Общество знания

Информация (данные, сведения) может быть полезной в виде знаний, вредной в виде дезинформации и инертной в виде «информационного шума», под которым подразумеваются помехи, неинтересные сведения и т. п. Согласимся, что беречь и творить следует знания, а не дезинформацию и шум («информационный мусор»): «мы можем назвать в некоторых случаях знания информацией, но следует избегать обобщений информации и знаний» (Ф. Махлуп). Поэтому правильней и конкретней было бы строить именно «общество знания», а не «информационное общество». Об этом недвусмысленно свидетельствует и доклад ЮНЕСКО «К обществам знания» (Париж, 2005), в котором обращалось внимание на широкую социально-гуманитарную значимость понятия «общество знания» по сравнению с более узким «технологическим» понятием «информационное общество». От такой стратегической переориентации человечество ничего не проиграет, а только выиграет. Возобладает культ знаний как один из важнейших социальных и личностных ментальных приоритетов (с продуктивными стимулами развития науки и образования). В некоторых странах, испытывающих внутреннюю социальную напряжённость, появится новый стимул для консолидации общества: с уходом этих стран от концепции глобального информационного общества к идее построения локального общества знания адепты «особого пути», «национальной идеи», националисты, ура-патриоты и антиглобалисты (а их немало) получат «подарок» в поддержку своих концепций; космополиты и глобалисты (их тоже немало) смогут утверждать, что стратегии развития «information society» и «knowledge society» в значительной степени синонимичны, ибо знание есть наиболее ценная информация. В международном сообществе страны, переориентированные на построение общества знания, приобретут авторитет самостоятельно мыслящих членов, которые, уважая общечеловеческие ценности, имеют и собственное мнение о своём месте в данном сообществе и глобальном киберпространстве. Ведь глобализация не означает, что каждая страна должна отказаться от своих особенностей в угоду некоей «всемирной коллективизации». Полагаем полезной коллективизацию не информационного, а знаниевого пространства.

Итак, знание — основная производительная сила грядущего общества и информационной цивилизации. Но чтобы выделить знание из информации, надо быть уверенным, что оно там есть, а иначе зачем стараться? Аналогично до приёма лекарства внутрь надо быть уверенным, что оно содержит лечащие ингредиенты. К информации не прилагается инструкция, как к лекарству, отсюда и исходная сложность проблемы выделения знания. Ведь часто бывает, что, приняв некоторые сведения за знания, люди потом «кусают локти», будучи обманутыми этими сведениями. За примерами далеко ходить не надо — достаточно обратиться к истории любого государства. Выделение (селекция) знания из информации — функциональная основа и главная особенность общества знания.

Полагаем, не следует отождествлять понятия «общество знания» и «образованное общество», хотя и то, и другое исповедуют творческое развитие каждой личности. Образованные люди — не обязательно знающие, культурные и нравственные.

В истории человечества было очень много самоучек, не имевших «документов об образовании», но достигших высот познания в науке и философии, сделавших эпохальные научные открытия и прорывные технические изобретения, в то время как их образованные коллеги, мягко говоря, не блистали. Эрудиция образованного человека в области объяснимых фактов не равноценна их знанию, т. е. пониманию (см. тему 2, раздел 2.1). Сказанное ни в коей мере не означает, что образование и знание не связаны между собой. Наоборот, они жёстко коррелированны, но не тождественны.

Поскольку знание есть продукт науки — одной из важнейших составляющих культуры, то интеллигенция и прежде всего учёные (носители знания) станут ведущим социальным слоем общества. Значит, становление общества знания начнётся с общекультурного подъёма, следствием которого будет повышение социального статуса науки (фундаментальной и прикладной) и знания как любимого детища науки, в том числе, в наукоёмкой «экономике мысли», которая при внедрении hi-tech технологий и создании информационной инфраструктуры потребует соблюдения высочайшей культуры производства и использования инноваций («knowhow»).

Что касается производственных отношений, то в индустриальном обществе они сводились к известной экономической схеме «труд -» капитал». При этом, как правило, игнорировалась зависимость труда от знания, которое неявно присутствует в любом материальном продукте. Ведь всегда, прежде чем что-то делать, надо знать, что же именно и как делать. В обществе знания «экономика мысли» должна базироваться на триаде «знание—?труд^капитал»[1], а интеллигенция непременно будет включена в человеческое измерение бесконфликтных производственных отношений.

В обществе знания будет пересмотрено и отношение к собственности. Формально процесс познания отделён от материальной собственности, не связан с имущественными и социальными отношениями, учёные якобы далеки от повседневного мира и интеллектуально свободны наедине с природой и вечностью. А фактически продукт познания — знание — никогда не отчуждался от собственности, ибо знание, не будучи объектом материального производства, тем не менее, как особо важный фактор (ресурс), заложено в любом продаваемом товаре. Кроме того, знание во все времена было товаром, имеющим самостоятельную ценность и подлежащим обмену. Даже в индустриальном обществе и, тем более, в обществе знания была, есть и будет интеллектуальная собственность, защищаемая законом от неимущественных и имущественных посягательств. Так что в обществе знания производственным отношениям не миновать понятия частной собственности и, соответственно, понятия капитала, который, помимо традиционных ресурсов, приносящих прибыль (средств производства, имущества, денег, недвижимости, энергии) включит два новых прибыльных ресурса: интеллектуальный (знание) и временной («время — деньги»). Что касается науки, то кроме фундаментальной, была и есть прикладная наука, ориентированная на социальные нужды и потому связанная с собственностью. Кстати, «питающие корни» прикладной науки — в науке фундаментальной. По К. Марксу это значит: жить в обществе и быть свободным от общества нельзя (даже учёным, занимающимся не прикладной, а фундаментальной наукой).

  • [1] В триаде отсутствует информация, т. к. для труда важно только знание. 2 Согласно марксизму-ленинизму производственные отношения людей в индустриальном обществе сводились к непримиримому противостоянию пролетариата и буржуазии. О роли интеллигенции и учёных в современном обществе см. также Приложение 1.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >