ФОРМИРОВАНИЕ ОДНОПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В СССР

Приход к власти большевиков

Февральская революция разрешила вопрос о власти необычно для всех политических партий России, составлявших вместе с национальными партиями соответствующей ориентации и массовыми самодеятельными организациями (профсоюзными, молодежными, женскими, культурно-просветительными и пр.) только что зарождавшиеся демократические структуры общественной и государственной жизни. Большевики первыми сделали исторический выбор. В результате вооруженного восстания, решений II съезда Советов они пришли к власти, стали правящей партией и тем самым определили отведенное им историей место в политической системе российского общества. Значит ли это, что большевики заранее и бескомпромиссно программировали однопартийную власть и ликвидацию противостоящих им политических партий? Нет, не значит. Изучение документов убедительно показывает, что В. И. Ленин и его соратники вообще никогда не увязывали подготовку и свершение революции с однопартийностью или многопартийностью. Они разрабатывали и применяли свою тактику по отношению к другим партиям в зависимости от логики их действий и конкретно-исторической ситуации.

Способность большевиков идти в интересах революции на компромиссы ярко проявилась на II съезде Советов вечером 25 октября (7 ноября), т. е. еще до победы вооруженного восстания в Петрограде и взятия Зимнего дворца. В ответ на предложение Ю. О. Мартова избрать делегацию для переговоров со всеми социалистическими партиями об организации единой демократической власти А. В. Луначарский заявил от имени большевистской фракции полное с ним согласие. Председательствующий на съезде Л. Б. Каменев тут же поставил предложение на голосование, и оно было единогласно принято под бурные аплодисменты зала. Это связано с тем обстоятельством, что 505 депутатов заявили о том, что прибыли для поддержки перехода «всей власти к Советам». Появилась реальная возможность образования на съезде однородного социалистического правительства. Однако этот исторический шанс использовать не удалось по вине, прежде всего, меньшевиков Я. Хараша, Г. Кучина, Л. Хинчука, правого эсера М. Гендельмана, бундовцев Р. Абрамовича и Г. Эрлиха, которые обвинили большевиков в заговоре и призвали своих сторонников покинуть

1

Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. М.-Л., 1928. С. 107, 162.

съезд[1]. Всего со съезда ушли около 70 делегатов из 673. Не имея альтернативы, но располагая на съезде абсолютным преимуществом, большевики сформировали в такой обстановке однопартийное правительство (Временный Совет народных комиссаров) во главе с В. И. Лениным. Это вызвало новую волну антибольшевистской критики со стороны всех противостоящих им сил: кадетов, народных социалистов, меньшевиков, правых эсеров и т. д.

Г. В. Плеханов 28 октября (10 ноября) обратился через газету «Единство» с открытым письмом к петроградским рабочим. В нем он предостерег от печальных для страны последствий, «если сознательные элементы рабочего класса не выскажутся твердо и решительно против политики захвата власти одним классом или, - того хуже, - одной партией». По мнению Плеханова, «власть должна опираться на коалицию всех живых сил страны, то есть на все классы и слои, которые не заинтересованы в восстановлении старого порядка». Меньшевики оценивали октябрьские события как удар в спину революции. Ю. О. Мартов на Чрезвычайном съезде РСДРП (Объединенной) в декабре 1917 г. назвал их «продуктом предыдущего хода общественного развития».

Резко возросла угроза развязывания гражданской войны со стороны буржуазных партий. В частности, в тот же день, 28 октября, в Петрограде состоялось экстренное заседание ЦК партии кадетов, обсуждавшее вопрос об отношении к новой власти и объявившее ей войну. Кадеты перешли на нелегальное положение, а три наиболее видных лидера (В. Д. Набоков, С. В. Панина и В. А. Оболенский) вошли в состав Комитета спасения родины и революции, который с помощью иностранных держав приступил к подготовке антисоветских вооруженных выступлений. Поэтому 2(15) ноября ЦК РСДРП(б) вновь подтвердил готовность образовать вместе с меньшевиками и левыми эсерами коалиционное правительство и подчеркнул, «что, следовательно, абсолютно ложны речи, будто большевики ни с кем не хотят разделить власть». «Напротив, - отмечалось далее в документе, - ЦК заявляет, что земельный закон нашего правительства, целиком списанный с эсеровского наказа, доказал на деле полную и искреннейшую готовность большевиков осуществлять коалицию с огромным большинством населения России».

Левые эсеры сначала тоже отказались от сотрудничества, однако в конце ноября 1917 г. согласились на создание правительственного блока.

Образовалась двухпартийная система советской власти, где левые эсеры имели треть портфелей, играя в Совете народных комиссаров (СНК) РСФСР своего рода роль оппозиции, одновременно поддерживая, правда, основные мероприятия большевиков. Двухпартийное правительство просуществовало недолго (до заключения Брестского мира с Германией в марте 1918 г.).

ВЦИК РСФСР, избранный на II Всероссийском съезде Советов в качестве верховного законодательного, распорядительного и контролирующего органа, состоял из 226 депутатов, из которых лишь 105 являлись большевиками, 80 мест принадлежало левым эсерам, остальные - меньшевикам и «объединенным социал-демократам», эсерам-максималистам, анархистам, народным социалистам, беспартийным и т. д. А во многих местных Советах левые эсеры составляли до 50 %. То есть и в сфере государственной деятельности имелись определенные социально-политические условия для сотрудничества различных политических сил на основе многопартийности. Но и этот исторический шанс реализовать не удалось. История распорядилась по-иному: уже к середине 1920-х гг. в СССР стала существовать одна партия - большевиков.

  • [1] Деятели СССР и революционного движения России : энцикл. слов. М., 1989. С. 747. 2 Плеханов Г. В. Открытое письмо к петроградским рабочим // Вопр. истории. 1989. № 12. С. 105, 106. 3 Цит. по кн. : Политические партии России в контексте ее истории : учеб, пособие. Ростов н/Д, 1998. С. 171. 4 Ленин В. И. Резолюция ЦК РСДРП(б) по вопросу об оппозиции внутри ЦК 2(15) ноября 1917 г. // Поли. собр. соч. Т. 35. С. 45, 46.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >