ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Ничто не заслуживает большего уважения, чем здравый смысл и способность безошибочно распознавать истину и ложь.

А. Арно, П. Николь

Волна литературы на тему «Как писать...», «How to Write...», давно поднявшаяся в ученом мире, достигла России. Проблема найти в печатном слове методические рекомендации по подготовке докладов, дипломных работ, диссертаций на наших глазах превращается в проблему не утонуть в половодье чужих соображений и советов.

В этом многообразии мы постарались найти свою нишу — логический (или, шире, логико-методологический) аспект работы над диссертацией. Современная лингвистика склоняется к выводу о глубинной абстрактной логической структуре текста. Если это верно вообще, то это верно «в квадрате» относительно научных текстов, одна из особенностей которых — «подверженность унификации, стандартизации и формализации»[1]. Продолжая наметившуюся прогрессию, заметим, что сказанное верно «в кубе» относительно текстов квалификационных, расцениваемых как комплекс аргументов, в силу которых решается вопрос об официальном статусе автора. Именно такова диссертация, и давайте исходить из того, что ее смысловая и композиционная цельность достигается намерениями исследователя, единством частнонаучной методологии и сосредоточенностью на анализе избранного объекта не самими по себе, а под эгидой логического нормирования познавательной деятельности.

Между тем далеко не все диссертанты владеют системой логико-методологических операций и критериев, а потому, опираясь на стихийно накопленные, но не осознанные и критически не испытанные рецепты, оказываются у развилки двух дорог. Ступающие на первую выстраивают логические очертания квалификационных текстов на собственный страх и риск. Сворачивающие на вторую воспроизводят те образцы и приемы, которые удается вычленить из ранее защищенных диссертаций и авторефератов по родственной тематике. При этом вопрос о доброкачественности прецедентов обычно предполагается решенным положительно ввиду того, что данные диссертации были защищены. Ясно, что ни первый, ни второй пути, ни попытки их скомбинировать не служат надежной страховкой от неудачи: упражнения, не просветленные теорией, с одинаковым успехом закрепляют как правильное, так и ошибочное (Ф. Бэкон). Поэтому нередко логические дефекты не устраняются, а тиражируются в новых диссертациях, логико-методологическая аморфность которых подвергается критике со стороны Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

Шатко рассуждать и сознавать шаткость рассуждений — вещи разные. «Мы охотнее признаем свои ошибки в поведении, нежели в мышлении», — тонко подметил И. Гёте, и тем, кто признает их неохотно, курс логики предлагать трудно. Определенная часть оставшихся вышла или вот-вот выйдет на ведущую к искомой ученой степени финишную прямую[2]. Они столкнулись с задачей обращения результатов своих исследований в рукописи диссертаций и авторефератов. Как правильно охарактеризовать актуальность избранной темы и степень ее разработанности? Как компактно и вместе с тем емко сформулировать полученные научные результаты и показать их значимость? Как и какие именно понятия определять? По каким стандартам писать введение и заключение? Как построить оптимальную композицию диссертации? Как обосновать ее центральные идеи? Как увязать этическую сторону научной полемики с принципом объективности? Настоящее пособие предназначено тем диссертантам, кто, во-первых, вместе с автором считает названные и подобные им вопросы насущными и нетривиальными, во-вторых, готов допустить, хотя бы в порядке рабочей гипотезы, что ключом к их успешному решению служит синтез научного профессионализма, творческих качеств и логических умений.

Чтобы помочь этим умениям сложиться, автор разработал и предлагает на страницах пособия вариант практической логики диссертации (ПЛД) — опирающийся на формально-логическую теорию комплекс правил и приемов разрешения типичных проблемных познавательных ситуаций диссертационной работы. И хотя мы отталкиваемся от результатов, полученных в данном направлении ранее[3], нам неизвестно, чтобы кто-то еще разработал и предложил столь детализированную и интегрированную версию практической логики, ориентированную на потребности соискателей ученой степени.

Написанием текста, одобренного научным руководителем, процесс защиты не заканчивается. В известном смысле он только начинается, и «момент истины» наступает на заседании диссертационного совета, где сходятся лицом к лицу заинтересованные стороны. Причем если тот или иной член совета, научный руководитель, а также, при определенных условиях, один из официальных оппонентов могут отсутствовать, то соискатель обязан быть в нужном месте, в нужное время и в нужной форме. Под нужной формой имеется в виду готовность участвовать в живом непосредственном общении с другими действующими лицами: выступать, отвечать на вопросы и замечания в соответствии с установленными процедурами. Любой защищавшийся помнит, как нелегко в такие минуты справиться с волнением, и некоторые хотя бы смутно почувствовали, как хорошо было бы на ближайшие полтора часа одолжить у Цицерона долю его красноречия. Меры по обогащению речевого репертуара диссертанта разработала кандидат философских наук, доцент Н.М. Николаенко (приложение 1). По нашим сведениям, это первый опыт в области такого подвида специальной академической риторики, как диссертационная. <...>

И последнее. Автор основного текста имеет «прикосновенность» к диссертационному процессу (защиты собственных работ, определенная практика оппонирования и членства в диссертационных советах по философским и юридическим специальностям, занятия по логике диссертации с адъюнктами и аспирантами). Но главное все-таки в другом. Настоящее пособие вряд ли появилось бы, не прослушай автор в бытность студентом и аспирантом курса «Логика и методология научной работы». Вел его доктор философских наук, профессор философского факультета Московского государственного университета Ю.А. Петров. Мы уважали, побаивались и иногда с запозданием понимали нашего профессора, а он настойчиво прививал нам одну черту: настрой на поиск логико-методологических средств решения познавательных проблем в таких ситуациях, о самой затруднительности которых догадывается отнюдь не всякий исследователь. Это пригодилось в последующей научной и педагогической жизни: «Глубокие мысли — это железные гвозди, вогнанные в ум так, что ничем не вырвать их» (Д. Дидро). Причисляя себя к «птенцам гнезда Петрова», автор постарался передать воспринятое в юности и додуманное в зрелости более молодым коллегам. Насколько он преуспел, покажет практика, но то, что было написано, написано с чувством благодарности, обращенным к памяти Юрия Александровича.

2006 г.

  • [1] Москвичев J1.H. Диссертация как феномен науки и как фактор социальной стратификации // Вестник Российского философского общества. 2001. № 1. С. 131.
  • [2] Пособие ориентировано прежде всего на эту категорию будущих обладателейученой степени.
  • [3] На рубеже 80-х — 90-х годов идею практической логики плодотворно развивал Ю.А. Петров (Петров Ю.А. Культура мышления: методологические проблемы научно-педагогической работы. М., 1990. 118 с.; его же. Азбука логичногомышления. М., 1991. 104 с.). Спустя несколько лет появилась книга В.А. Светлова (Светлов В.А. Практическая логика. СПб., 1997. 576 с.), затем — А.А. Ивина(Ивин А.А. Практическая логика. М., 2002. 288 с.).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >