Катарсический потенциал танцев Средневековья

В Средние века в русле развития непрофессионального танца на первый план выходят его катарсическая функция и функция общения. Танец становится подчас единственным способом выражения, выплеска несанкционированных, социально нежелательных, в том числе сексуальных, эмоций, средством нерегла-ментированного общения. В Средние века танец стал одним из основных элементов карнавальной культуры. Наряду с профессиональными танцорами (буффонами, жонглерами, фиглярами) на площадь выходят люди всех возрастов, званий и сословий. В. П. Даркевич пишет, что всенародные карнавальные действа являлись «законной отдушиной для человека» [Даркевич, 1990, с. 68], в них «заявляла о себе полнокровная, естественная и неистребимая радость бытия» [там же, с. 73]. Танцы той эпохи описаны как «экстатические», «бесовские», «задорные», «разгульные», «экспансивные». Известны случаи маниакальной одержимости танцем. Во время христианских праздников люди внезапно начинали петь и танцевать у храмов, мешая проходившей там службе. В Германии эти безумные танцы назывались «плясками св. Витта», в Италии — «тарантелла». Известен также «Танец смерти», распространившийся в Европе в XIV веке в периоды эпидемии чумы.

Танец Средневековья многолик и отношение к нему неоднозначно. Это народные танцы, которые сопровождали проведение всех народных праздников в городах и деревнях и тесно были связаны с трудовой деятельностью крестьян и ремесленников. Так, французский народный танец бранль (участники танцуют, держась за руки и образуя закрытый круг), родившийся в эпоху раннего Средневековья, первоначально назывался «бранль прачек» и «бранль башмачников». Тот же жизнерадостный бранль исполнялся и аристократией во время балов, маскарадов и турниров, но манера его исполнения стала другой: более чопорной, торжественно-церемониальной, менее темпераментной. Впоследствии этот танец будет назван первоисточником бальных танцев [Васильева-Рождественская, 1987]. И хотя жестких различий между придворным танцем и танцем народным пока нет, все же народный танец продолжает оставаться импровизированным, более спонтанным, а придворный танец формализуется, большое значение приобретают различные танцевальные фигуры, построения, появляются первые учителя танца. «Самопроизвольность миновала, — пишет в этой связи К. Закс. — Придворный и народный танец разделились раз и навсегда. Они будут постоянно влиять один на другой, но их цели стали в самой своей основе различны» [цит. по: Красовская, 1979, с. 28].

Кроме народных и светских танцев, которые относятся к танцу непрофессиональному, в Средневековье особое место занимает танец профессиональный, носителем которого являются жонглеры. «После того, как христианская церковь уничтожила последние цирки, еще державшиеся при первых королях, после того, как была утрачена способность понимать чистую латынь, т. е. отпала возможность театральных представлений, — потребность в зрелищах удовлетворяли одни жонглеры» [Блок, 1987, с. 77]. Жонглер пел, водил обезьян, жонглировал и, прежде всего, — танцевал: руководил танцами и на селе, и в замке, организовывал процессии и во время церковных празднеств, и при дворе, обучал танцам и знать, и простых людей. Серьезный анализ профессионального танцевального искусства не является целью данного учебника, да он уже и сделан, как мы писали, выдающейся исследовательницей балета Л. Д. Менделеевой-Блок, дочерью великого химика и женой гениального поэта, в 1930 году. Остановимся лишь на двух примерах, иллюстрирующих двойственное отношение к танцу в эпоху Средневековья.

Первый пример — это танец Соломен, который дошел до нас благодаря многочисленным миниатюрам и легендам (рис. 6). Согласно евангельскому преданию, страстный танец падчерицы царя Ирода Соломен послужил причиной мученической смерти Иоанна Крестителя: «Во время же празднования дня рождения Ирода дочь Иродиады плясала пред собранием и угодила Ироду; посему он с клятвою обещал ей дать, чего она ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: дай мне здесь на блюде голову Иоанна Крестителя» [Даркевич, 1990, с. 59]. В Средневековую эпоху образ Соломен стал хорошим примером для нравоучений, а ее экстатический танец — символом одержимости дьяволом. Отношение к жонглерам (а танец Соломен - это как раз танец жонглерессы) как к носителям темных, демонических сил существовало до XIII века.

Таиец Саломеи. Ватиканская миниатюра, IX век

Рис. 6. Таиец Саломеи. Ватиканская миниатюра, IX век

Но «двумирная» средневековая культура породила еще одну легенду о жонглере, который своим искусством сумел восславить

Богоматерь:

«Твой да не будет взор суров.

Я лучшие из номеров

Тебе как дар мой принесу: Пройдусь, подобно колесу;

Ты узришь за скачком скачок, Какие делает бычок,

Когда пред матерью играет. Пусть кто меня и презирает, Я большим славить не умею.

Но все — тебе, все, что имею»...

И, ноги вскинув, танцевать Стал на руках он, призывать Не преставая милость Девы.

(повесть XIII века

«О жонглере Богоматери»)

По легенде, после того, как измученный танцор упал у подножия алтаря, он был удостоен величайшей из всех наград — с небес к нему спустилась Дева Мария и платком вытерла пот с его лица. В заключение позволим себе привести обширную цитату, которая содержит неожиданную интерпретацию этой легенды и перемещает акцент с психологических на социокультурные функции танца: «Если бы этот жонглер был историческим лицом, мы могли бы назвать его первым гением танца. Сделать из профессии, служившей только потехой зрителю, только унизительным „ломанием" из-за куска хлеба, средство для выражения вершин средневековой мысли (поклонение Богоматери — высший порыв средневековой души) — это гениально своей неожиданной новизной. И жонглер <...> был бы первым профессионалом, поднявшим свой танец до уровня „полного человеческого достоинства" <...>. Но наш жонглер — поэтическая фикция, и много веков будет

Гпава 1. Динамика социально-психологических функций танца ... еще расти европейская культура, пока профессиональный виртуозный танец завоюет возможность воплощать передовую идеологию своего времени» [Блок, 1987, с. 85].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >