Деятельность партий в годы революционного подъема

Объективные и субъективные факторы социально-политической жизни в России привели к новому революционному подъему. В 1910 г. началось оживление рабочего движения, демократических групп студенчества, легальных профсоюзов и кооперативных обществ. В 1913 г. в Красноярске было создано потребительское кооперативное общество «Самодеятельность», численность которого к январю 1914 г. составила около 600 чел. Оно под руководством местного отделения РСДРП, в том числе А. Байкалова, Н. Мещерякова, издавало журнал «Самодеятельность», пользовалось влиянием среди рабочих, инициировало забастовки[1].

Похороны русского писателя Л. Н. Толстого, резко критиковавшего репрессии, применение смертной казни, приобрели характер крупной антиправительственной манифестации. К 1912 г. в забастовочном движении участвовали 1,5 млн рабочих. Абсолютное большинство из них выступало с политическими требованиями.

Кульминацией политических событий стал 1912 г. Весной царские войска расстреляли рабочих золотых приисков на р. Лене (Восточная Сибирь), что вызвало массовый протест по всей стране. Необходимо отметить, что в Сибири были чрезвычайно тяжелые условия жизни и труда рабочих. В среднем на предприятиях норма эксплуатации составляла 130 %, что было больше в среднем по промышленности европейской России и ближе к показателям США в это же время. Это было связано с изолированностью предприятий горных отраслей от внешнего мира, большими расстояниями. Преобладала оплата продуктами, товарами, покосами и т. д., что составляло в 1916 г. почти 53 %.

Осенью прошли выборы в IV Государственную думу. В ее составе из 442 депутатов 185 были представителями правых партий, 9 - октябристов, 48 - прогрессистов, 59 - кадетов, 14 - социал-демократов. В ходе выборов большевики победили в 6 из 9 рабочих курий.

В новых условиях социал-демократы стали расширять свою работу в массах. С мая 1912 г. начала выходить газета «Правда». Укреплялись связи РСДРП с профсоюзами, ее представители успешно использовали трибуну IV Государственной думы. Тактика большевиков состояла в широком использовании легальных и нелегальных форм политической борьбы против царизма. Меньшевики продолжали линию на конфронтацию с ними и сотрудничество в Государственной думе с кадетами, считая, что только установление союза с либеральной буржуазией может создать благоприятные условия для борьбы за демократию. Кадетам эта линия импонировала. Не случайно П. Н. Милюков, говоря однажды о врагах своей партии «слева», т. е. о социал-демократах, особо отметил, «что в лице г. Плеханова мы имеем дело не с врагом, а с другом...», и когда в рабочем движении победит его точка зрения, «мы скажем спокойно и решительно:

39

у нас нет врагов налево» .

Те из лидеров меньшевиков, кто стоял на позициях ликвидаторства, еще в 1910 г. предприняли попытку создать новую легальную рабочую партию. Однако это сделать не удалось. До 1917 г. меньшевики не имели своего ЦК. На августовском (1912 г.) совещании меньшевики-центристы в качестве временного руководящего органа избрали Организационный комитет (ОК) во главе с П. Б. Аксельродом.

В этот период меньшевики стали терять свое влияние среди высококвалифицированных рабочих, утратив руководство в наиболее крупном профсоюзе Петербурга - Союзе металлистов. Наибольшее распространение среди рабочих получила газета большевиков «Правда», а не «Луч» - газета меньшевиков. Следовательно, рабочие предпочли понятные им лозунги ликвидации несправедливости, а не туманные представления о будущем.

В партии эсеров продолжался организационный кризис. Местные организации разваливались. Не было достаточной связи с массами. Из партии выходила интеллигенция. Обострились идейно-теоретические разногласия в результате разрушения крестьянской общины в связи с реализацией аграрной реформы П. А. Столыпина. Эти факторы усиливали ликвидаторские тенденции.

Подъем рабочего движения оказал свое воздействие и на эволюцию буржуазных партий. В их рядах тоже произошли изменения. Особенно заметно это проявилось у октябристов. Фракция этой партии в IV Думе раскололась на три части. Каждая из них вырабатывала свою политическую линию.

В ноябре 1912 г. организационно оформилась партия прогрессистов. Была принята ее программа и разработана тактика. Она выступала за конституционно-монархический государственный строй, расширение прав Государственной думы и ответственность министров перед ней. Появление этой партии было шагом к объединению всех либеральных сил страны. Инициатива в партии принадлежала молодому поколению российских ка-

  • 1
  • 39 Басманов М. И., Гусев К. В., Полушкина В. А. Сотрудничество и борьба. С. 102.

питалистов. Прогрессисты способствовали процессу политической консолидации деловых кругов крупной буржуазии. Так, красноярские прогрессисты объединились в легальную организацию «Общество обывателей и изобретателей г. Красноярска», куда вошло 172 чел., большинство которых были кадетами. Из 56 гласных, избранных в городскую думу в 1909 г., 38 являлись прогрессистами или их сторонниками.

Новый революционный подъем вызвал крайнюю тревогу в стане монархических партий. Придерживаясь своей прежней линии преследования евреев и социалистов, они теперь сделали упор на разжигание шовинизма по отношению к «инородцам вообще», всячески обостряя и без того напряженный национальный вопрос. Вольно или невольно на их мельницу националистической вражды лили воду сторонники национальнокультурной автономии, считавшие возможным решение проблемы отдельных народов России вне общих политических и социально-экономических процессов, протекавших в стране. Эту аналогичную в той конкретноисторической обстановке точку зрения разделяли не только буржуазные и мелкобуржуазные националисты Украины, Прибалтики и Закавказья, но даже отдельные большевики. Поэтому В. И. Ленин, интернационалистское ядро РСДРП боролись и против монархистов, и против сторонников национально-культурной автономии, разъясняя, что право наций на самоопределение вовсе не означает необходимость его немедленной практической реализации.

  • [1] Красноярск: этапы исторического пути. С. 252, 253. 2 Зиновьев В. П. Индустриальные кадры старой Сибири. Томск, 2007. 3 Калиничев Ф. И. Государственная дума в России. С. 489.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >