ЛЕКЦИЯ 15. Недели и субботы Великого поста

Мы рассмотрим литургические темы и особенности богослужения воскресений и суббот Великого поста. Прежде чем приступить к рассмотрению этого материала, а он будет в основном носить описательно-иллюстративный характер, мы постараемся подумать о том пути, который начертан нам богослужебной жизнью Церкви Великим постом. Еще в предыдущих главах, касающихся богослужения будних дней Великого поста и совершения Евхаристии в течение Великого поста, мы обращались к проблеме Евхаристии и поста, которая так ясно является нам в устроении богослужебной жизни Церкви.

Мы с самого начала говорили о том, что Евхаристия является центром всей богослужебной жизни Церкви. Мы говорили о Евхаристии как о «печати», запечатлевающей участие во всех таинствах церковных, и как об источнике, цели и вершине богослужения времени, связанного по своему содержанию и названию с временами и сроками. Это знание о Евхаристии как о центре богослужебной жизни останется для нас теоретическим и чисто умственным, если мы не попытаемся каждый раз, в каждом вопросе, который мы рассматриваем в курсе Устава, осознать и почувствовать гармонию и единство устроения служб синаксарных (вечерни, утрени, часов) и того, как в этот день совершается Божественная литургия, в каких богослужебных формах является нам в этот день таинство Евхаристии. Уже заранее мы должны предположить, что все это должно существовать в каком-то единстве, в каком-то согласии. Если Евхаристия — центр, значит, все остальное с ним связано, как-то от него зависит и является путем, который должен нас привести именно к той Литургии, которая назначена для этого дня: или это Литургия Василия Великого, или Литургия Иоанна Златоуста, или Литургия Преждеосвященных Даров. И богослужение каждого дня Великого поста имеет совершенно особый вид, в зависимости от того, совершается ли Литургия в этот день и какая Литургия совершается. Одно дело богослужение понедельника, когда Литургии нет, другое дело служба, которая предшествует Литургии Преждеосвященных Даров, совсем особенная служба под воскресные дни, и ни на что не похожее богослужение субботы.

Кроме того, сейчас, когда мы приступим к рассмотрению памятей, т. е. праздников, недель и суббот Великого поста, мы столкнемся прежде всего с тем, что каждое воспоминание, каждая память имеет вполне определенную историю своего возникновения, какие-то причины (кажущиеся внешне историческими случайностями) и, кроме того, разное время возникновения. Так, иногда говорят, что такая-то память возникла поздно, т. е. искони ее не было. Надо сказать, что хотя историческое изучение Устава очень важно и открывает многое, но когда так рассматривается богослужебная жизнь, то неизбежно возникает искушение — представить себе формирование богослужения результатом цепи каких-то случайностей, каких-то исторических совпадений. Мы не можем себе представить течение человеческой истории как результат случайного столкновения чьих-то желаний и воль. И историю формирования нашего богослужения мы никак не можем себе представить только как результат исторических совпадений. Безусловно, богослужебная жизнь Церкви не могла устроиться без руки Божией, участвующей во всем, и поэтому, какие бы исторические причины ни сопровождали это формирование, богослужение Великого поста мы должны воспринимать в целом как некую принятую нами традицию церковную, отлитую в богослужебную форму, опыт жизни церковной, в которой мы можем участвовать и которая является для нас поучением и путем.

Рассмотрим богослужение недель, т. е. воскресных дней Великого поста. Прежде всего укажем на то, что для всех воскресений Великого поста назначено совершение Литургии святого Василия Великого. Известно, что молитвы Литургии свт. Василия более продолжительны и более торжественны, чем молитвы Литургии свт. Иоанна Златоуста (впрочем, поскольку теперь они читаются тайно, мы этой разницы почти не улавливаем). Литургия Василия Великого совершается в году всего 10 раз: в 5 воскресений Великого поста, в Навечерие Рождества и Крещения Господня (или, при определенных совпадениях, в самый день Рождества и Крещения), в Великий Четверг и в Великую Субботу, и в день памяти самого Василия Великого, который совпадает с великим Господским праздником Обрезания Господня (1 января по старому стилю, 14 — по новому).

Каковы же литургические темы недель Великого поста? Первая неделя имеет название Торжество Православия. Память эта установлена в честь окончательной победы над страшной ересью, волновавшей Церковь, — иконоборчеством, — и связана с утверждением Православия в 843 году.

Надо сказать, что богослужение недель Великого поста в целом организовано по тому же принципу, что и богослужение воскресных дней подготовительного к Посту периода. Таким образом, богослужения совершаются по Октоиху и Триоди. Соединяются воскресная служба и та служба, которая находится в Триоди и содержит тексты, посвященные теме данного воскресенья. То, что мы говорили о подготовительных неделях поста, это в основном можно отнести и к неделям самого Великого поста. Так же присоединяются стихиры Триоди на Господи, воззвах, есть стихиры на литии, на стиховне. Читается канон из Триоди, и на хвалитех тоже присоединяются стихиры из Триоди, причем напомню, что стихира самогласна Триоди вытесняет такой важный текст, как евангельская стихира, которая переносится и поется отдельно перед первым часом. Кроме того, в неделю Торжества Православия перед часами или после Литургии положено особенное молебное пение, которое называется «Последование молебного пения в неделю Православия». В своем современном виде оно установлено недавно, в 1902 году, по распоряжению Святейшего Синода и содержит в себе как благодарения за благодеяния Божии, так и молитвы о том, чтобы Господь утишил шатания, разделения и расколы церковные. На православном Востоке этот чин весьма отличается от того, что принят в Русской Церкви; он более близок к древнему чину.

Что касается содержания богослужения этого дня, то оно, конечно, посвящено воспоминанию утверждения православного учения, победы над иконоборческой ересью и, кроме того, в этот день возносится благодарение Богу за установление единомыслия: «Благословен еси, Господи, единомыслие наше устроивый...». Вспомним литургийный возглас: «Возлюбим друг друга, да единомыслием испове-мы». Как перед совершением самого главного Таинства является единство веры, так и в начале Великого поста установлено такое воспоминание, в котором мы должны установление единства как-то особенно вспомнить и пережить; ведь за него пострадало столько святых людей.

Другой темой первого воскресенья, также константинопольской, отраженной в текстах Постной Триоди, является память святых пророков. Это более древняя память, чем Торжество Православия, и многие тексты, посвященные пророкам, были в свое время вытеснены текстами появившегося позднее праздника.

Вторая неделя Великого поста связана с памятью святителя Фессалоникийского Григория Паламы. Синаксарь этого дня излагает сложную и драматическую историю жизни свт. Григория и его борьбы с еретиками, насаждавшими учение, противное Православной Церкви. Не будем здесь излагать историю этих споров и суть учения свт. Григория; вспомним только, какое значение для этих споров имеет учение о Фаворском свете. В богослужебных текстах не раз появляются образы света, и даже стихи перед синаксарем, составленные Никифором Ксанфопулом, особенно обыгрывают это слово: «Света светлаго проповедника ныне воистинну велия, Источник Света к незаходимому водит Свету». А сам свт. Григорий именуется так: «Сей Божественнаго и невечерняго Света сын». А противник его — Варлаам — со свойственной богослужебной поэзии эмоциональностью называется «зверем»: «Италийский бо зверь, калабрийский Варлаам...» — так о нем сказано в синаксаре.

Более древней темой второй недели Поста, отраженной в нашей Постной Триоди, оказывается тема притчи о блудном сыне. Этой теме посвящен первый канон Триоди на утрене, а основана она на евангельском чтении данного воскресенья на Литургии, которое читалось здесь в древнем богослужении Иерусалима. Затем чтение было перенесено на одну из приготовительных к Посту недель, а тексты Триоди остались на своих прежних местах.

Говоря о литургических темах недель Великого поста, нужно сказать, что память св. Григория является самой поздней по своему возникновению. Она установлена в 1376 году по аналогии с литургической темой первой недели Великого поста. Если мы сопоставим темы этих двух воскресений, то увидим, что начало Великого поста ознаменовано памятями догматических побед Православия. Вспомним, каковы были темы подготовительных недель к Посту: притча о мытаре и фарисее, притча о блудном сыне, притча о Страшном Суде, воспоминание изгнания Адама и Евы из рая — все это должно было взбодрить, встряхнуть, побудить к посту. Начинается Пост, и начинаются праздники воскресные — победные, радостные и светлые. Очевидно, это соответствует замыслу о том, как мы должны проводить Пост, и что нам полезно вспомнить, и как нам полезно праздновать эти дни.

Третья неделя Великого поста должна быть нами рассмотрена более подробно. Название этой недели — Крестопоклонная. В этот день совершается особенное богослужение; такая служба, с изнесением Честнаго Креста и особенным поклонением ему совершается всего три раза в год. Когда мы рассматривали круг неподвижных годовых праздников, мы говорили о празднике Крестовоздвижения, 14 сентября по ст. ст., и вспоминали, что такое же изнесение и поклонение Кресту совершается в Крестопоклонную неделю.

Такое поклонение Древу Крестному было связано с древней константинопольской практикой начинать с середины Поста усиленное обучение оглашенных, которые готовились уже в ближайшую Пасху принимать Таинство Крещения. Такие оглашенные переходили в категорию просвещаемых. Именно для их поклонения в первую очередь было принято выносить Крестное Древо в Великой константинопольской Церкви.

Надо сказать, что совершенно по-особому, очень глубоко и поэтически описано установление этого праздника в синаксаре дня: третья неделя располагается посередине Великого поста (в Великом посте всего пять недель). И как же осмысливается это срединное, центральное положение? Много прекрасных образов мы встречаем в Постной Триоди. Сначала говорится о том, что это установление подобно такой картине: утомленные путники идут по трудному пути и вдруг видят дерево, которое дает тень. Они садятся в тени этого дерева и отдыхают, затем встают со свежими силами и уже легко продолжают путь: «...и яко убо юни (т. е. как молодые, свежие) бывше, прочее путь проходят. Тако и ныне в постное время и прискорбный путь и подвиг, насадися посреде от святых отец Живоносный Крест, ослабу и прохлаждение нам подаяй, благомужественны же и легки к прочему труду утрудившияся устрояя». Древо крестное уподобляется простому древу. Говорится о том, что мы вспоминаем страдания Христовы и с большим усердием и бодростью подвергаем себя добровольным ограничениям и лишениям. Говорится о том, что этот праздник подобен тому, как царь, который хочет прийти куда-то, высылает свой скипетр; так и Христос вперед поставляет для поклонения Древо. Говорится о том, что Четыредесятница подобна горькому источнику, который Израиль нашел в пустыне, и в который Моисей вложил древо, и вода стала пригодной для питья. Так и воспоминание Древа Крестного услаждает нам горькое воздержание Четыредесятницы. Вспоминается Древо Жизни, насажденное посреди рая; так и посреди Поста утверждено Древо Крестное. Вот сколько прекрасных и вдохновенных образов содержится в синаксаре.

Как же устроено само богослужение? Здесь надо вспомнить службу, которую мы на практике почти не знаем, но о которой все-таки раньше говорили, — малую вечерню. По Уставу положено после совершения малой вечерни Крест, уже уготованный и украшенный, перенести с жертвенника на Престол при пении тропаря и кондака праздника. И перед Престолом поставить зажженную свечу. Дальше богослужение идет своим чередом; соединяются воскресная служба Октоиха и служба по Триоди. В том месте, когда у нас поются полиелейные псалмы Хвалите Имя Господне, по Уставу должны петься Непорочны — 17-я кафизма. В это воскресенье мы не видим того, чтобы священнослужители вышли на середину храма во время пения полиелея, а только совершается полное каждение при пении тропарей Ангельский собор удивися. Нет привычного елеопомазания (кстати, никакого елеопомазания на воскресном бдении Устав не предусматривает). В этот день, как и на самый праздник Крестовоздвижения, мы являемся свидетелями отчасти удержанного древнего, уставного чина совершения богослужения.

На воскресном бдении Евангелие не должно читаться на середине храма; оно всегда должно читаться в алтаре. Лишь потом, во время чтения 50-го псалма, оно должно износиться на середину храма, священник должен держать его, согласно указанию Типикона, на персех, и братия должна по двое подходить и целовать Евангелие. У нас все это происходит по-другому. А вот в этот день Евангелие читается так, как должно быть по Уставу, древний чин в этот день удержан. Наконец, когда приходит время пения Трисвятого, в конце великого славословия, то старший священник, держа Крест на главе, исходит через северные врата в сопровождении других священнослужителей, свещеносцев, дьяконов и, стоя в Царских вратах, возглашает: «Премудрость, прости». Здесь трижды поется тропарь Кресту Спаси, Господи, люди Твоя. Крест полагается на середине храма и совершается особенное поклонение Кресту. Сначала поется тропарь 6-го гласа: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Потом все находящиеся в храме должны подойти и поклониться Кресту при пении особенных стихир: «Приидите, вернии, Животворящему Древу поклонимся...» и пр.

И затем поются те стихиры, которые мы слышали на Крестовоздвижение. В этот день нам заранее является то, что мы услышим на Страстной, особенно торжественные и значительные стихиры, которые еще раз нас ставят перед тайной Креста. Так говорится в стихирах: «Днесь Владыка твари, и Господь славы, на Кресте пригвождается и в ребра прободается, желчи и оцта вкушает, Сладость Церковная, венцем от терния облагается, покрываяй небо облаки, одеждею облачится поругания, и заушается бренною рукою, рукою создавый человека. По плещема биен бывает, одеваяй небо облаки, заплевания и раны приемлет, поношения и заушения. И вся терпит мене ради осужденнаго, Избавитель мой и Бог, да спасет мя от прелести, яко Благоутробен». Так является несоединимость величия Божия и того уничижения, которое мы видим. После поклонения Кресту воскресная всенощная кончается обычным порядком: ектеньи и отпуст.

Надо сказать, что счет седмиц и недель Великого поста осуществляется необычным образом. Обычно неделя — воскресный день — начинает седмицу. Так, например, глас начинается в неделю и действует всю седмицу. А в Великом посту считается иначе. Сначала проходит первая седмица, а потом бывает первая неделя, т. е. первое воскресенье. Проходит вторая седмица, потом бывает вторая неделя. Т. е. счет недель и седмиц идет иначе, чем в обычное время. Однако нельзя сказать, что обычная логика строения седмицы не действует в Великом посту. Воскресная литургическая память, конечно же, всегда имеет влияние на ход последующей седмицы. Например, на Крестопоклонной это отчетливо заметно. Надо сказать, что такое двойственное положение воскресений, возможно, связано с положением первого дня Пасхи, к которому ведет вся Страстная и за которым следует Светлая седмица, составляющая с днем Пасхи неразрывное единство.

Как же устроено богослужение четвертой седмицы Великого поста? На этой седмице выделены особенные дни для поклонения Кресту — понедельник, среда и пятница. В понедельник и в среду на первом часе, который совершается, как и обычно, после утрени, а в пятницу на изобразительных установлено поклонение Кресту, такое же, как и на утрене недели. Вместо стихов часа «Стопы мои направи по словеси Твоему...», а в пятницу — после молитвы Всесвятая Троице поются, так же как и в саму неделю, трижды Кресту Твоему покланяемся, Владыко и те же стихиры, которые пелись на воскресном всенощном бдении. Все молящиеся должны вновь и вновь участвовать в поклонении Кресту, т. е. чин поклонения Кресту повторяется еще три раза на этой седмице.

Евангельское чтение на Литургии третьей недели Поста, которое читалось в древнеиерусалимском богослужении, — это притча из Евангелия от Луки о мытаре и фарисее. Впоследствии, когда сменились евангельские чтения, данная притча стала читаться на Литургии первой приготовительной недели к Великому посту. В службе Крестопоклонной недели в Триоди почти ничего не осталось от древней темы притчи о мытаре и фарисее, одна лишь самогласная стихира на хвалитех — в конце утрени.

Темы двух последних недель Великого поста более связаны с постным подвигом, чем радостные и торжественные воспоминания двух первых недель. Но что касается времени их возникновения, оно не слишком раннее. Установление четвертой недели Великого поста, которая связана с памятью прп. Иоанна Ле-ствичника, относится к XIV веку, а пятая неделя Великого поста, связанная с воспоминанием прп. Марии Египетской, известна с XI века. Но для нас логично и дорого то, что в конце Великого поста вспоминаются двое святых, преподобных, один из которых своими писаниями, а другая житием особенно ярко являют нам суть постного подвига и научают ему.

Древние иерусалимские евангельские чтения этих недель тоже оставили заметный след в службе Постной Триоди. Именно этим чтениям посвящены, например, первые каноны на утрене данных воскресений. Это притчи Господни из Евангелия от Луки: о милосердном самарянине в четвертое воскресенье и о богаче и Лазаре — в пятое.

Устроение богослужения подобно предыдущим неделям Великого поста. Отдельно об этом говорить не будем. Однако хотелось бы привести стихи, относящиеся к неделе Иоанна Лествичника. Стихи предшествуют синаксарю каждого дня, они всегда полны парадоксов. Говорится о том, что Иоанн Лествичник, пока жил, был мертв для мира, для страстной жизни, а теперь он умер, но он жив в своем учении: «Иже плотию и живый, мертв сый Иоанн, вечно живет, и мертв явлься бездыханный. Списание оставль лествицу восхождения». Вспоминается его писание — Лествица. Прославляя память прп. Марии Египетской, Церковь сначала показывает глубину падения в ее жизни, а затем — на какую высоту возводит покаяние. Так говорится в кондаке прп. Марии: «Блудами первее преисполнена всяческими, Христова невеста днесь покаянием явися, ангельское жительство подражающи, демоны Креста оружием погубляет. Сего ради Царствия невеста явилася еси, Марие преславная».

Надо сказать, что относительно недель и суббот Великого поста существует некоторое предположение. Достаточно рано, еще в IV веке, Лаодикийским Собором было запрещено совершение полной Литургии в будние дни святой Четыредесят-ницы. Полная Литургия уже тогда совершалась только в субботы и в воскресенья Великого поста. Видимо, в связи с тем, что не совершалась полная Литургия, памяти святых, случавшиеся в будние дни Великого поста, принято было переносить на субботы и недели Великого поста, потому что никакое празднование не может быть полным без совершения Литургии. Так, память прп. Марии, календарная, закрепленная в Месяцеслове, и прп. Иоанна Лествичника относятся к периоду Великого поста, и то, что они перенесены на недели Великого поста, скорее всего является следом древней практики.

Также относительно установления празднования в Крестопоклонную неделю есть предположение, что это связано с историческим праздником — перенесения части древа Крестного, подножия Креста. Таким образом, здесь видны следы логики древнего устроения богослужения, которая для нас сейчас уже непонятна. Мы как раз в будние дни святой Четыредесятницы празднуем памяти святых, у нас есть служение по Минее. Но установление особенных праздников в субботы и в воскресенья являют нам древнюю церковную логику устроения богослужения. Очевидно, как раз по этой причине первая суббота Великого поста посвящена памяти святого великомученика Феодора Тирона. Всем известна история установления этого праздника, она и в Триоди приводится. Великомученик Феодор явился во сне епископу некоторого города и посоветовал ему, как избежать осквернения от вкушения идоложертвенной пищи, которую император велел продавать на торжищах, и всем христианам велел вкушать особенную пищу, которую мы и сейчас в этот день освящаем, — коливо — пшеницу с фруктами. Возможно, эта память перенесена в подвижный круг праздников из неподвижного, чтобы такого чтимого в древности на православном Востоке мученика всегда можно было прославлять торжественно, в первую субботу святой Четыредесятницы.

Какое богослужение назначено на субботы Великого поста?

Первая из них посвящена вмч. Феодору Тирону. Наша приходская жизнь сейчас так устроена, что во многих храмах утреня совершается вечером, а вечерня — утром. Как же творится память великомученика Феодора Тирона? На первой седмице Великого поста в пятницу утром (в четверг вечером совершалось великое повечерие и читался канон прп. Андрея Критского) мы, придя в храм, застаем такое богослужение, которое никаким Уставом в таком соединении не предусмотрено. Конечно, никогда не бывает столько служб подряд, должен быть обязательно расход по кельям. Но поскольку наши кельи очень далеко от храма, мы вынуждены все совершать подряд: сначала утреня, первый, третий, шестой и девятый часы, чин изобразительных, потом совершается вечерня с Литургией Преждеосвященных Даров. И вот, уже на вечерне, которая совершается в пятницу первой недели Великого поста, начинается празднование памяти великомученика Феодора Тирона. Как мы помним, богослужебный день начинается с вечера. И хотя вечерня у нас перенесена на утро, но все равно она относится к субботе. Поэтому уже на этой вечерне поются стихиры святого великомученика Феодора Тирона. После этой вечерни положено особенное молебное пение. Еще не кончена Божественная литургия, еще не было отпуста, а священнослужители выходят из алтаря и на середине храма или на солее совершают молебное пение великомученику Феодору. Затем — освящение кол ива, в воспоминание того события, о котором мы говорили. А если мы придем в храм в пятницу вечером, то застанем утреню. На этой утрене поется Бог Господь, и вся служба совершается по Триоди, празднуется память св. вмч. Феодора Тирона. Литургия в первую субботу Великого поста служится по чину свт. Иоанна Златоуста.

2-я, 3-я и 4-я субботы Великого поста относятся к одному типу богослужений. Суббота — особенный богослужебный день, она не похожа на другие дни седмицы. Мы помним также, что субботний день имеет две литургические темы: память всех святых и поминовение усопших; богослужение Октоиха содержит в себе тексты на ту и на другую тему. Для богослужения субботы предусмотрено два типа совершения службы. Один тип совершения службы: «Аще поется Бог Господь», тогда служба совершается по Октоиху и Минее. Второй тип службы, когда на утрене поется не Бог Господь, а Аллилуия. В самом устроении богослужения субботы заложена возможность совершать заупокойную службу, и тогда на утрене должно петься Аллилуия. В этом случае из Октоиха исполняются тексты, которые посвящены молитве за усопших или таинству смерти.

Скоро мы будем говорить о двух главных субботах года — субботе Лазаревой и Преблагословенной — Великой Субботе. И, конечно, все субботы года связаны с этими двумя. Почему суббота — такой особенный день? Потому что устроение христианской жизни по Новому Завету не отменило вполне ветхозаветной заповеди, и хотя главным, конечно, стало воскресенье, но в богослужении суббота осталась как день особенный. В Великую Субботу мы услышим, что это суббота Преблагословенная, «день, воньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий», — Бог почил на седьмой день после сотворения мира, поэтому суббота в богослужении постоянно памятуется как день упокоения.

2-я, 3-я, 4-я субботы Великого поста как раз и являются теми субботами, когда на утрене поется Аллилуия. Они немного отличаются от тех суббот, в которые поется Аллилуия в другое время года. В эти дни богослужение устроено особенно сложно, оно совершается по Триоди, Октоиху и Минее. На утрене поется тропарь «Апосто-ли, мученицы и пророцы, святителие, преподобнии и праведнии, добре подвиг совершивший...», второй тропарь начинается словами «Помяни, Господи, яко благ...». Затем читаются 16-я и 17-я кафизмы, поются тропари по Непорочнех заупокойные: «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим», «Святых лик обрете Источник Жизни и дверь райскую» и т. д. Эти тропари нам знакомы по отпеванию, по панихиде. Важно, что эти субботы Великого поста не такие, как суббота мясопустная и суббота Троицкая, которые суть Вселенские родительские субботы, на них поминают всех от века усопших православных христиан, а эти — малые родительские заупокойные субботы, их богослужение не столь торжественное.

Совсем не такова последняя суббота Великого поста, суббота 5-й седмицы. Она имеет название Суббота Акафиста, или Похвала Пресвятой Богородицы. Богослужение этого дня действительно не похоже ни на одно другое. Относительно причин установления этого праздника нужно сказать несколько слов. В синаксаре этого дня отмечено, что празднование установлено в честь неоднократного избавления Константинополя от нашествий и арабов, и персов, и даже россов по молитвам Пресвятой Богородицы, Которая всегда считалась заступницей, особой покровительницей Константинополя. Однако строение и содержание богослужения связано не только с военными победами. Очень много текстов в содержании богослужения посвящено Благовещению Пресвятой Богородицы. В субботу Акафиста читается Акафист Божией Матери, основная тема которого — Благовещение Пресвятой Богородицы и Воплощение Сына Божия. Здесь нет противоречия, потому что Благовещение в древности мыслилось как Господский праздник, как день Воплощения. Есть предположение, что установление празднования субботы 5-й седмицы также в какой-то мере связано с переносом неподвижных праздников на подвижные дни. Разрешения совершать полную Литургию в день Благовещения Лаодикийский Собор (IV век) не предусматривал, такое разрешение относится лишь к концу VII века. Возможно, установление этого праздника связано с тем, что праздник Благовещения переносился на воскресенье, а Суббота Акафиста являлась своего рода предпразднством. Но, конечно, заступничество Божией Матери и неоднократные чудесные избавления способствовали тому, что это празднование сохранялось и становилось все более торжественным.

Как же устроено богослужение этого дня? В пятницу вечером у нас на приходах совершается утреня субботы 5-й седмицы Великого поста. На утрене поется Бог Господь и затем — особый тропарь этого дня. Указано петь его «косно», т. е. медленно, не спеша:

«Повеленное тайно прием в разуме, в крове Иосифове тщанием предста Бесплотный, глаголя Неискусобрачней: Приклонивый схождением небеса, вмещается неизменно весь в Тя. Егоже и видя в ложеснах Твоих, приемша рабий зрак, ужасаюся звати Тебе: Радуйся, Невесто Неневестная».

Говорится о событии Благовещения Пресвятой Богородицы. Затем читается 16-я кафизма, малая ектенья, после этого обычно должны быть седальны. Богослужение этого дня устроено так, что в тех местах, где на обычных службах положены седальны, поется Акафист, т. е. пение неседальное, во время которого нельзя сидеть. Таким образом, после 16-й кафизмы и малой ектеньи начинается пение Акафиста. О построении Акафиста сказано в Уставе так: «Тииже икосы суть по алфавиту, сиесть 24, и глаголятся от иерея во святом алтаре» — во святом алтаре полагается читать Акафист Пресвятой Богородице. У нас давно уже установилась практика, что для чтения его священнослужители выходят на середину храма.

Акафист состоит из 24 строф (12 кондаков и 12 икосов). Он разделен на 4 части. После 16-й кафизмы поется лишь 1/4 часть Акафиста — 3 кондака и 3 икоса. Начинается пением начального кондака Акафиста «Взбранной Воеводе победительная», так сказано в Уставе: «И поем кондак насреди, — т. е. на середине храма, — со сладкопением, косно» — т. е. на витиеватую, красивую мелодию и медленно. Затем — 3 икоса и 3 кондака, снова поется Взбранной Воеводе, и священнослужители уходят обратно в алтарь. Затем читается 17-я кафизма, потом малая ектенья. Снова отверзаются Царские Врата, священнослужители выходят на середину храма, опять поется Взбранной Воеводе, 3 кондака и 3 икоса. И снова Взбранной Воеводе, и священнослужители уходят в алтарь. Затем после третьей песни канона точно такой же выход и после 6-й песни канона четвертая четверть Акафиста в обрамлении Взбранной Воеводе. После чтения канона следует праздничное окончание утрени.

Пение Акафистов стало для нас уже привычной частью богослужебной жизни. Совершаются и утрени с пением Акафистов, и молебны с пением Акафистов. Однако в Уставе мы имеем всего один пример пения Акафиста. Это единственный предусмотренный Уставом Акафист, единственная уставная форма соединения обычной службы с Акафистом. День Акафиста становится совершенно незабываемым праздником, настолько торжественна и прекрасна Похвала Пресвятой Богородице. С красотой этой службы просто нечего сравнить.

Напоследок мы должны упомянуть еще об одном дне св. Четыредесятницы, который не является ни неделей, ни субботой. Однако мимо него нельзя пройти. Это четверг 5-й седмицы Великого поста, который имеет еще одно название: стояние преподобной Марии Египетской. В этот день полностью читается Великий канон прп. Андрея Критского. На первой седмице канон прп. Андрея Критского делился на четыре части и читался в течение четырех дней на великом повечерии, а на 5-ой седмице он читается весь целиком за один раз, на утрене. В этом можно усмотреть определенный смысл. На 1-й седмице чтение канона постепенно вводит нас в великопостное богослужение. В конце Поста еще раз повторяется чтение этого канона, но тогда, когда можно еще что-то успеть, впереди еще одна седмица. Синаксарь этого дня является хвалебной песнью Великому канону Андрея Критского. Этот канон «поущает убо всякую душу еликим убо благим повести ревновати», — т. е. каким хорошим примерам нужно подражать, «еликих же злых отбегати, и присно к Богу востекати покаянием, слезами и исповеданием, и иным яве благоугождением». И еще говорятся такие неожиданные слова: «Обаче толико есть широкий и сладкогласный, — т. е. большой и красивый, — яко и саму жесточайшую душу доволен умягчити», — может смягчить самое окамененное сердце, — «и к бодрости благой воздвигнути, аще точию с сокрушенным сердцем и вниманием подобным поется» — если только канон внимательно и с пониманием исполняется. «Учинишася же и в настоящий день петися и прочитатися сицевыя ради вины» — почему, по какой причине в такой день читается? — «понеже бо к концу приближается святая Четыредесятница, да не человецы лениви бывше к духовным подвигом, небрежно забудутся, и еже целомудрствовати единою во всех престанут», т. е. еще одно напоследок взбодрение и побуждение к посту.

Кратко об устроении службы. Надо сказать, что влияние этого канона на службу ощущается еще в среду утром, когда на приходах совершается вечерня и на ней Литургия Преждеосвященных Даров. Обычно на вечерне, на которой совершается Литургия Преждеосвященных Даров, положено петь 10 стихир на Господи, воззвах. А этот день является уникальным. В этот день положено сначала спеть 6 стихир из Триоди — как обычно на Литургии Преждеосвященных, а потом положены еще

24 стихиры, которые приписываются прп. Андрею Критскому. Они по своему содержанию замечательны и имеют повторяющийся конец, рефрен: «Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя». Вспоминаются различные евангельские притчи, образы, и к каждому тексту присоединяется этот припев. «Все житие мое со блудницами и мытарями изжися, убо возмогу ли поне в старости покаятися», — т. е. успею ли я покаяться в старости, — «о нихже согреших; Содетелю всех и Врачу недугующих, Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».

«Тяжестию небрежения содержим есмь, в тине валяюся, стрелою устрелен Велиара, и оскверняю мое еже по образу; Обратителю недугующих и Избавителю прегрешивших, Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».

«Сын блудный бых, расточивый богатство, гладом ныне истаяваю, под кров Твой прибегаю, якоже онаго приими мя, Отче Благий, и причастника трапезы спо-доби, еже вопити Тебе: Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».

«Руку мне простри, яко Петрови, и возведи из глубины, Боже, благодать и милость ми подаждь, молитвами всенепорочныя Матере, Тебе рождшия безсеменно, и святых Твоих всех; Господи, прежде даже до конца не погибну, спаси мя».

Наконец, приходит время совершать утреню так, как и положено в будние дни Великого поста: читается двупсалмие, шестопсалмие, поется Аллилуия, потом — уже знакомые нам тропари Троичны, или песни Троичны. Затем после чтения кафизмы и седальна читается первая половина жития прп. Марии Египетской. В этот день мы имеем уникальный случай, когда в нашем богослужении сохранено чтение, положенное по Уставу. Как мы помним, за богослужением полагаются назидательные чтения (так, на воскресном бдении их 7), когда все садятся и слушают или житие, или Пролог, или святоотеческое поучение, или толкование на Евангелие. Обычно мы не имеем возможности почувствовать учительное значение нашего богослужения, а в этот день имеем. Читается первая часть жития прп. Марии Египетской, затем 50-й псалом, и начинается пение Великого канона прп. Андрея Критского, всего целиком. Напомним, что в нем есть вторая песнь — это по-настоящему полный канон. Устав велит петь его «косно и с сокрушенным сердцем и гласом» — т. е. сердце должно быть в сокрушении и голос тоже. После третьей песни читается седален и вторая половина жития прп. Марии Египетской.

К пению канона есть такое указание: на каждый тропарь, т. е. на каждую строфу канона, нужно положить три поклона: «...и творим метания три». Это, конечно, невместимые для нас телесные подвиги. После этого предписано богослужение совершать «поскору, труда ради бденного». В следующий день всегда совершается Литургия Преждеосвященных Даров. Эта Литургия совершается во все седмицы в среду и пятницу, и в любой день всех седмиц, если случится память 40 мучеников, Обретение главы Иоанна Предтечи или храмовый святой. Дополним этот список еще четвергом 5-й седмицы Великого поста, когда также положена Литургия Преждеосвященных Даров. Перед ней все службы нужно совершить поскору «труда ради бденного»; тропари не поются, а читаются, Блаженны тоже читаются. Такое ослабление в Уставе допускается, потому что на утрене читали Великий канон с великим множеством поклонов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >