ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ И ИЗОБРАЖЕНИЯ ЭМОЦИЙ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ И ДЕТСКОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТВОРЧЕСТВЕ

Понятие «эмоций» в психологических исследованиях

Познавая мир, человек проявляет определенное отношение к тому, что его окружает. Все объекты и явления внешнего мира, действуя на органы чувств, вызывают реакцию, которая может выражаться в различных проявлениях - радости, печали, обиде, страхе, удивлении, гневе, восторге, ненависти, отчаянии и так далее. Переживание отношения человека к окружающему, по мнению психологов, и составляет сферу чувств и эмоций.

У детей чувства и аффекты проявляются значительно раньше, чем другие виды психических функций и составляют самую значительную сторону их душевной жизни. В начале XX века Зеньковский В. В. выявил и отвел эмоциям одно из первых мест по их значению в структуре развития личности. «В изложении психической жизни ребенка в течение раннего детства (до 7 лет) мы выдвинем на первый план изучение его эмоциональной жизни, исходя из принципа, что эмоциональная сфера имеет в это время центральное значение в системе психических сил» [70, с. 123]. Эмоции, в его представлении, - это «естественность поведения ребенка, непосредственность, свобода и грация детской души». В то же время Бартрам Н. Д. - художник и педагог, высказывал свои опасения относительно того, что «образование стремится только ответить на запросы ума - дать знания, в то время как эстетические чувства ребенка не находят ответа и почти всегда игнорируются». Особое значение эмоциональной жизни ребенка придавал Аркин Е. А., убеждая педагогов и родителей не слишком интеллектуализировать поведение дошкольников, что «собственно рассудочная деятельность детей неразрывно связана с общим эмоциональным фоном их переживаний» [5, с. 12]. Выготский Л. С., высказываясь негативно об одностороннем взгляде на человеческую личность и понимании одаренности и талантливости применительно только к интеллекту, полагал, что «можно не только талантливо мыслить, но и талантливо чувствовать» и рассматривал «переживание» как «центральное звено» в психическом развитии ребенка [37]. В 50-е годы XX века Рубинштейн С. Л. утверждал, что всякий психический процесс, всякая подлинная «единица» сознания включает в себя два компонента - интеллектуальный и аффективный [195]. О преодолении односторонности в практике обучения и воспитания детей писал в 70-х годах Запорожец А. В. По его мнению, эмоциональную сферу ребенка следует рассматривать как одну из базовых предпосылок общего психического развития, как «ядро становления личности ребенка», как один из фундаментальных внутренних факторов, определяющих психическое здоровье ребенка и становление его исходно благополучной психики [239, с. 43]. В те же годы Божович Л. И., считая очень важным «обращение к аффективной стороне психических процессов», высказывала опасения относительно недооценки этой стороны [16, с. 133].

Обобщая сказанное, подчеркнем, что в последние годы в связи со значительно измененными приоритетами в педагогике, проблема эмоций, как фундаментальной сферы психического развития ребенка, как основы его душевной жизни, становится более актуальной.

Понятие «эмоции» многоаспектно и рассматривается различными авторами с разных позиций. Так, Анохин П. К., изучая вопросы биологической природы и физиологических механизмов эмоций, исходил из того, что «эмоции представляют собой такую форму реакций, которые охватывают весь организм и приобретают ярко выраженный субъективный характер» [182, с. 181]. Некоторые исследователи (Божович Л. И., Рубинштейн С. Л., Симонов П. В.) пришли к выводу о том, что «эмоция есть отражение мозгом человека какой-либо актуальной потребности и вероятности ее удовлетворения. Гальперин П. Я. рассматривал эмоции как своеобразные способы ориентировки в жизненно важных обстоятельствах [44, с. 95]. Вилюнас В. К. высказывал мнение, что эмоции могут быть определены как «субъективный носитель мотивации поведения» [26, 183]. Запорожец А. В. и его последователи изучали эмоции как «мотивационно-смысловую ориентацию» [68, 113, 227, 239]. Кроме того, психологи (Валлон А., Зинченко В. П., Леонтьев А. Н.) рассматривали эмоции как «первовидение», как «оценивание», как «внутренние сигналы, способные предвосхищать ситуации и события» [19, 71, 131, 227].

Выготский Л. С., Запорожец А. В. отмечали тот факт, что все события и явления, которые человек пассивно наблюдает или, напротив, принимает в них активное участие, так или иначе, затрагивают эмоциональную сферу. По их мнению, любая эмоция является позывом к действию или отказом от него. В любом случае за ней остается роль внутреннего организатора поведения человека [37, с. 137; 68, с. 266; 183, с. 165].

Действия человека в каждой конкретной ситуации могут быть различными. Одни и те же события, в зависимости от самочувствия, тонуса жизнедеятельности организма, сознания, уровня развития, а также от склада человеческой психики, могут вызвать у различных людей совершенно противоположные эмоции, а, следовательно, и поведение (Анохин П. К., Кеннон У., Лук А. Н., Макдауголл У., Рубинштейн С. Л., Симонов П. В. и др.).

Тот факт, что эмоции одного человека легко передаются другому, а также коллективу, давно известен. Еще во времена Чарльза Дарвина появилась теория универсальности эмоциональных выражений, подкрепленная экспериментальными данными. Суть ее в том, что «независимо от пола, национальности и даже века, эмоции выражаются одними и теми же способами («моторными реакциями»), вследствие чего они служат средством понимания внутреннего состояния другого человека и предметом подражания, средством «заражения» той или иной эмоцией» [91, с. 115]. Экспрессивная функция эмоций не потеряла своего значения и после того, как в историческом развитии человека сформировалась более совершенная форма обмена информацией - членораздельная речь. Эмоциональная экспрессия осталась одним из главных факторов, обеспечивающих невербальную коммуникацию.

Вместе с общей подготовкой организма к действию, отдельные эмоциональные состояния сопровождаются специфическими изменениями в мимике (выразительных движениях мышц лица), пантомимике (выразительных движениях всего тела), звуковыми реакциями (выразительными свойствами речи). Таким образом, само выражение эмоций приобретает черты социально формирующегося исторически изменчивого «эмоционального языка». А в сознании ребенка постепенно закрепляются обобщенные эталоны внешнего выражения тех или иных эмоциональных реакций.

Ч. Дарвин заложил основу исследования роли мимических комплексов в эмоциях. Изард К. Е., считая лицо «центром передачи и приема социальных сигналов, которые являются решающими для развития индивида», отмечал, что «эмоции, отражающиеся на лице, слышны лучше, чем речь...» [74, с. 72]. Бодалев А. А. называл лицо человека «важнейшим инструментом общения» [15].

Изучению особенностей восприятия человеком лиц других людей и дифференциации их выражений посвящены исследования Банлаки Э., Бодалева А. А., Изарда К. Е., Лабунской В. А., Ленарда Ф., Плучек Р. и др. Некоторые ученые (Ландис Ч., Шерман М. и др.) пытались найти определенный «код», который, по их мнению, характеризует каждую эмоцию. В расшифровке такого «кода», они полагали, и заключается процесс узнавания и распознавания переживаний тем или иным человеком. Однако этот подход, основывавшийся только на внешних проявлениях, не учитывал ситуаций, в которых происходит общение людей. Рубинштейн С. Л., Якобсон П. М. в своих исследованиях убедительно доказали влияние ситуации на характер интерпретации мимических движений. «Для распознавания эмоций выражение лица служит не само по себе, не изолированно, а в соотношении со всеми конкретными взаимоотношениями человека с окружающими» [182; 195, с. 482; 243].

Бернштейн Н. А., Гельм Дж., Кречмер Э., Мейли R, Олсен А., Покорны Р. и др. проводили исследования, связанные и с изучением восприятия пантомимики. Лачинов П. П. высказывал мнение о том, что выразительные движения изредка слагаются из жестов, часто из мимики, из поз же всегда. Учеными отмечается, что характерные для человека жесты, осанка и типичные позы, являющиеся компонентами облика человека, могут сигнализировать о некоторых относительно устойчивых особенностях его личности, об эмоциональном состоянии, о намерениях и т. д.

Вокальная мимика (ее характеризуют высота, темп, ритм, громкость, тембр, интонация) также может являться одним из компонентов облика человека и влиять на впечатление, производимое на окружающих. Голос действительно может «выдать» переживания человека. Например, испытывая положительные эмоции, человек говорит громко, речь его становится более выразительной, содержит много восклицаний. Находясь же в подавленном эмоциональном состоянии, человек может говорить тихо, невнятно, речь прерывается вздохами. В гневе, ярости - совершенно обратная картина - срыв на крик, прерывистое дыхание, в голосе звучит агрессия. Вокальная сторона, темп и ритм речи, как утверждают Ковалев А. Г., Олпорт Г., Степанов А. А., Чистякова М. И., имеют большое значение в передаче эмоциональных состояний от одного человека к другому [15, 91].

Таким образом, все выразительные средства складываются в определенный «эмоциональный язык» и помогают людям взаимодействовать. Рейковский Я. отмечал, что развитие способности адекватно выражать свои чувства в соответствующий момент и с надлежащей интенсивностью является одной из главных проблем социального развития личности [190].

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >