много свободного времени. Данная процедура является процедурой самоотчета и позволяет лишь косвенно судить о значимости той или иной ценности, так как данные самоотчета могут расходиться с реальным поведением респондента в ситуации, когда у него появляется много свободного времени.

Более убедительные эмпирические факты получены в психологическом эксперименте, проведенном Е.Е.Насиновской, которая использовала методику7 косвенного постгипнотического внушения. В результате ею было зафиксировано заметное расхождение между декларируемой значимостью определенных ценностей и степенью их влияния на постгипнотическую деятельность (см. публикацию [Леонтьев, 1998]).

А. А. Волочков и Е. Г. Ермоленко ввели понятие «ценностная направленность личности», под которой они понимают такой тип направленности личности, который выделен на основании ценностного вектора - главных ценностных предпочтений личности [Волочков, 2004]. Для разных возрастных и профессиональных групп типичными будут разные ценностные векторы, а следовательно, и разные ценностные направленности личности.

Проведя эмпирическое исследование на выборке студентов, авторы выявили три типа ценностной направленности молодежи: экзистенциальный эскапизм, активная самоактуализация, творчество и познание. Первый тип характеризуется дисгармоничными, противоречивыми ценностными предпочтениями, противопоставлением своих интересов (достижения, семья, хобби) интересам других людей, низкой значимостью ценностей самоактуализации и активной жизни. Общая активность людей с данным типом ценностной направленности снижена; вероятно, они имеют ряд нерешенных экзистенциальных проблем и диффузную идентичность. Ведущими ценностями второго типа являются самореализация и высокая активность во всех жизненных сферах. Люди, чей тип ценностной направленности - активная самоактуализация, имеют высокие показатели интернальности, обладают поведенческой гибкостью и положительно воспринимают других людей. Одновременно с этим для представителей данного типа ценностной направленности менее значима по сравнению с представителями других типов ценность творчества. Третий тип характеризуется противоречивым выбором ценностей самоактуализации: с одной стороны, высоко значимыми являются ценности творчества и познания, с друтой - низко значимой является ценность связанных с самоактуализацией поведения и качеств - спонтанности, интернальности, рефлексивной аутосензитивности [Волочков, 2004].

Таким образом, проведенный аналитический обзор исследований ценностей позволяет сделать следующие выводы. К настоящему моменту в науке накоплено большое количество разнообразных фактов о ценностной сфере личности и предприняты попытки создания целостной теории ценностей. Большинство авторов связывает психологическую природу личностных ценностей с направленностью личности, которая представляет собой квинтэссенцию, сущность личности. Многие авторы придерживаются мнения, что ценности организованы в нелинейную иерархическую систему, однако есть данные о том, что принцип иерархичности действует не для всех типов ценностей. Важное место в научных дискуссиях занимает не разрешенный до сих пор вопрос о соотношении декларируемых и действительных ценностей личности и способах исследования последних.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >